Среда обитания

Социальный люфт

Английские беспорядки выявили две неприятные для Британии и для всего мира тенденции. Во-первых, людей, перед которыми захлопнулись двери социальных лифтов, стало слишком много. А во-вторых, единственный способ, с помощью которого они готовы заявить о себе, это погром.

Освещающие события в Британии мировые средства массовой информации поспешили назвать уличные погромы расовыми, как если бы бесчинствами на улицах Лондона и других городов Англии занимались лишь чернокожие британцы и представители этнических меньшинств. Однако первые переданные в суды дела об участниках погромов свидетельствуют о том, что к расовым конфликтам эти события не имеют никакого отношения. Среди представших перед судом — белокурая школьница Лора Джонсон, розовощекий молодой человек, имя которого суд запретил называть, потому что ему всего 11 лет, мать двоих детей, которая, как показывают документы школьного совета, в свое время жаловалась на засилье "черных".

Официально Скотленд-Ярд и полицейские управления графств наотрез отказались сообщать корреспонденту "Власти" о расовом и национальном составе задержанных. Неофициально же один из сотрудников Скотленд-Ярда сообщил, что эта информация совершенно неважна: "В том, что происходило, участвовали все". Правда, началось все действительно с чернокожего по имени Марк Дагган.

Фатальная ошибка

 

Многие обстоятельства ареста и убийства Марка Даггана, 29-летнего отца четырех детей, остаются неизвестными. Первое судебное заседание по рассмотрению обстоятельств его смерти, начатое в суде Северного Лондона, длилось недолго. Следующее заседание назначено на 12 декабря. До этого полиция и представители потерпевшего не могут рассказывать об обстоятельствах дела или комментировать их. Тем не менее, по первым заявлениям полицейских и очевидцев, дело обстояло так.

Вечером 4 августа, такси, в котором ехал Дагган, было остановлено вооруженными сотрудниками полиции в лондонском районе Тоттенхем для "осуществления заранее запланированного ареста". По официальной версии полиции, Дагган был убит при аресте сотрудниками полиции, прикомандированными к операции "Трайдент" — постоянно действующей полицейской операции по борьбе с преступностью среди чернокожих британцев. О том, кого должны были арестовать полицейские, Даггана или водителя такси, ничего не сообщалось. Зато подчеркивалось, что первым начал стрелять Дагган. На месте происшествия нашли пистолет, а в рации одного из полицейских застряла пуля.

Однако вскоре независимая комиссия по жалобам на полицию (это особый государственный орган, который рассматривает, в частности, все случаи, связанные с применением полицией оружия) сообщила, что в первоначальном заявлении полицейских обнаружились серьезные ошибки. Пуля, застрявшая в рации, была выпущена из табельного оружия, а анализ пистолета, найденного на месте происшествия, показал, что из него вообще никогда не стреляли. Да и слова очевидцев противоречили версии о том, что убитый оказывал полиции сопротивление.

"Миникэб ехал по Ферри-лейн, когда его заблокировали несколько автомобилей, из которых выскочили люди и закричали, что они полицейские,— рассказывает свидетельница.— Они вытащили из автомобиля водителя и пассажира, повалили на землю и удерживали их так. Через несколько секунд я услышала выстрелы". Примерно такие же показания дали и другие свидетели. Как говорил позже один из экспертов, все напоминало историю с убийством летом 2005 года бразильца де Менезеса, которого полицейские перепутали с террористом и застрелили в вагоне метро, даже несмотря на то, что он не оказывал никакого сопротивления.


Лондон и его окрестности 8-9 августа
Фото: AP
Арабский вариант

 

Тоттенхем — один из самых депрессивных районов Лондона (безработица здесь доходит до 60%), в котором, кроме того, активно действуют организованные группировки преступников, созданные по этническому принципу. Эксперты в области организованной преступности говорят, что, к примеру, "турецкая мафия", базирующаяся в Тоттенхеме, контролирует 90% рынка героина во всей Британии. По данным полиции, Тоттенхем входит в число лидеров по количеству преступлений с применением огнестрельного оружия. Перестрелки между членами тоттенхемских банд — обычное дело. Это объясняет еще одну ошибку, совершенную полицией, которая собственно и стала непосредственной причиной погромов.

В субботу, то есть на второй день после убийства Даггана, около 200 жителей Тоттенхема, в том числе родственники и друзья убитого и представители общественных организаций, отправились к полицейскому участку. Как заявляли организаторы демонстрации, они намеревались потребовать объяснений у полиции и выразить протест против затягивания полицейского расследования. К этому времени основные обстоятельства происшествия, в том числе и то, что убитый ни в кого не стрелял, а полицейские, участвовавшие в задержании, дали ложные показания, уже были известны.


Фото: REUTERS/BBC/ITN Helicopter via Reuters TV , Reuters
У здания полицейского участка протестующих встретили вооруженные полицейские. Они отказались пропустить участников демонстрации внутрь здания, чтобы передать заявление. Ситуация вышла из-под контроля буквально за несколько секунд. К полицейским вышла 16-летняя девушка. Она отказалась подчиниться требованиям полиции и отойти от участка и, как говорят некоторые очевидцы, стала вынимать что-то из кармана. Четверо полицейских повалили ее на землю и начали избивать дубинками. Толпа взорвалась. В полицейских полетели палки и камни, а затем и бутылки с зажигательной смесью. (В этом неблагополучном районе, как заметил один из полицейских, "коктейль Молотова раздобыть легче, чем коктейль мохито".)

Полицейские оказались не готовы оказать сопротивление, да и силы были не равны. Уже через час в районе пылали автомобили, магазины и полицейские участки. Сотрудники специального отдела полиции по борьбе с беспорядками почти не вмешивались. "Складывалось ощущение, что они готовы дать людям выплеснуть эмоции, а потом с помощью камер наблюдения вычислить погромщиков и арестовать их, когда все успокоится",— говорит один из пострадавших владельцев магазинов в Тоттенхеме.

Утром погромы утихли, но лишь для того, чтобы снова разгореться вечером. Причем уже не только в Тоттенхеме. Войну "федералам" (так на американский манер называли бандиты сотрудников полиции) объявили все лондонские банды. Газета The Guardian получила послание, которое рассылалось кем-то из погромщиков при помощи сервиса BlackBerry Messenger: "Все со всех районов Лондона собираемся в центре затаримся бесплатно в магазинах надаем федералам это наш бунт забудем на время о спорах между собой увидишь брата салютуй увидишь федерала стреляй!". Эксперты нашли в этом много общего с тем, как организовывались толпы во время массовых выступлений в арабских странах.


Неофициально сотрудник Скотленд-Ярда сообщил, что информация о расовом и национальном составе задержанных совершенно неважна: "В том, что происходило, участвовали все"



Прогнившее королевство

 

То, что произошло после, жители Лондона вспоминают без удовольствия. "У меня было ощущение, что власти в городе не осталось, что в столице хаос",— говорит один из очевидцев. Полиция бросила все силы на подавление погромов в Тоттенхеме, но они уже распространились на другие районы, в том числе вполне благополучные. А еще через некоторое время о погромах начали сообщать и из других городов — Бирмингема, Манчестера, Бристоля.

"Когда арабы громили окрестности Парижа, мы смеялись. Но у нас же оказалось все гораздо хуже,— говорит житель Южного Лондона Барри Миллз.— Там, по крайней мере, все было понятно: полиция против арабских банд, а у нас прогнило все королевство".


Фото: REUTERS/Darren Staples, Reuters
Основную вину за случившееся возложили на полицию, которая оказалась не в состоянии быстро остановить погромы и не дать им распространиться. Однако неготовность полиции к столь массовым беспорядкам, как, впрочем, и ошибки, совершенные ею в самом начале,— лишь часть проблемы. Об этом свидетельствуют и масштабы происшедшего. По данным независимых источников (официальной статистики пока нет), обвинения, так или иначе связанные с беспорядками, предъявлены в общей сложности 1600 британцам. Это, разумеется, не окончательная цифра, поскольку суды в Англии продолжают принимать задержанных, арестовывать их и выносить приговоры. Эксперты, да и сам премьер-министр Дэвид Кэмерон, заговорили о "болезни общества", в котором 11-летняя девочка и 40-летняя мать двоих детей могут оказаться в числе громящих магазины и поджигающих дома и автомобили.

"Как бы дико это ни звучало, но я бы провел некоторую параллель между тем, что произошло у нас, и недавней трагедией в Норвегии. И мы, и норвежцы, очевидно, ждали удара не оттуда, откуда он последовал. Они не ожидали, что злодеем-террористом будет белый норвежец, мы не ожидали, что в мародерстве и погромах так быстро и с таким удовольствием начнут участвовать те люди, которых мы никогда не назвали бы проблемными,— говорит Майкл Робертс, лондонский эксперт по безопасности.— Что еще ужаснее, мы и представить не могли, что средний британец, будь он черный или белый, способен на такую жестокость".

Рассказы очевидцев, действительно рисуют страшную картину. Люди, жившие в подожженных домах, вынуждены были выпрыгивать из окон под улюлюканье толпы: мародеры не подпускали к горящим зданиям ни машины скорой помощи, ни пожарных.

По словам специалистов, погромы в Британии стали следствием примерно тех же причин, что и арабские революции начала года: магазины громили не уверенные в себе граждане, а люди, считавшие себя обделенными. Школьники, которые не видели перспектив после окончания обучения, молодые безработные, даже представители среднего класса, обеспокоенные, что меры по сокращению социальных расходов коснутся и их.

"Разумеется, в этом присутствует и протестная составляющая. Вы, к примеру, клиент банка Northern Rock (британского банка, банкротство которого положило начало кризису в Британии два года назад.— "Власть"). Вы читаете ежедневно о зарплатах и бонусах тех, кто этот банк купил, о дорогих свадьбах и о жизни, которая, как вы немедленно понимаете, никогда не будет вашей. Чувство горечи и отчаяния может накапливаться очень долго. Потом для взрыва достаточно малейшего повода",— говорит один из экспертов.

Это означает лишь одно. Тех, кто лишен возможности и потребности в продвижении по социальной лестнице, стало беспрецедентно много. Они ненавидят власть и своих более благополучных сограждан. У них достаточно решимости, чтобы начать погромы практически по любому поводу. И устроить себе новый праздник эти люди могут когда угодно и где угодно.

Автор: Александр Изюмов

Комментарии 0