Политика

О каждом из нас знают даже то, чего мы и сами не знаем...

Известный аналитик и историк интернета Джеймс Гляйк, автор книги «Информация: История, Теория, Поток» (James Gleick, «The Information: History, Thеоry, Flood») пишет с немного лицемерной иронией об этом колоссальном разрыве между общепринятым человеческим пониманием того, как собирается и анализируется информация — и тем, что происходит на самом деле:

«Проблема в том, что миллионные массы людей, как слепые лемминги, маршируют парадным строем внутрь реальности, забыв о своих собственных идеалах неприкосновенности частной жизни... Мы уже внутри эпохи, когда интернет соединил нас всех вместе посредством миллиардов вечных, вечно изменяющихся, но не уничтожаемых связей, обмотавших мир незримой проволокой...»

Думаю, каждому человеку понятно, с чем ассоциируется слово «проволока» в голове европейца. Но проблема не в этом. Что люди плевать хотели на свои права и Конвенцию о правах человека, п.8, где говорится, что каждый человек имеет неотчуждаемое право на уважение и неприкосновенность его частной жизни. Проблема изнутри общества не только в том, что люди пока не осознают происходящего — в частности того, что вся собираемая о них информация собирается и остаётся навечно. И с каждой новой порцией этой информации понимание данного конкретного человека оттачивается и уточняется. Проблема в другом.

Проблема в том, что мы, во-первых, не можем сегодня избежать коммуникации. Могу сказать лично от себя: именно по этим причинам меня лично до сих пор нет в «Фейсбуке», «Вконтакте» и тп. Но я есть — и я есть в других местах интернета. Например, я пользуюсь ЖЖ и Gmail’ом. И, значит, я есть в базе данных «людей, которых нет в соцсетях и Фейсбуке». Иметь почти тысячу читателей в Живом Журнале — и при этом не быть зарегистрированным в Фейсбуке — согласитесь, это странно! Значит, я уже, вероятно, «имеюсь» в базе данных подозрительных людей... Информацию о которых собирают особенно хорошо. Это самый банальный, но вполне реальный пример.

Это знали и до Сноудена — но Сноуден предъявил новейшие факты. Превзошедшие предсказания учёных. Профессор Оксфордского университета Виктор Майер-Шёнбергер рассказал не так давно в своей книге «Большая Информация: Революция, которая изменит наш образ Жизни, Работы и Мысли» (Victor Mayer-Schönberger «Big data. The Revolutuion, that will transform how we Live, Work and Think») о том, как работает это собирание данных. И плавно меняет наш образ мысли. Притом, что большинство людей знают, что в социальных медиа идёт непрерывный сбор данных, которые потом продаются третьим лицам, якобы для использования в контекстной рекламе — но люди не представляют, насколько интимны эти детали.

Информацию о посещаемых страницах — неуничтожимую и вечную — собирает не только наш браузер: такие поисковые машины, как Google, Apple, и в особенности Google+ и Gmail, в которых задействовованы так называемые «облачные» технологии, занимаются одновременно сбором и анализом нашей информации по многим параметрам: прослушанная музыка, сайты, пройденные взглядом тесты, наши письма, оплаченные счета и записи в соцсетях анализируются не только по частоте посещений или активности, но и по количеству букв и знаков, по типичным переходам от сайта к сайту, наконец, по времени до секунды, которое мы используем там или здесь.

Даже когда мы читаем простой текст онлайн — записывается то, как долго мы читаем абзац, как быстро проматываем страницу, где задерживаемся глазами (есть поле на экране, обычно внизу, где взгляд задерживается дольше), наконец что именно мы копируем или просто (порой по ошибке двинув мышью — добавлю с иронией от себя) в тексте выделяем. Потом эта информация анализируется и затем составляется наш специфический личностный портрет, который затем всё время дополняется. И где некоторые особенности объекта наблюдений сопоставляются с аналогичными особенностями других людей — и в итоге создаётся глубочайше точное описание вас как человека. Описание, недоступное для осознания вам самим.

Что тут самое важное? То, что случилось за последние полтора-два года.

«Это настоящая революция, это новая эпоха, — пишет профессор Шёнбергер. — Ещё совсем недавно это стоило очень дорого для компаний и государственных структур, собирать и анализировать данные, — и это занимало немало времени. Поэтому считалось, что нужно собирать лишь необходимый минимум данных для того, чтобы достичь результата. Сегодня всё изменилось: сейчас стали собирать колоссальную массу данных, и это происходит автоматически и эффективно».

То есть количество и качество собранных данных превосходит те цели и задачи, которые до сих пор ставили перед собой те, кто организовал этот всемирный сбор данных. Это значит, что с уже собранными данными можно добиться таких целей и решить такие вопросы, которые ещё не начали не только решать, но даже планировать! В этом смысле дело Сноудена можно сравнить с захватом Британии германцами во главе с Вильгельмом I-м, или, ещё лучше, с Февральской революцией 1917 года в России. И (спровоцированный кем-то) Сноуден сегодня в роли генерала Корнилова пытается остановить грядущих большевиков...

Комментарии 0