Среда обитания

Тарик Рамадан: египетские военные прибегли к старым методам пропаганды: поджигайте коптские храмы и валите все на «исламистов»

Профессор философии колледжа в Женеве и профессор ислама в университете Фрибура (Швейцария), телеведущий на спутниковом канале Press TV Тарик Рамадан рассказал изданию Le Parisien о том, что происходит в Египте.

51-летний Тарик Рамадан пристально следит за событиями в Египте. Он осуждает репрессии армии против «Братьев-мусульман», при этом и не скрывает своей критики в адрес этого движения. Тарик — сын Саида Рамадана и Вафы Аль-Банна, старшей дочери Хасана Аль-Банны, который в 1928 в Египте основал организацию «Братья-мусульмане».

 - Удивляет ли вас ход событий в Египте?

- С начала восстаний в арабском мире я всегда был очень осторожен в выражениях оптимизма. Я понимал, что от них куда ближе к дестабилизации, чем к демократизации. Критиковал происламские движения, указывая на недостатки их программ. К сожалению, то, что происходит в Египте, доказывает, что моя осторожность не была излишней. Поэтому не могу сказать, что очень удивлен дестабилизацией и поляризацией, о чем пишу в моей последней книге «Ислам и арабское пробуждение» («L’islam et le Réveil Arabe»). Однако, что меня удивляет, так это размах насилия. В этом смысле все оказалось хуже, чем я себе представлял.

- Касается ли это вас лично? - Да, меня это очень огорчает. По культуре я - европеец, но по своей памяти я - египтянин. История нашей семьи, изгнание очень связывают меня с этой страной. - Вы осуждаете армию за репрессии… - Что мы видим сегодня – это военный режим, который никогда не уходил с политической сцены и теперь утверждает, что у него есть народный мандат. Но это абсолютно не дает ему карт-бланш на репрессии и убийства гражданского населения. Военные оцепляют мечети, где верующие люди оплакивают своих покойников. Они говорят им: вы не можете их похоронить, поскольку не подписали документ, подтверждающий, что это было самоубийство!

- «Братьев-мусульман» обвиняют в нападениях на коптов, египетских христиан, которые поддержали армию… - Военные прибегли к старым и давно известным методам пропаганды, которые хорошо работают для Запада: поджигайте коптские храмы и валите все на «исламистов», потому что никто ничего не докажет. Чтобы оправдать перед Западом массовые репрессии, говорят, что копты в опасности. Так делал Садат, так делал Мубарак. Это дает армии дополнительную свободу действий.

- Что вы думаете о реакции западных стран? - К сожалению, Запад, наши правительства, начиная с Соединенных Штатов, очень сдержанны в осуждении. Они защищают демократию, когда это в их интересах и, наконец, сталкиваются с военным переворотом, военным режимом, который стреляет в мирно митингующих граждан. Нужно быть последовательными. Демократы не могут поддерживать ужасы, которые творят военные. Я осуждаю США, вмешательство Барака Обамы (Barack Obama), который прервал свой отпуск, чтобы, в качестве наказания армии, объявить, что совместные военные учения с Египтом откладываются. Военная помощь не отменена - 1,3 миллиардов долларов будут выплачены. Это очевидная поддержка армии.

- Каковы пути вывода Египта из хаоса? - «Братья-мусульмане» не должны применять тактику «выжженной земли». Единственное, что могло бы их спасти сегодня – это успешные массовые мирные выступления. Я не уверен, что они имеют для этого средства. С другой стороны, принять свершившееся как факт будет означать аресты, пытки, казни без суда и следствия. В конечном счете, я думаю, что им придется прекратить выступления, прекратить балансировать на грани войны, даже если не прибегать к насилию. Во всяком случае, у них не будет выбора. Военные пытаются изолировать их от народа. Сегодня они в тупике. Я всегда говорил, что происламским движениям не следует участвовать в избирательном процессе, это ловушка для них, и из-за этого они оказались в такой ситуации, как сейчас. Но внимание: сводить оппозицию исключительно к «Братьям-мусульманам», значит играть на руку пропаганде военных, которые изображают себя единственным гарантом демократии. До начала последних репрессий на улицах в течение пяти недель находились либералы, копты, которые тоже выступали против армии. Они шагали под лозунгом «против государственного переворота». Некоторые требовали возвращения Мурси, требовали законности. Другие, не желая возвращения Мурси, все равно хотели ухода армии.

- Вы поддерживаете отход армии от политики… - Да, если она за демократию, то военные должны оставаться в казармах. Пока военные у власти, не может быть демократии или прозрачности. На сегодня единственное решение - это чтобы светские, происламские, независимые силы Египта начали настоящий диалог, настоящее сотрудничество, забыв о распрях. Нужен общенациональный гражданский альянс.

- В чем ошибся происламский президент Мухаммед Мурси, находясь у власти? - У него действительно были серьезные недочеты в смысле политической дальновидности. Мухаммед Мурси должен был намного активнее реализовать тактику «открытых дверей» в отношении светских сил, и особенно коптов. Ни у него, ни у «Братьев-мусульман» не было ясной позиции в плане принятия решений. К управлению страной подходят как к политическому, социальному и экономическому проекту. У него же было слишком поверхностное представление. Кроме того, он был политически наивен: за несколько дней до переворота считал, что американцы вмешаются, заступятся за него… Наконец, ему усложняла жизнь армия. Теперь мы знаем, что армия заранее, до переворота, предприняла ряд шагов, чтобы поставить правительство в трудное положение, в частности, не препятствуя перебоям с электричеством и бензином, потому что после 30 июня, когда к власти пришла армия, перебои вдруг прекратились.

- Когда Мухаммед Мурси находился у власти, не было ли ограничений свободы личности? - Нет, никаких драконовских мер не было. Происламские силы были крайне осторожны со всеми символами, в отношении женщин и коптов. Они мало вмешивались в эти вопросы. Однако у них были более серьезные промахи, чем неловкое обращение с символами. Они даже ошибочно полагали, что правильного обращения с символами (такими, как индивидуальные свободы, женский вопрос, шариат и тому подобное) достаточно для признания и нормализации.

- «Братья-мусульмане», могут ли они работать в светском государстве? - В рядах «Братьев-мусульман» существует четыре или пять течений. Есть такие, которые не готовы. Но есть и те, кто хотел бы работать, в частности, молодежь. Это на них лежит забота заключить новые национальные альянсы. Я не согласен с тем, что их демонизирует диктаторская или военная пропагандистская машина, представляя свирепствующими экстремистами.

Комментарии 0