Политика

Египет ожидает партизанская война?

Экс-президент Египта Хосни Мубарак, отсидевший в тюрьме больше двух лет, освобожден... Что означает этот шаг нынешнего руководства и каковы перспективы развития ситуации в Египте? Экспертное мнение специально для "Правды.Ру" высказал научный руководитель Института прикладного востоковедения и африканистики Саид Гафуров.

— Можно ли ожидать, что экс-президент вновь встанет во главе Египта?

— Вряд ли возможно возвращение во власть Хосни Мубарака, он уже очень пожилой человек по возрасту и болен. Скорее всего, это нужно расценивать как характерный акт гуманности. Египтяне незлобливы, они очень жесткие по отношению к тем, от кого ощущают угрозу, но вообще люди не злопамятные. Думаю, это элементарная гуманность, чтобы человек встретился с Всевышним не в тюрьме, а на свободе, только так это можно воспринимать.

— Какой вывод можно сделать из сложившейся ситуации?

— "Братья-мусульмане" фактически распались, возникло несколько сильно различающихся между собой крыльев. Утверждают, что во время трагедии погибло несколько руководителей высшего звена "Братьев-мусульман", и координация движения фактически расстроилась. Это главный вывод. Массовая поддержка, которую "Братья-мусульмане" имели в Египте, половина египтян расценивали свои взгляды как близкие "Братьям-мусульманам", просто кончилась, потому что началась диверсификация различных сил.

Основная причина трагедии — экономическая и частично социально-экономическая. Очень большая часть населения Египта живет за гранью бедности, в нищете, когда в прямом смысле матери не знают, будут ли дети ночью плакать от голода и чем завтра кормить семью.

— В чем причина раскола "Братьев-мусульман"?

— В этих условиях социальная программа "Братьев-мусульман", финансовая подпитка, которую они получали из стран Персидского залива, каким-то образом обеспечивала единство протеста. Но та кровавая трагедия, которая сейчас развернулась, была зримым обозначением того, что движение утратило свою интегрированную цельность. То есть в борьбе между двумя принципами: массовость и идейная чистота — массовость полностью затопила идейную чистоту взглядов "Братьев-мусульман", куда входили самые разные люди: от либералов из Либеральной партии "Хизб аль-Ахрар" (они были интегрированными членами братства) до социалистов Партии труда "Хизб аль-Амль" и вплоть до террористов, которые настроены вести вооруженную борьбу. Лучшим показателем деградации послужили нападения на коптские церкви.

— "Братья-мусульмане" среди всего политического спектра ислама всегда отличались наиболее терпимой позицией по отношению к христианам.

— Они всегда наиболее дружественно относились к христианам. И представить себе, что в рамках идеологи "Братьев-мусульман" возможны нападения на церкви, было немыслимо. В годы борьбы они всегда подчеркивали важную роль коптской церкви в рамках будущего исламского халифата, который им не удалось построить.

США берут Египет силой?

Тем не менее, факты нападения есть, и я склонен считать, что они связаны именно с социальной рознью. Не могу утверждать, что они были в разных районах Египта, но я могу рассказать про Эль-Минья, где я видел это. Эль-Минья — это провинция Египта, знаменитая тем, что там находится город Эхнатона и Нефертити — Ахетатон, сейчас он называется Тель Эль Амарна.

— Почему же на этот раз гнев представителей "Братьев-мусульман" вызвали христианские церкви?

— На этой территории над всем сельским хозяйством доминируют монастыри. Они являются крупнейшими землевладельцами, потому что когда Насер проводил земельную реформу, он не тронул монастырское землевладение. И сейчас крестьяне, среди которых основную массу составляют мусульмане, бунтовали не против христианства, а против крупнейшего землевладения, которое для них стало ассоциироваться с монастырями.

Думаю, аналогичные ситуации происходили в других провинциях, где была нападения на коптские церкви. Но это, еще раз подчеркну, прямо противоположно идеологии "Братьев-мусульман", хотя осуществлялось под их вывеской. То есть выделилось вполне самостоятельное крестьянское крыло, которое не подчиняется высшему руководству и действует неловко.

— Как повлиял "крестьянский вопрос" на события в городе?

Мурси был кандидатом деревни, за него проголосовали феллахи — крестьяне Египта. В Каире из 20 миллионов жителей примерно восемь миллионов это недавние, в первом поколении и редко втором мигранты из деревни, у которых мироощущение еще крестьянское. Именно они составляли "пушечное мясо", пехотную массу во время последних столкновений. Именно они и погибли. То есть это люди, которые ушли из деревни, потому что на них не хватило земли. В огромных семьях это младшие братья, которые переселились в город, но не порвали связи с деревней и по мироощущениям остались феллахами.

Вот именно они чувствуют себя обманутыми. Лишенные всякого способа выживания, потому что единственно, что они умеют, это пахать землю. Но в городе их навыки и жизненный опыт не применим. Раньше это удавалось как-то компенсировать временной работой, работой по ирригации, но сейчас, в условиях бюджетного кризиса такие работы практически прекращены, государственная и социальная система в большей степени разрушена. А "Братья-мусульмане" хотя бы как-то поддерживали их. Это главная причина.

И вчерашние крестьяне почувствовали себя в очередной раз обманутым городом. Ведь они не очень разбираются в хитростях дипломатии, в жестких переговорах, которые длительное время шли между Моххамедом Мурси и военных руководством, прежде чем военное руководство приняло решение взять власть. Они этого ничего не знают.

А "Братья-мусульмане" вели активную пропаганду в деревнях, включая такие акции, как раздача продуктов, говорят, что и подкупали во время голосования. Крестьяне выбрали своего кандидата и впервые почувствовали свою власть. И вот это власти их лишили, и они чувствовали себя обманутыми и преданными.

— Как на ваш взгляд, будут развиваться события дальше?

— Самая большая угроза, на мой взгляд, для Египта состоит в том, что может снова полыхнуть деревня. Если в городе удастся подавить восстание, до следующей пятницы уж точно военные примут меры, то в деревне может начаться крестьянская война, как это было последние 10 или даже 20 лет правления Мубарака. В этих условиях это очень страшная угроза, и нужно будет искать политическое решение. Надеюсь, что это не произойдет, но эту угрозу вижу очень явно и отчетливо.

— В чем может быть особенность крестьянской войны в современных условиях?

— Произошла очень неприятная вещь. Вся инфраструктура "Братьев-мусульман", которая действовала в течение 20 лет партизанской войны против Мубарака, сохранилась, то есть начинаем все сначала, явки прежние. А спецслужбы Египта, МВД страны после переворота первого маршала Тантауи фактически были разогнаны. Военные сводили счеты со своими старыми конкурентами из спецслужб и МВД, при поддержке народа, конечно. И теперь фактически отсутствует система спецслужб, которая в состоянии бороться с сетью "Братьев-мусульман".

Но и из "Братьев-мусульман" сейчас выделились либеральное крыло и социалистическое крыло. Они гораздо более конструктивно настроены на сотрудничество, на поиск компромисса с военными, а не на вооруженную борьбу.

И сейчас раскол "Братьев-мусульман" и плюс потеря нескольких лидеров будет означать начало переформирования нескольких политических организаций на базе "Братьев-мусульман".

Хочется надеяться, что мрачные прогнозы не сбудутся, но нужно быть готовым к тому, что может произойти такое неприятное развитие событий. Долголетняя партизанская война — это менее вероятный путь развития, но нужно быть готовыми к самому худшему варианту. Лучший вариант может выразиться в том, что удастся договориться. Переговоры сейчас ведутся, в том числе с участием международных посредников, среди которых не только Саудовская Аравия, но и Иран, страны взаимоисключающие, но все решительно настроены: не допустить дальнейшего кровопролития.

Комментарии 2