Политика

Управляемый хаос подбирается к России

Сценаристы революций опираются на хорошо разработанную теорию применения мощного идеологического оружия.

Анализ геополитических преобразований конца XX – начала XXI века показывает, что в их первооснове лежали внутренние потрясения государств различного масштаба. Распаду Варшавского договора предшествовала серия революций в ряде стран социалистического лагеря. Аналогичными по своей природе были и события в Советском Союзе. После ряда инспирированных масштабных выступлений населения против существующей власти неумелая попытка ГКЧП предотвратить разрушение СССР стала лишь катализатором его распада. В последующем на постсоветском пространстве прошла череда «цветных и цветочных революций», где-то успешных (например в Грузии), а где-то нет. Югославия рушилась по похожему сценарию. Наконец, грянула «арабская весна», которая уже со всей очевидностью продемонстрировала: за этими формально спонтанными революционными событиями стоят внешние режиссеры.

Все эти события, радикально перекроившие за последние 30 лет геополитическую картину мира, имеют массу общих черт. Первая из них – все они начинались в формально благополучных странах со стабильными режимами либо внезапно, с самого незначительного повода, либо после относительно короткого «угрожаемого периода» в отличие от революционных событий начала XX века, которые происходили на фоне тяжелейших испытаний Первой мировой войны, а этому предшествовало нагнетание социальной напряженности.

Второй отличительной чертой является молниеносная положительная реакция на эти события со стороны ведущих стран Запада с выражением полной поддержки революционным силам и требованиями в адрес действующей власти прекратить насилие, в ряде случаев сопровождавшиеся угрозами применить военную силу.

Третья важная черта – практическая однотипность сценария, состоящая в том, что поводом к массовым выступлениям являлись несопоставимо ничтожные с ними события на фоне стабильной в целом обстановки в стране и зачастую весьма высокого уровня жизни населения. Ранее для инициирования подобных событий требовались более масштабные предлоги.

Все это свидетельствует о том, что организаторы таких переворотов в современных условиях опираются на хорошо разработанную теорию, эффективно показавшую себя на практике.

Это теория управляемого хаоса.

Суть теории

Ключевую роль в развитии теории управляемого хаоса сыграл Джин Шарп, который создал труд «От диктатуры к демократии. 198 способов борьбы», ставший учебником для «цветных революционеров».

Наиболее активно теория управляемого хаоса начала разрабатываться в США с начала 80-х годов XX века, где в 1984-м был создан институт междисциплинарных исследований Санта-Фе, специализировавшийся на ее развитии. Уже в 1992 году Стив Манн выступил на конференции этого института с докладом «Теория хаоса и стратегическая мысль», в котором он изложил исходные положения новой геополитической концепции завоевания превосходства, в основу ее были положены методы хаотизации государства-противника.

Методическую базу данной теории составляют наиболее интенсивно развивающиеся в настоящее время такие математические дисциплины, как теория нелинейных динамических систем, теория катастроф, теории, описывающие различные случайные процессы и собственно математическая теория хаоса.

Эти теории исследуют поведение сложных нелинейных динамических систем, имеющих большую размерность, у которых есть хотя бы одна точка неустойчивого равновесия. Причем система должна быть чувствительной к начальным условиям. Под этим понимается возможность значительных изменений в траекториях развития системы при малых изменениях начальных условий.

Плавное изменение состояния социальной системы под действием внешних и внутренних факторов, даже сопровождающееся изменением ее структуры, соответствует эволюционному развитию этой системы.

Бифуркационный переход, неизбежно сопровождающийся радикальной сменой структуры социальной системы, является революцией.

Теория управляемого хаоса исследует вопросы, каким образом привести систему к точке бифуркации и осуществить этот бифуркационный переход в желаемом направлении, то есть осуществить управление хаотическим процессом такого перехода.

Как сформировать хаос

Для того чтобы сформировать бифуркационное состояние и осуществить управляемый бифуркационный переход, необходимо выполнение некоторых условий.

Во-первых, знать с высокой степенью детальности начальное и текущее состояние социальной системы в процессе ее развития под управляющим воздействием на этапе эволюционного подведения этой системы к точке бифуркации.

Во-вторых, иметь достаточно времени и возможностей для приведения системы в бифуркационное состояние.

В-третьих, иметь возможность точно выявить возможные варианты устойчивых состояний в точке бифуркации.

В-четвертых, вскрыть хотя бы в общем виде механизмы разрешения бифуркации, эффективные механизмы, методы и средства воздействия на эту систему в этот период.

В-пятых, иметь в наличии в достаточном количестве средства управления развитием системы для реализации управляющих воздействий.

В-шестых, иметь возможность прогнозировать с достаточной точностью результаты управления бифуркацией.

Реализация всех этих условий, за исключением разве что второго и пятого, возможна только при наличии высокоэффективной системы сбора информации о состоянии социального строя, позволяющей обновлять информацию с достаточной для управления процессом полнотой и достоверностью в реальном масштабе времени.

Условия для революций

Анализ характера революционных событий в странах социалистического лагеря, Ближнего Востока и Северной Африки свидетельствует о том, что по крайней мере первые четыре условия для организации успешного революционного взрыва выполнялись.

Подготовка революций практически во всех странах имела относительно стандартный характер. При этом особое внимание уделялось идеологическим и организационным вопросам.

Идеологическим ядром практически везде была идея создания либеральной демократии и развитие рыночных отношений и реформ с одновременным вытеснением традиционных ценностей и деидеологизацией общества. При этом большое внимание уделялось повышению жизненных стандартов населения и особенно элит, что порождало, с одной стороны, повышенные социальные требования от населения, а с другой – стремление элит еще больше обогащаться за счет жителей страны.

В организационном отношении ключевыми задачами были объединение в критический момент разрозненных политических сил, выступающих против существующей власти, подрыв уверенности представителей верхушки в своих силах и лояльности силовых структур, прямая дестабилизация обстановки в стране, распространение протестных настроений, привлечение криминальных элементов, создание и развитие панических настроений, недоверие населения властным структурам на всех уровнях, собственно организация смены власти путем демократических выборов или с использованием силовых методов, включая военные мятежи.

Однако, как показал опыт, в частности «арабской весны», после свержения действующей власти далеко не всегда организаторам революций удавалось пустить бифуркацию по желаемому направлению.

Очень часто в итоге революции к власти приходили совсем не те, кого желали ее организаторы.

Причины неудач

После массовых революционных выступлений с активным и порой решающим участием в них населения происходила радикальная реорганизация всей социальной структуры общества.

Менялась система социальных противоречий, связанная с устранением от власти прежних кланов, частичным изменением системы социальных отношений, изменением духовных основ жизнедеятельности общества, небольшим снижением уровня имущественного неравенства. В структуре новой власти оказывались выходцы из тех слоев населения, которые ранее были отстранены от властных полномочий, как правило, независимые от Запада.

Ранее внедренная агентура влияния утрачивала возможности управления развитием событий, в частности за счет того, что та ее часть, которая была внедрена в структуры свергнутой власти, теряла и влияние, и авторитет.

Наконец, темп развития ситуации при существующих методах сбора информации о состоянии социальной среды практически исключал возможность ее отслеживания в реальном масштабе времени, что вело к принятию неверных решений.

В этих условиях обеспечить точное управление в зоне бифуркации становится практически невозможно и события развиваются уже вне сценария организаторов революции.

Исключение может быть лишь в том случае, когда в события вмешивается третья сила, по потенциалу превосходящая всех игроков «революционного поля». Тогда эта сила определяет исход революционного процесса. Однако после прекращения ее участия в нем высока вероятность возобновления постреволюционного хаоса с возникновением непрогнозируемых исходов. Так, например, это имело место в Ливии, когда натовское вмешательство позволило свергнуть режим Муамара Каддафи. Но с уходом войск альянса из Ливии возобновилось противостояние либералов-западников и исламистов, которое уже в ближайшей перспективе может разрешиться в пользу последних.

Анализ существа механизма управления хаосом показывает, что более или менее надежное управление социальными переменами в обществе возможно лишь в случае верхушечных переворотов, когда массы населения в них не участвуют или их участие ограничено ролью статиста.

Примерами таких вариантов могут быть революционные события в Грузии (приведение к власти Саакашвили) и на Украине (приход к власти Ющенко).

Россия в зоне бифуркации

Современную ситуацию в России можно охарактеризовать как благоприятную для управления хаосом. Фактически мы уже находимся вблизи точки социальной бифуркации. Для этого у нас есть практически весь вышеупомянутый набор условий.

Положение усугубляется тем, что наша бизнес-элита, создавшая свои состояния в подавляющем большинстве криминальными методами, воспринимается абсолютным большинством населения страны как сугубо враждебное сообщество – как отдельному человеку, так и стране в целом.

Однако и к рекламируемой в СМИ «болотной» оппозиции у большей части населения страны мало симпатий – ее основу составляют либералы-западники, те, кто в 90-е губил государство.

Поэтому организаторам революций устраивать очередную бифуркацию в России будет весьма рискованно. Без боя нынешняя власть не уйдет. Это очевидно. Слишком высоки риски все потерять. Достаточно вспомнить угрозы, высказывавшиеся в адрес Владимира Путина некоторыми американскими сенаторами, весьма влиятельными.

Либеральной оппозиции без массовой поддержки ничего не сделать.

Включение же масс российского населения в революционный процесс немедленно переведет его в неуправляемую для его организаторов фазу. В результате к власти придут совсем не те, кого хотели бы они видеть.

Однако учитывая критичность глобальной ситуации для Запада, надо полагать, что поиск способа организовать в России либеральную революцию с целью смены власти будет продолжаться.

Поэтому лидерам нашей страны надо предпринимать срочные меры по ее предотвращению – уходу от точки социальной бифуркации.

В числе некоторых первоочередных мер в этом направлении можно назвать следующие:

– национализация ресурсов, земли и инфраструктуры;

– гласное завершение коррупционных дел, в частности наиболее громких, например дело «Оборонсервиса», с передачей под суд всех реально виновных вне зависимости от их личных связей с лицами из руководства страны, бывших заслуг и пр.;

– пресечение без особых разговоров деятельности всех организаций, контролируемых иностранными государственными структурами;

– исключение возможности влияния на политику России не только организаций, имеющих иностранное финансирование, но и физических лиц, у которых есть значительные иностранные активы и вклады в иностранных банках;

– отказ от внедрения электронных систем, которые создали бы благоприятные условия для сбора информации о состоянии российского общества иностранными спецслужбами. В качестве примера можно привести универсальные электронные карты, внедрение которых весьма упростит эту задачу для американских спецслужб. Достаточно вспомнить информацию Эдварда Сноудена.

Если реализовать хотя бы этот неполный перечень, риск хаотизации России практически исчезнет.

Комментарии 0