Их нравы

Джемаль: «В соцсетях угнездились отбросы, люмпены и биомусор»

В топе "Живого журнала" обсуждается актуальный для многих вопрос: имеют ли право россиянки выставлять на публичное обозрение свои интимные фотографии, и зачем они это делают.

При том, что в ЖЖ есть профильное сообщество "Школа уродов" (ШУ), посвященное всестороннему и вдумчивому анализу деятельности некоторых "пациенток" соцсетей (доморощенных стриптизерш, посетительниц сайтов знакомств и иже с ними), на сей раз внимание общественности привлекла фотография одной на вид разумной дамы средних лет, решившей поделиться с миром своими курортными радостями.

Дама запечатлела себя на палубе в купальнике со стаканом шампанского и выгрузила это в ЖЖ. Реакцией на фотографию стали тысячи откликов пользователей, которым образ дамы показался чересчур вызывающим.

"Моя бедная детская психика не выдерживает таких зрелищ", - пишет xx88. "Какие комменты все суровые! По-видимому, оставившие их являются образцами стройности и красоты. А что делать этой тетушке на фото? Прыгать за борт? Такие не имеют права на жизнь?" – сочувствует невольной героине скандала lit_vik. "Хотя бы не выставлять себя демонстративно на показ. А лучше - да, прыгать", советует pau_chock. "Завидуют. Человек живет в свое удовольствие, отдыхает, пьет шампанское. А они, изнуренные диетами и спортзалами, со спортивными травмами, завидуют с пеной у рта", считает sergey470.

Сама виновница скандала maryxmas разъяснила свою позицию в духе социального эгоизма. "Для меня мой комфорт - моя зона комфорта. Не ваш, не левых дядек, не посторонних тёток. Мой собственный.А кто сказал, что я обязана принимать мнение людей, о которых я ничего не знаю и чьё мнение для меня нерелевантно? Я свои прихоти, сколь угодно дурацкие, вполне в состоянии выполнять самостоятельно, чем регулярно и занимаюсь. Вам не нравятся женщины? Так они вам нравиться и не нанимались".

Вообще, как известно, интернет давно разрушил все мыслимые и немыслимые границы приватности и морали. Соцсети переполнены архиважной информацией о том, что тот или иной юзер съел сегодня на завтрак, где именно он это сделал и как выглядели последствия. Выгружают свои "луки" (личные фото) все, от мала до велика. Грани дозволенного при этом каждый пользователь определяет для себя самостоятельно. Кто-то не рискнет выгрузить свою фотку даже в парандже, а для другого вполне нормально порадовать мир своим "луком" без нижнего белья. Другой вопрос, что субъективная оценка пользователя, обольщенного своей внешностью и харизмой, как правило, бывает быстро скорректирована окружающими, причем происходит это зачастую в довольно жесткой и откровенной форме.

Так что же вынуждает людей – и, в особенности, женщин - снова и снова наступать на те же грабли?

Исламский философ Гейдар Джемаль считает, что начинать разбираться в данном вопросе следует с гендерной психологии, в частности женской.

"Женщина является объектом двух противоположных психологических тенденций. С одной стороны, она подвержена императивному психотическому или невротическому драйву раздеться, т.е. эксгибиционизму, с другой стороны, на нее воздействует такой же психотический драйв закрыться. Поэтому она является заложницей двух этих противоречивых, раздирающих ее тенденций, которые берут верх в зависимости от ситуации. Даже в классические традиционалистские времена, когда сакральная традиция господствовала над всеми обществами, тенденция закрываться была характерна для аристократии и высших слоев, как на исламском поле, так и в подвергшемся влиянию ислама западном мире, где аристократки носили плащи с капюшонами, шляпы с вуалями, маски. На Западе традиция вуалей продержалась вплоть до середины 20 столетия. С другой стороны, простонародье сильно тяготело к облегченной форме одежды", - отметил он.

Собеседник IN напомнил: в доисламскую эпоху даже арабки подвергались воздействию двух этих взаимоисключающих тенденций. "Арабки ходили с голой грудью, топлесс. Ответ на эту ситуацию содержится в Коране: "О пророк! Скажи своим жёнам, дочерям и женщинам верующих (мужчин), чтобы они пониже опускали свои широкие головные покрывала (покрывая ими одежду). Это будет им удобнее, чтобы отличить их от других женщин и чтобы они не подверглись оскорблениям" (33:59) Таким образом, вводится критерий, позволяющий отличить мусульманок от рабынь и проституток. Приставание к мусульманской женщине могло закончиться конфликтом со всей общиной", - сказал он.

При этом, добавил Джемаль, до середины 19 века Центральная Азия не знала паранджу. "Паранджа появилась с завоеванием ЦА войсками Кауфмана и Скобелева, ее фактически принесли русские. Она впервые стала появляться в 40-х гг.19 века, а утвердилась как постоянная женская одежда при выходе на улицу в 70-80 годы 19 века. И потом она почему-то превратилась в атрибут архаики Центральной Азии, хотя на самом деле ЦА в начале 19 века даже не знала, что это такое".

Сегодняшняя женщина вне исламского поля является объектом воздействия на нее первой психотической тенденции – раздеться, уверен философ. "Может быть, это связано с резким понижением качества человеческого фактора, потому что сегодня в социальном пространстве доминирует ориентация на вкусы низов, люмпенов, простонародья. А они очень падки на либеральную пропаганду, легко заряжаются идеей того, что надо раскрепощаться, тело должно свободно дышать. В этом же ряду облегченная форма сексуальных контактов между малознакомыми людьми. Впервые со времен Руссо мы видим резкое стремление к "райскому блаженству дикаря". Так представления о возвращении в земной рай транслируются на уровне либерально заряженных низов. Люмпенские установки сейчас доминируют, поэтому возникает такой психический синдром, невроз (а это не более чем невроз), эксгибиционистского типа. И эксгибиционистская тенденция доминирует", - считает собеседник IN.

Таким образом, по его словам, "выставлением своих фотографий в интернете занимаются люди второго и третьего сорта". "То есть качество человеческого материала, присутствующего в интернете, заведомо ниже тех, кто с интернетом общается на некоторой дистанции и своих фотографий не выставляет. Вообще стремление к социализации, к открытию своих контактов, связей, к постоянной информации общества о том, где человек сидит, что ест, с кем общается, в каком кафе он в данный момент находится - такой не только сексуальный, но и социальный эксгибиционизм - связаны с инфляцией эго, с малоценностью личности, которая постоянно нуждается в подпитке социальным вниманием, в скандальном привлечении внимания к своей особе. Это второсортный человеческий материал, который раньше держали в щелях, и люди второго-третьего сорта не выползали, не заявляли о себе. Они знали свое место, а если они пытались поднять голову, их тут же давили каблуком. А сегодня, со специальными политтехнологическими целями, им дали возможность выйти на поверхность. Поэтому доминирует общение, присущее третьесортному человеческому материалу, который благодаря интернету, телевидению, СМИ просто прет со всех сторон. И возникает впечатление, что это тенденция, но это не так. Это просто люди с их неврозами и жаждой раскрепощения. В 1789 году во время французской революции чернь гуляла, плясала тарантеллу, там же совокуплялась. Взрыв свободы. Это было более 200 лет назад, в традиционном еще обществе, еще король не был казнен, но разгул черни уже тогда был круче, чем в каком-нибудь хипповском лагере конца 60-х. Это присуще черни. И это все канализируется сейчас в форме выставления своих фотографий. Таким образом, тяга людей третьего сорта к привлечению внимания находит удовлетворение в сравнительно безобидных формах. Конечно, в сравнительно безобидных, потому что все это – разновидности сатанизма", - подчеркнул Джемаль.

При этом, отметил он, мужчины считают самой сексуальной одеждой хиджаб, данный Всевышним "не для того, чтобы женщина выглядела мешком или отталкивала своей внешностью, а для демонстрации своей принадлежности к умме". "Для настоящего мужчины хиджаб - это самая сексуальная одежда, провоцирующая мужское внимание, воображение, фантазию. Либеральные же мужчины, не воспринимающие хиджаб, - это наполовину "голубые" "хомяки" с пониженным тестостероном. Мужчина, являющийся реальным носителем тестостерона и мужского начала, либеральным быть не может в принципе. Это ошметки, человеческий второй сорт. Реальный мужчина – это бравый усатый воин с огнем в глазах, а либеральные – они толстозадые, щекастые, животастые, с повышенным весом. В принципе, это человеческий хлам, который надо убирать с наших улиц", – подытожил собеседник агентства.

Врач-сексолог, психотерапевт, психиатр Евгений Кульгавчук, в свою очередь, полагает, что бурное развитие интернета и социальных сетей "способствует некоему подобию эксгибиционизма". "Люди подробно описывают всю свою жизнь. Кто что съел, кто с кем встретился. Порой это напоминает ярмарку тщеславия и условного соревнования. Многие хотят быть не хуже своих интернетных соплеменников. Этому эксгибиционизму способствовало также и появление жанра различных реалити-шоу, где камеры были установлены везде, в том числе душе, и разве что не в туалете. При этом происходит массовая трансформация сознания. Часто люди в условиях анонимности позволяют себе хамство, брань, что вряд ли позволили бы себе публично. Но интернет же дает ощущение, что все можно. На мой взгляд, при этой всей трансформации часто мы теряем, к сожалению, что-то важное, например, интимность и духовность", - заявил он IN.

Комментарии 2