Их нравы

Туркмены расстаются с «Рухнамой» и ждут откровения от «покровителя»

Из программы туркменских школ решили исключить изучение «Рухнамы» — литературного произведения, появившегося на свет за авторством бывшего президента Туркмении, «отца всех туркмен» Сапармурата Ниязова. Как сообщают независимые туркменские сайты, в новой учебной программе, которая была разработана министерством образования для средних школ и начнет действовать с 1 сентября, «Рухнама» отсутствует. И хотя книга Ниязова по-прежнему остается в списке дисциплин, экзамены по которым должны сдавать поступающие в туркменские вузы, можно говорить о том, что эпоха Туркменбаши постепенно уходит в прошлое.

Первая часть «Рухнамы», в переводе с туркменского «книги о духовности», была опубликована в 2001 году. Доподлинно неизвестно, приложил ли Ниязов к написанию этого произведения собственные усилия (в интернете можно найти сканы рукописей якобы самого Туркменбаши) или же все догмы и установки «Рухнамы» остаются на совести его секретарей и референтов. Так или иначе, в годы правления Туркменбаши его книга заменила жителям республики и конституцию, и уголовный кодекс, и всю философскую и историческую литературу вместе взятые.

В школах и вузах республики «Рухнама» изучалась как отдельный предмет. В каждой организации, будь то промышленное предприятие, школа или больница, был создан отдельный уголок «Рухнамы», чем-то напоминающий «красные уголки» и «ленинские комнаты» советских времен. Месяц сентябрь был переименован в «Рухнаму», а суббота — в «рухгюн», «духовный день», когда все были обязаны штудировать президентский труд и проводить общественные чтения. В республике был учрежден университет имени «Рухнамы», 12 сентября объявили государственным праздником — «Днем Рухнамы», а в Ашхабаде появился памятник «Рухнаме» в виде гигантской книги с профилем Туркменбаши на обложке. Словом, такими почестями, которых удостоилась туркменская «книга о духовности», не могли похвастаться ни Библия, ни Коран.

Если анализировать содержание книги Ниязова, разбитой на главы «Туркмен», «Путь Туркмен», «Истоки Туркменской нации», «Государственность Туркмен» и «Духовный мир Туркмен», то можно столкнуться с весьма любопытными выводами, способными повергнуть в шок профессиональных историков. Так, Ниязов утверждает, что туркменская нация ведет свое летосчисление «с эпохи родоначальника нации Огуз хана туркмена, жившего пять тысяч лет назад». Звучит это приблизительно так, как если бы русский народ вел свою историю от мифического царя Салтана или Дадона, поскольку Огуз-хан — не более чем персонаж народных легенд и сказок.

К сфере духовного влияния богоизбранных, с точки зрения автора, туркмен Ниязов относит все пространство от Индии до Средиземноморья, на котором их предки, дескать, построили 70 государств, в том числе Парфию (Марка Лициния Красса, оказывается, погубили туркмены), империю Сельджукидов (данное утверждение, впрочем, не лишено здравого смысла — сельджуки являются ветвью огузов) и еще множество малоизвестных государств, многие из которых, по сути, являются отдельными древними городищами, обнаруженными в Туркмении и на прилегающих территориях. Ну и само собой, первое колесо вкупе с телегой тоже изобрели туркмены. Они же стали пионерами в выплавке руды.

Нравственные установки «Рухнамы» традиционны для большинства нравоучительных трактатов («уважай старших», «люби ближних»), хотя иногда попадаются весьма неожиданные для столь эпического труда моменты («никогда не бейте детей и жен по лицу», «надевайте ту одежду, которая украшает вас», «не набрасывайтесь жадно на еду»). Сама идея написать книгу, признается Ниязов, возникла у него в момент острого одиночества, когда он учился в Ленинградском политехническом институте во второй половине 60-х годов прошлого века. «Отец, который должен стать опорой в трудную минуту, лежит в чужой земле, в неизвестной могиле! Родная мать, обняв двух братишек, лежит в черной земле. Ты один, ты в Ленинграде. Никто тебе не пишет писем, не шлет приветов», — пишет Туркменбаши, по его собственному признанию, именно в то время познавший все одиночество своей страны.

Вообще, к советскому периоду туркменской истории бывший выпускник высшей партшколы при ЦК КПСС, первый секретарь Ашхабадского горкома КПСС, инструктор отдела организации партийной работы ЦК КПСС, 1-й секретарь ЦК КП Туркменской ССР и член Политбюро ЦК КПСС относится со скепсисом. «Я жил в советскую эпоху, я смолоду во всем замечал упадок, духовную опустошенность, неверие в справедливость… 74 года тоски, уныния, безверия в свой завтрашний день», — приблизительно так Ниязов характеризует эпоху СССР.

Когда в конце 2006 года Ниязов скончался, многие предрекали Туркмении немедленное развенчание культа личности Туркменбаши и его литературного творчества, однако, несмотря на то что золотая статуя «отца всех туркмен» все же была демонтирована (через какое-то время ее снова установили, но уже не в центре, а на окраине Ашхабада), позиции «Рухнамы» оставались незыблемы до 2011 года. Тогда министерство образования республики отменило в вузах выпускной экзамен по «Рухнаме». Вместо этого студентам предложили сдавать информатику. Одновременно по всей Туркмении начали закрывать и всевозможные «уголки» президентской книги.

С учетом того, что ситуация в республике по части соблюдения прав человека и законов здравого смысла со смертью Ниязова фактически не изменилась, а его наследник Гурбангулы Бердымухамедов со временем сам забронзовел и превратился в фетиш (правда, уже не в «туркменбаши», а в «аркадага» — «покровителя»), можно предположить, что и отказ от «Рухнамы» означает всего лишь замену одной книги на другую, не менее эпическую. Пока о ее появлении не сообщалось, но все признаки говорят о том, что исключать этого нельзя.

Во всяком случае на литературном поприще Бердымухамедов уже преуспел. Доподлинно известно, что первая книга нового президента под названием «Туркмения — страна здоровых и высокодуховных людей» вышла в 2007 году. После этого Бердымухамедов, большой любитель лошадей, выступил автором книги «Ахалтекинец — наша гордость и слава», которая была представлена в 2008 году. Потом «аркадаг», получивший в свое время медицинское образование, издал сочинение о лекарственных травах Туркмении. «Эта книга будет большим подспорьем для каждого гражданина, каждой семьи и особенно для врачей», — заявил президент в 2009 году на совещании с членами правительства республики. Книга уже переведена на украинский, чешский и казахский языки, хотя до «Рухнамы», вышедшей на сорока языках, ей еще далеко.

В мае этого года Бердымухамедов представил свою новую книгу — роман «Имя доброе нетленно», посвященный памяти дедушки президента. Действие этого «художественно-документального», как окрестил книгу сам автор, произведения разворачивается в туркменском селе. Издан роман на двух языках — русском и туркменском.

В этой связи стоит напомнить, что прославление образов предков «аркадага» — деда и отца — является неотъемлемой частью культа его личности. Так, в 2009 году Главным архивным управлением при правительстве республики была издана биография деда президента — «Педагог, воин, гражданин. Жизнь-подвиг Бердымухамеда Аннаева». А отцу президента, который до сих пор здравствует, дожив до 81-летнего возраста, прижизненно установлен памятник в его родном селении Ызгант.

Но все вышеперечисленные труды, по всей очевидности, являются только верхушкой айсберга, поскольку ежегодно в Туркмении выходит очередная компиляция избранных произведений президента. Буквально в июле было объявлено о появлении шестого такого сборника, получившего название «К новым высотам прогресса». В книгу, изданную на туркменском и русском языках, вошли программные выступления, научные статьи, интервью, приветствия и обращения главы государства за 2012 год. Большая часть материалов, вошедших в сборник, как сообщали официальные республиканские СМИ, посвящена вопросам экономической, социальной и культурной политики Туркмении.

Литературная плодовитость туркменского президента не может не вызывать уважения. Правда, пока в его произведениях, будь то ода ахалтекинским жеребцам или пособие по лекарственным травам, трудно рассмотреть что-то монументальное, способное заменить «Рухнаму». Но задатки у автора есть: «Впереди нас ждут прекрасные открытия, великие дела и большие успехи», — пишет «аркадаг» в предисловии к 5-му сборнику своих сочинений. Устремленность автора в будущее наводит на мысль, что, реши Бердымухамедов одарить туркмен новой «Рухнамой», это будет уже не философско-исторический эпос, а футуристический роман.

Автор: Петр Бологов

Комментарии 5