Политика

Р.Мухаметов: Сведения о 60 потенциальных террористках в Астраханской области преувеличены

Проблема с радикальным исламом в Астраханской области существует, но заявления представителей местного управления ФСБ о 60 жительницах региона, которые являются либо женами, либо уже вдовами боевиков и в связи с этим рассматриваются как потенциальные террористки, являются преувеличением, считает политолог Ринат Мухаметов. В муфтияте отрицают наличие серьезных угроз со стороны радикалов.

Согласно подсчетам "Кавказского узла", с 2000 года по состоянию на 27 мая 2013 года на территории России было совершено 77 террористических актов с участием , в общей сложности, 120 смертников, в том числе 51 женщины-смертницы. В результате этих терактов 1175 человек погибло и более 3200 получили ранения различной степени тяжести. Чаще всего в роли смертниц выступали жены и вдовы боевиков.

Байгушкин: в Астраханской области порядка 60 женщин являются женами или вдовами боевиков, и для них уже приготовлены пояса смертников

О том, что 60 астраханок являются либо женами, либо уже вдовами боевиков, говорится в показанном 30 июня сюжете Первого канала о возвращении домой шестнадцатилетней жительницы Астраханской области, сбежавшей из дома в дагестанский аул. Найдя в Интернете новых друзей, она объявила родителей неверными и тайно вышла замуж. Через три дня после отъезда в Дагестан она отправила домой смс-сообщение со словами: "Мама, забери меня!" После этого сотрудники управления ФСБ по Астраханской области и полицейские центра по борьбе с экстремизмом регионального управления МВД провели спецоперацию по освобождению девушки.

Ранее "Кавказский узел" писал о найденных в Дагестане несовершеннолетних девушках из других регионов. Так, 2 июля сообщалось о 15-летней жительнице Зимовниковского района Ростовской области, о пропаже которой заявили ее родители. Как выяснилось, она сбежала в Дагестан с целью принять ислам к другу по переписке и была обнаружена полицейскими в Махачкале через несколько дней после исчезновения. Аналогичный случай произошел в ноябре 2012 года, когда пропавшая в Зернограде 14-летняя девочка была также найдена в Дагестане. Из дома школьница сбежала 7 ноября для того, чтобы принять ислам в Дагестане, что и сделала в Махачкале. 28 ноября девочка была возвращена домой.

Комментируя историю с возвращением 16-летней жительницы Астраханской области домой из Дагестана, руководитель пресс-службы УФСБ по Астраханской области Алексей Байгушкинзаявил, что жены и вдовы боевиков готовы после небольшой психологической доработки покончить с собой, и их готовят к этому.

"Они готовы, в принципе, после небольшой психологической доработки покончить с собой, но покончить с собой так, чтобы погибли еще другие люди. Для таких девушек уже приготовлены пояса смертников", - заявил в сюжете Алексей Байгушкин.

По его словам, боевики пользуются тем, что девушки приезжают, как правило, из дальних районов области, из сел, имеют довольно слабый кругозор, находят друзей по переписке, общаются с ними. "У боевиков есть свой умысел в вербовке девушек славянской внешности. В первую очередь, такие девушки не вызывают подозрений у сотрудников полиции", - сказал Алексей Байгушкин.

Полиция Астраханской области не располагает информацией о потенциальных смертницах

В полиции Астраханской области заявляют, что не располагают информацией о потенциальных смертницах, проживающих в регионе.

"Управление МВД в Астраханской области подобную информацию не распространяло. Я ею не располагаю", - заявили корреспонденту "Кавказского узла" в пресс-службе астраханского главка.

При этом источник подтвердил, что информация о радикальных группах в МВД Астраханской области имеется, но она предназначена для служебного пользования.

Мухаметов: властям Астраханской области нужно заняться социально-экономическими проблемами, а не выискиванием потенциальных шахидок

Политолог и исламовед, Ринат Мухаметов не исключает, что «какие-то местные астраханки могли вступить в брачные отношения с жителями Северного Кавказа, каким-то образом связанными с лесом, но поскольку такая информация очень благоприятна для силовых ведомств, в плане их ведомственного и политического укрепления, скорее всего из этого раздувается очередная медиа-кампания, явление гипертрофируется до крайне опасного, составляются списки шахидок».

«Конечно, говорить о шестидесяти женщинах живущих в Астрахани, как о потенциальных смертницах – это явный перебор и список этот составляется аналогично тому, как составлялись списки в регионах Северного Кавказа, как это делалось в Кабардино-Балкарии, где все молящиеся, носящие бороду или посещающие мечеть записывались в так называемые «списки ваххабитов». Видимо в Астрахани решили этот опыт творчески развить и теперь составляются списки шахидок», - полагает эксперт.

Политолог призывает власти Астраханской области уделить больше внимания внутренним проблемам.

«Как известно, в области существуют достаточно большие внутренние противоречия и конфликты, сложности с криминалом, который проникает во власть, силовые структуры. Имели место аресты высокопоставленных представителей силовых структур, МВД и ФСБ. Большая проблема, в свое время, была с выборами астраханского мэра, когда один из кандидатов, депутат Олег Шеин даже объявлял голодовку, протестуя против фальсификации выборов градоначальника, заявляя о серьезных вбросах, на основании чего требовал отменить результаты выборов», - говорит Мухаметов.

«Я думаю, что властям нужно было бы более серьезно заняться социально-экономическими проблемами, а не выискиванием десятков потенциальных шахидок, понаехавших из Дагестана в Астрахань, но поскольку этим сложно заниматься - выдумываются вот такие «страшилки» для населения. Я не утверждаю, что там вообще нет основания и никаких экстремистов, но здесь имеет место явное преувеличение и гиперболизация проблемы до вселенских масштабов», - заявил эксперт.

«Проблема экстремизма имеет больше внутренние корни и в этом виновно все наше общество и мусульманские организации и государственные органы и силовые структуры. Все, что происходило последние 20 лет – все это привело к взрыву радикальных настроений среди части мусульманской молодежи и решение должно быть внутреннее, а когда речь идет о том, что все проблемы у нас благодаря иностранцам – это попытка переложить ответственность, прикрывая провалы в этой области», - уверен Ринат Мухаметов. 

«Считая, что любой человек, отучившийся заграницей – экстремист, - это явное преувеличение, потому как большинство российских муфтиев тоже учились заграницей в Узбекистане в Советское время, а в Татарстане муфтием стал человек, который учился в Турции и признан властями именно для того, чтобы продвигать ханафитский, суфийский ислам в Татарстане», - сказал политолог.

«Астраханская область известна своими скандалами в борьбе с «исламским экстремизмом». В свое время был такой общественный деятель, предприниматель, Мансур Шангареев и имам одной из мечетей Растям-хазрат Кинжилиев, которые пытались вывести несколько общин из юрисдикции Центрального Духовного Управления Талгата Таджудина и войти в состав Совета муфтиев России и тогда против них были сфабрикованы уголовные дела. У Шангареева в доме, в валенке нашли гранату и наркотики, а Кинжилиева вообще силовыми методами выдавили с региона, но это было больше делом рук криминала, чем власти. В дом к имаму пришли вооруженные лица и угрожая расправой вынудили покинуть страну», - рассказал корреспонденту «Кавказского узла», Ринат Мухаметов.

«Другим скандальным случаем был снос мечети на въезде в город Астрахань, разрешение на строительство которой было согласовано с местной властью, но после смены мэра города, разрешение было аннулировано», - резюмировал Мухаметов.

Ильязов: в Астрахани нет нелегальных мусульманских общин, не подчиняющихся муфтияту

Астраханская область – единственный субъект в России, где мусульмане едины, и где действует один муфтият, утверждает председатель Духовного управления мусульман Астраханской области, муфтий Назымбек-хазрат Ильязов.

"Все приходы и мечети на законном основании зарегистрированы в Минюсте и подчиняются муфтию. Руководят ими наши студенты, которые обучались в Уфе, и мы им поручили возглавить общины", - рассказал Назымбек-хазрат Ильязов.

"Но поскольку телевизор и Интернет смотрят все, кому не лень, а туда что только не внедряют, то каким образом можно остановить все эти вещи? Конечно, радикалы активнее обычных прихожан, нормальных мусульман, христиан", - говорит Назымбек-хазрат Ильязов.

При этом о наличии в регионе радикальных групп муфтию ничего не известно. "Возможно всякое, здесь и из Средней Азии проходят маршруты, и Кавказ рядом, возможно эти образования есть, но они в глубоком подполье и не хотят, чтобы их обнаружили, а мы не хотим, чтобы у нас такие были", - заявляет муфтий.

По его словам, с силовыми структурами и госорганами у муфтията нет никаких проблем, ДУМ сотрудничает с госструктурами, религиозными объединениями, со структурами по борьбе с экстремизмом.

Никакими сведениями о женах боевиков в области, о которых заявили представители ФСБ, Назымбек-хазрат Ильязов не обладает.

"Заявления силовых структур "со страшной статистикой" сеют страх и панику в обществе"

Проблемы в отношении к мусульманам в Астраханской области существуют, считает прихожанин Астраханской мечети по имени Юсуф. Он вспоминает, что несколькими годами ранее в городе были совершены нападения на полицейских, после чего, по его словам, в области отлавливали всех лиц кавказской национальности и проводили дактилоскопию.

"Ко многим соблюдающим мусульманам приходили домой с обысками, многих посадили, подкинув гранаты, наркотики - это излюбленный способ", - говорит Юсуф.

Однако информацию о потенциальных шахидках он считает недостоверной. "Я впервые слышу о 60 женах боевиков. Откуда они, где все эти боевики? Насчет вербовки – это полная ерунда. Может, и есть в общинах девушки, которые любят языком потрепать, но чтобы вербовали – это скорее миф", - уверен мужчина.

Юсуф привел примеры нетерпимости на межнациональной и межконфессиональной почве, имеющие место, по его словам, в области. "В 2011 году на две мечети было совершено нападение на празднование Дня ВДВ. Тех, кто отбивался, забрала полиция, кому-то даже срок хотели дать, а буквально с месяц назад сжигали авто с кавказскими номерами. Около 15 машин сожгли. Негатив к кавказцам все-таки ощущается в Астрахани, но я думаю, что он связан исключительно с поведением нашей молодежи, хотя это не могло стать причиной поджогов. Здесь чувствуется что-то политическое, связанное с регуляцией внутренней миграции", - рассказывает Юсуф.

По его мнению, заявления силовых структур "со страшной статистикой" сеют страх и панику в обществе. "Мне кажется, что идет травля народа на мусульман, внушается, что каждый мусульманин - потенциальный террорист. А в преддверии Олимпиады в Сочи, да еще и на фоне последних заявлений лидера бандподполья Умарова репрессии против верующих могут усилиться", - заключил член астраханской мусульманской общины.

Комментарии 2