Политика

Сексуальная революция генерала Сиси


Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН


Революция с липким осадком: Тахрир захлестнула волна сексуального насилия

Коллега одного из российских изданий вернулся в ночи в гостиницу с ликующей площади Свободы в нетипичном для него взвинченном состоянии. Витиевато ругаясь и красноречиво жестикулируя, он вкратце поведал свою историю:

 

− Я думал - ворюга обычный, все трется вокруг меня, трется. А потом как давай хватать меня за... «ленинские места». И шипит, слюной брызжа: «Секс, мистер, секс».

− А ты чего?

− Да чего, зарядил ему в бубен диктофоном.

Мы с уважением посмотрели на его раритетный пленочный Sony, прикинув силу удара и глубину разочарования неведомого извращенца. До сих пор о случаях сексуального насилия на площади Тахрир мы слышали время от времени из новостей. Когда толпы озверевших «революционеров» накидывались на европейских и американских журналисток.

Последний подобный дикий случай произошел буквально на днях - пятеро «оппозиционеров» надругались над голландской журналисткой. Однако, как оказалось, это всего лишь вершина айсберга. В реальности масштабы «липкой революции» не афишируются только потому, что жертвами насильников становятся не известные западные репортеры, а обычные египтянки, пришедшие на площадь поддержать протест.

По самым скромным прикидкам правозащитников, за четыре дня волнений на площади Тахрир групповому сексуальному насилию подверглись около 150 женщин.

В первые дни мало кто из сторонних наблюдателей понимал одну важную тайну площади Тахрир. Круглосуточный «праздник непослушания» как магнит стал притягивать к себе измученных спермотоксикозом египетских мужчин. И, что греха таить, египетских женщин и девушек. Проблемы полов в Египте одинаковы – нет среды для общения, а революция своими непорочными одеждами покроет любой грех. Вечерний Тахрир отчасти превратился выставку новейших достижений исламской моды.

Эти революционерки одеты по последней моде.
Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН


Как правило, это хиджаб, к которому прилагается легкая глухая водолазка, лопающаяся от мощного напора молодого тела, и не менее соблазнительные брючки, которые по органолептическим показателям больше напоминают тесные колготки. То есть, то, что у благочестивой девушки должно быть задрапировано складками ниспадающей материи, здесь, наоборот, лезет наружу.

За четыре дня волнений секс-насилию подверглись полторы сотни египтянок.
Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН


Каждая выпуклость и впадина дерзко подчеркнута в расчете на то, что остальное дополнит воображение зрителей. Получается классический троллинг местной строгой морали – формально придраться не к чему, а фактически и без того ошалевшие от революции мужчины, узрев такие туманные картины, теряют последние остатки здравого смысла. А мужчины на Тахрире собираются всякие.

Выходцы из каирских трущоб здесь просто живут, дожидаясь, когда случится воровская удача – телефон, сумка или фотоаппарат прилипнут к рукам. Здесь могут покормить бесплатно – во имя революционной солидарности или за уборку мусора. А спать в Египте лучше всего на улице – ночи тут теплые. К четырем утра, в обычную «постную» революционную ночь, бомжи и асоциалы уже составляют добрую половину обитателей площади. И горе неосторожному путнику или путнице, которые забрели в эти края в неурочный час. 

− Сложилась такая ситуация, когда нападающий чувствует свою безнаказанность, - уверена директор египетского бюро правозащитной организации Human Rights Watch Хеба Мораеф. - Вся вина возлагается на жертву — не так одета, не так себя повела, неправильно двигается. На самом деле государство просто не обращает внимания на эту проблему.

И действительно, за последние пять дней ни на площади Тахрир, ни в радиусе километров пяти от нее мы не встретили ни одного полицейского. По сути, внушительные массы людей предоставлены сами себе на огромном пространстве, где мало кто знает, что происходит даже в десятке метров от него. Как правило, группы сексуально-озабоченных окружают свою жертву плотным кольцом, после чего у нее не остается шансов. Если, конечно, не подоспеет вовремя помощь.

Работа журналистов на площади Тахрир.
Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН


Активист египетского движения против сексуального насилия Имад показывает нам съемку в своем мобильном телефоне. На Тахрире одна группа людей лупит дубинами другую группу. Кто-то подбегает с большим газовым баллоном, срывает вентиль и чиркает зажигалкой, разгоняя пламенем толпу. Из нее несколько крепких парней выхватывают женское полуобнаженное тело и спешно ретируются.

− Это было снято 2 июля, мы вытащили из толпы 20-летнюю девушку, на которой уже рвали одежду, - говорит Имад. - В ту ночь мы спасли еще 22 женщины. Сутками ранее - 17. Еще за день до этого - 46.  А вчера, 3 июля, - 45 случаев.

Движение насчитывает в себе около сотни человек. Несколько десятков волонтеров постоянно дежурит на площади. Имад говорит, что точную цифру изнасилованных не назовет никто. Как правило, жертвы не обращаются ни за медицинской помощью, ни, тем более, в полицию. Приблизительные цифры можно назвать лишь по количеству позвонивших на горячую линию.

− А как же вы в этой толпе выслеживаете, где случится нападение? - усомнились мы в результатах деятельности волонтеров.

− Да здесь же не так много женщин. Отслеживаешь, где люди ведут себя более агрессивно. И если рядом с этой группой есть девушка, берем ее под наблюдение.

Конечно, всех окучить у нас не получается. Но мы делаем хоть что-то, в отличие от полиции.

После разговора с волонтером мы отправляемся в лагерь уже проигравших исламистов. Людей здесь стало значительно меньше, но покидать свой «реакционный» Майдан пока никто не собирается. Здесь тоже немало женщин.

Абу-Ис, сторонник президента Мурси с американским паспортом, зло смеется, когда мы рассказываем ему о «липких» проблемах Тахрира. Абу колотит палкой по стальной ограде, которую охраняет – выпускает бешенство. Потом говорит серьезно:

- Люди, которые бы попробовали здесь сделать что-то подобное… прожили бы несколько минут. А их тела никто бы не нашел. Увезли бы с мусором. На Тахрире вылезли все проблемы Египта. Люди, не имеющие Веры, как нравственной основы, начинают впитывать западные ценности – вседозволенность, например. И таких оказалось очень много. Вы теперь понимаете, против чего мы выступаем?

Конечно, соратники Абу боролись не только против «сексуальной раскрепощенности». У исламистов было много претензий к «светскому» Египту.

И если новые власти нащупают компромисс между запросами крепко-верующих мусульман и сторонников «светского пути», их Солнечная ладья встанет на ровный киль и все-таки проскользнет между Сциллой и Харибдой.

Автор: Александр Коц и Дмитрий Стешин

Комментарии 6