Экономика

Аркадаг собрался поТАПИть Россию

     

10 июля туркменский лидер Гурбангулы Бердумыхамедов провел встречу с министром нефти и природных ресурсов Пакистана Джамом Камалом Ханом, казалось бы, рядовое событие закончилось весьма важным соглашением. Стороны, наконец, окончательно договорились о судьбе проекта ТАПИ, который  по официальным заявлениям туркменских властей, нацелен на диверсификацию поставок туркменского газа, а в перспективе - всего центральноазиатского голубого топлива. Однако, ряд аналитиков считают, что проект  в конечном итоге направлен на выведение России из нефтегазового сектора стран Центральной Азии, поэтому он получает все большую поддержку США.

"Строительство газопровода, который в ближайшем будущем обеспечит долгосрочные поставки туркменского природного газа в страны Юго-Восточной Азии, - это еще один шаг на пути реализации энергетической стратегии Туркменистана, ориентированной на создание многовариантной системы поставок энергоресурсов на крупнейшие мировые рынки", - заявил по случаю успешных переговоров по проекту ТАПИ Гурбангулы Бердымухамедов.

Стоит отметить, что в 2010 году в столице Туркмении было подписано Ашхабадское межгосударственное соглашение государств - участников проекта. Согласно нему, планируется строительство газопровода Туркменистан - Афганистан - Пакистан - Индия, который должен обеспечить доставку туркменского газа в страны Южной Азии, также Туркменистан участвует в проекте Nabucco, который позволит переправлять местное голубое топливо в страны Европы.

Наблюдатели отмечают, что все эти шаги выстраиваются в логическую цепь по уходу Гурбангулы Бердымухамедова от российского влияния. С приходом к власти, Аркадаг (официальный титул туркменского президента) поэтапно денонсирует прежние договоренности Ашгабада с Москвой, особенно в нефтегазовом секторе. Еще в 2003 году Владимир Путин договорился о бесперебойных поставках туркменского газа в РФ, с тогда еще живым Сапармуратом Ниязовым.   

Вячеслав Мамедов, лидер Гражданского Демократического Союза Туркменистана, проживающий в Голландии, отметил изданию, что Бердымухамедов рассчитывает на значительные бонусы Запада, в свете своей позиции по транспортировке газа из стран ЦА в обход России. 

"Как следствие, можно видеть достаточную лояльность Запада к режиму в Туркмении, который хоть и критикуется, но достаточно осторожно. К тому же, европейские страны и США вовсе не хотят идти на обострения отношений с  властями, понимая, что их интересы пересекаются с желанием Бердымухамедова получить доступ на европейские нефтегазовые рынки", - отмечает Мамедов.

Заинтересованность США в Туркменистане выражается и в конкретных цифрах. В декабре 2012 года военное командование США рассекретило суммы своих трат на компанию в Афганистане. Было потрачено около $1,3 млрд только за 2012 год, причем большая часть - около 800 млн - пришлись на покупку продовольствия в Туркменистане, причем именно в этом государстве, далеко не самом богатом с точки зрения наличия продовольствия, США потратили больше всего денег.

Чингиз Шамсиев, эксперт по Туркменистану, говорит, что Запад обхаживает туркменский режим, в надежде реализовать свою стратегию Нового Шелкового пути - The New Silk Road, конечной целью которого является полное переформатирование Центральноазиатского региона под интересы Запада.

"ТАПИ, тем не менее, представляется важным проектом. Потому что он открывает широкие возможности для всех богатых газом республик региона уйти от прямой зависимости России и проводить более-менее независимую политику в нефтегазовом секторе, с другой стороны, он увязан на Афганистан, а обеспечение стабильности объектов инфраструктуры, в том числе газопроводов в нем, постоянно находится под угрозой. Есть риски, но правительство Афганистана уверяет акторов проекта, что сможет выполнить возложенные на него обязательства по ТАПИ", - сказал Шамсиев.         

Согласно официально озвучиваемых цифрам, запасы нефти и газа в Туркменистане оцениваются в свыше 70 млрд тонн. Для страны с такими ресурсами играть на настроениях внешнеполитических игроков и сверхдержав есть все основания и резоны, полагают эксперты, чем Ашгабад и занимается все активнее.

ТАПИ является одним из самых дорогостоящих газовых проектов в мире, он оценивается в s8 млрд, его запланированная проектная мощность составляет до 33 млрд кубометров газа в год, а протяженность трубопровода - свыше 1700 километров.

Очевидно, что столь значимый и дорогостоящий проект не может обойтись без участия крупнейших компаний и финансовых институтов, поэтому уже сейчас свое участие в нем заявили Азиатский банк развития, а также ряд крупнейших мировых компаний, в том числе Chevron, Exxon Mobil, британскиt BP, BG Group, германская RWE, малайзийская Petronas.

Начиная с 2012 года, именно Туркменистан, как наиболее заинтересованная в реализации ТАПИ страна, провел несколько роуд-шоу проекта, в рамках которых открыто говорилось, что он позволит потеснить интересы России в газовом секторе ЦА.

Но,  в реализации проекта, помимо РФ, не заинтересована и еще одно ведущая держава мира – Китай. В Поднебесной всерьез опасаются, что он станет препятствием для возрастающей роли этой страны в Центральной Азии. В частности, китайская сторона отмечала, что необходимо учитывать ранее заключенные договора по поставке центральноазиатского, в первую очередь, туркменского газа в Поднебесную, вне зависимости от поставок голубого топлива в рамках ТАПИ. Чтобы не потерять влияния на рынке углеводородов ЦА и не выпустить его из рук, передав инициативу Западу, еще летом 2012 года бывший лидер Китая Ху Цзиньтао подписал соглашение с президентом Афганистана Хамидом Карзаем о строительстве трубопровода через север Афганистана, по территории Таджикистана в Китай. А до этого, в 2009 году, Ашгабад и Пекин проложили в Китай трубопровод протяженностью 1800 км, который прошел по территории Узбекистана и Казахстана. 

Казахстан, который также имеет значительные запасы углеводородов, пока пытается дистанцироваться от ряда проектов по диверсификации нефтегазовых потоков на Запад, в обход стратегического партнера - России, однако не отказывается от участия в сделках с прикаспийскими странами, бьющих по интересам РФ в нефтяном секторе.

Аналитик Курбан Ювшанов говорит, что подобные подходы центральноазиатских государств вполне оправданы, так как продиктованы экономическим прагматизмом.

"Со временем страны ЦА начинают осознавать свое значительное преимущество на мировом рынке нефти и газа, и поэтому будут играть на этом. Но, с другой стороны, мы имеем дело с рынком, который живет по иным законам, нежели идеологические установки, поэтому политические аспекты все больше уступают место сугубо экономическим выгодам", - сказал Ювшанов. 

Казахстан заинтересован в стабильных поставках туркменского газа в южные регионы страны. Напомним, что еще в 2011 году поставки, которые ранее осуществлял Узбекистан, оказались под угрозой из-за нестабильности позиции соседа по этому вопросу, поэтому РК пошла на заключение соглашения с Туркменистаном. 

Экс-министр нефти и газа Казахстана Сауат Мынбаев отмечал по этому поводу, что объем газа, который был взят из туркменского, только в 2012 году составил 738 млн кубометров.

Теперь же Туркменистан выходит на рынки Южной Азии и частично Европы и становится одним из ключевых игроков в регионе. 10 июля страна урегулировала все спорные вопросы по проекту, еще в мае 2012 года правительство Бердымухамедова подписало соглашения о купле-продаже газа с индийской GAIL ltd и State Gas Systems of Pakistan.  Теперь заключено необходимое соглашение с Афганистаном, который уверил стороны в нивелировании любых рисков по проекту. Также сторонами был подписан  протокол о регистрации консорциума "TAPI Ltd."

ТАПИ, наряду с Nabucco и притеснением граждан с двойным российско-туркменским гражданством выстраиваются в единую взаимосвязь по подрыву интересов России в регионе, говорит политолог Баходир Сафоев.

"Экономические интересы Туркменистана, конечно, ключевой козырь в руках режима. Но, тут явно прослеживается и другая причина. Бердымухамедову нужно меньше разговоров о правах человека и масштабных репрессиях, которые звучат со стороны Запада. Россия, которая сама не отличается особой приверженностью к соблюдению этих прав, вряд ли может использовать такой аргумент во взаимоотношениях с Ашгабадом, а страны Европы и США - могут. И часто делают это. Поэтому, туркменскому лидеру нужно было иметь что-то против возражений Запада. Это - газ, к тому же, теперь он пойдет по более выгодным для властей ценам. Но, в Туркмении прекрасно понимают и существующие риски. Отлаженные годами  маршруты поставки туркменского газа через узбекские и казахские трубопроводы, под контролем Москвы доказали свою надежность. А вот что будет с новыми, где нужно взаимодействовать с неспокойной Горно-Бадахшанской областью на  севере Таджикистана, и с Афганистаном, пока неясно. Поэтому перспективы диверсификации газовых потоков в Центральной Азии более чем туманные, ведь тот же  Nabucco  постоянно пробуксовывает. Очевидно, что выстроенная в советские годы инфраструктура в ЦА такова, что  делать что-либо в обход Москвы очень дорого и крайне рискованно", - говорит Сафоев. 

Автор: Аскар Муминов, "КУРСИВъ"

Комментарии 0