Их нравы

Гейдар Джемаль: Тайные игры США в Сирии

Мировые СМИ, а также аналитики, следящие за развитием ситуации на Большом Ближнем Востоке, отметили явное удовлетворение, с которым сирийский президент Башар Асад встретил свержение военными своего египетского коллеги. Военный переворот в Египте был прокомментирован Асадом необычно. "Это конец политического Ислама", - заявил он.

     

Необычно в этом заявлении то, что сирийский руководитель вместо реакции на конкретные события - военное вмешательство в политическую судьбу легитимно избранного президента - делает обобщение историко-философского характера, смысл которого выходит далеко за рамки нынешних событий в Египте. Явное удовлетворение, которое испытал Асад от низложения и ареста Мурси, нельзя объяснить только лишь реакцией на недружественные демарши египетского президента в адрес официальной Сирии. В конце концов, речь идет об ошибках, совершенных конкретным политиком, человеком совершенно неопытным в международных делах и явно не понимающим подоплеки происходящего в мире. На худой конец можно иметь претензии к самому движению "Братьев-мусульман" в Египте, но от таких претензий до громкого заявления о конце "политического Ислама" - очень большая дистанция!

Рука США в египетском перевороте

Едва ли не главная причина поражения (кстати, далеко еще не окончательного) "Братьев-мусульман" в Египте была как раз их слабая укорененность в реальном политическом Исламе, их крайняя идеологическая и методологическая наивность. По сути, "Братья-мусульмане" в крупнейшей стране арабского мира вели себя в гораздо большей степени как Армия спасения или Opus Dei в западном мире, нежели политическая исламская организация, ставящая перед собой конкретные задачи борьбы за власть как внутри, так и - что, возможно, еще важнее - вне своей страны.

На данный момент общеизвестно, что инициатор свержения Мурси силами армии - это США. Сьюзан Райс поставила загнанному в угол египетскому президенту ультиматум относительно кадрового состава его правительства. Отказ Мурси повлек за собой немедленно отданное г-жой Райс распоряжение Абдель-Фаттаху ас-Сиси начать разгром ихванистской власти в стране. Американцы передали египетской армии три отдельных проскрипционных списка. В первом значились лично Мурси и ближайшие к нему фигуры ихвановского Движения, в частности, муршид (верховный наставник) Движения и его заместитель; во втором списке фигурировали триста наиболее видных деятелей "Братьев-мусульман"; третий список требовал от вооруженных сил Египта "зачистки" семи тысяч действующих чиновников, успевших войти в госаппарат за тот год, что Мурси был у власти.

Президент Асад не мог, естественно, не знать о ключевой роли, которую США сыграли в демонтаже "исламистской" власти в постмубараковском Египте. Для поверхностного наблюдателя может показаться, что здесь налицо явная нестыковка: ведь Обама считается чуть ли не главным оппонентом официального Дамаска, постоянно требующим ухода Асада в политическое небытие. Принято думать, что это именно злая воля Белого дома стоит за коалицией "Друзей Сирии", которые якобы вкладывают "огромные средства" и "горы вооружений" в поддержку антиасадовской оппозиции. Этому популярному штампу не соответствует лишь то, что уже несколько акторов, задействованных в сирийских событиях, получили серьезнейшие политические удары, в то время как, несмотря на могучую антиасадовскую коалицию, возглавляемую сразу "всеми западными правительствами", Дамаск уже два года отбивает все атаки с большими потерями для сражающихся против него представителей "политического Ислама".

"Политический бумеранг" для членов антисирийской коалиции

Главным потерпевшим в сирийской гражданской войне является именно международное движение "Братьев-мусульман" (аль-Ихван аль-Муслимин). Режим Эрдогана, с энтузиазмом вовлекшего Турцию в кровавую дестабилизацию на территории своего соседа, в итоге получил, фигурально выражаясь, "пробоину ниже ватерлинии". Массовые выступления либералов в нескольких десятках турецких городов, запущенные механизмом "экологической провокации", одним из традиционных поводов для раскручивания "цветных революций", резко понизили как рейтинг премьер-министра и его партии внутри страны, так и международный рейтинг самой Турции в роли стабильного мощного государства, претендующего стать одним из региональных полюсов современного мира. А ведь Эрдоган из всех неарабских исламистских политиков ближе всего стоит к политической философии и духу ихванизма, являясь практически партнером этого движения, пусть и в "неоосманской" редакции.

Вторым скандалом, прямо касающимся "Братьев-мусульман" в большой политике стало отречение эмира Катара - спонсора и покровителя ихванизма в самом Египте, но также в Палестине и Ливии. Фактически это отречение стало признанием провала политики Катара в Сирии и состоялось оно также по требованию США незадолго до того, как египетская армия получила из-за океана приказ разгромить протеже ныне уже бывшего эмира.

Третьим пострадавшим от Сирии компонентом ихванизма стало движение "ХАМАС". Его руководство раскололось в своей позиции по вопросу сирийской гражданской войны. Некоторые деятели, такие как Марзук, выступили против Асада, в то время как другие, например, Халед Маш’аль, их дезавуировали. Было бы наивностью утверждать, что статус ХАМАС, как ведущей силы палестинского сопротивления, не пострадал от этого раскола.

Финалом на данный момент стал военный переворот против ихванов в Египте. Невозможно игнорировать тот факт, что он имел место именно после того, Мурси обозначил свою антиасадовскую (и антишиитскую) позицию и призвал египтян к участию в джихаде против официального Дамаска. В этом контексте негодование Эрдогана по поводу судьбы, постигшей египетского коллегу, является понятным и закономерным. Но не менее понятной представляется и радость Башара Асада: слишком много фактов указывают на то, что реальной целью Обамы является не смена власти в Дамаске, а, в первую очередь, именно разгром политического Ислама, как в поле, где идет вооруженное противоборство между Сирийской арабской армией и широким спектром "исламистских" сил, так и в международной политике, там, где "политический Ислам" (или то, что его сегодня заменяет) успел продвинуться в реальные властные структуры.

Последствия египетского переворота для региона

На фоне однозначно негативной оценки смещения Мурси, данной премьер-министром Турции, руководство Ирана занимает скорее двойственную позицию. В этой двойственности отражается то, что, бесспорно, Мурси, как это не прискорбно говорить по поводу мусульманина, находящегося в его нынешнем положении, страдает, прежде всего, по собственной вине. Ничем иным, как политической неадекватностью нельзя объяснить его заигрывания с США (частью которых была попытка присоединиться к антисирийской коалиции), его саботаж снятия блокады с Газы и позорный подрыв тоннелей, являющихся артериями жизнеобеспечения для находящихся там в изоляции палестинцев. На таком фоне призыв к противостоянию с шиитами выглядит наименьшим faux pas, хотя надо отметить, что и в этом случае Мурси скандально нарушил традицию "Братьев-мусульман", идущую от их главного идеолога Саида Кутба. Ведь именно этот ставший шахидом (инша’Аллах) мыслитель выступил против "омейядства" в писаниях Ибн Теймии и Мухаммада бин Абдель-Ваххаба, которое лежит в основе антишиитского синдрома ненависти у салафитов.

Это с одной стороны. Но с другой - и это гораздо важнее - по указке США разрушен режим, который противостоял интересам Саудовской Аравии и объективно, по крайней мере, в ближайшей перспективе, ослаблял общие позиции Запада в регионе. Свержение Мурси, по замыслу Обамы, должно вести к восстановлению неомубараковского режима, который будет поддержан Саудовской Аравией. Облегчение палестинцам это не принесет, но общий расклад сил ухудшит, разумеется, в пользу США и "Израиля".

Почему США проигнорировали все, мягко говоря, неразумные попытки Мурси обозначить себя в качестве невраждебного им политика, заинтересованного любой ценой в мире с "Израилем"? Прежде всего, не факт, что Обама высоко оценил готовность Мурси прогнуться перед сионистским образованием. В конце концов, серьезное ограничение свободы рук в отношении Нетаньяху и его праворадикальной банды также стоит в повестке дня нынешнего хозяина Белого дома. Но самое главное: Мурси и "Братья-мусульмане" просто не значились в американском проекте "египетского будущего" после Мубарака. Мурси не соответствовал планам.

************

Сравнение судеб президентов Сирии и Египта должно быть достаточным для понимающего: с одной стороны, "целый Запад" со своими арабскими союзниками и Турцией в придачу, опираясь на вооруженную силу энтузиастов, не боящихся смерти, два года не может "подвинуть" президента сравнительно небольшой страны, с другой - легитимно избранный большинством населения крупнейшей страны арабского мира президент "обнуляется" в считанные недели. Не пора ли политологам пересмотреть свои представления о том, как на самом деле читается западная "повестка дня"?

Автор: Гейдар Джемаль

Комментарии 7