Политика

Анализ событий, происходящих в Египте

Тарик Рамадан, профессор Оксфордского университета, президент исследовательского центра в Брюсселе «Европейская мусульманская сеть»

     

Египет: государственный переворот

В последние два года меня часто спрашивали, почему я не посещаю Египет, куда мне 18 лет был запрещен въезд. И так же часто я повторял, что на основании информации, которую мне удалось получить - подтвержденной швейцарскими и европейскими чиновниками - египетская армия по-прежнему твердо контролирует страну и никогда не уходила с политической арены.

 

Я никогда не разделял широко распространенного «революционного» энтузиазма. Я также не считал, что события в Египте, как и в Тунисе, были результатом внезапных исторических потрясений.  Народы этих двух стран страдали от диктатуры, от экономического и социального кризиса; они поднялись во имя достоинства, социальной справедливости и свободы. Их пробуждение, их «интеллектуальную революцию» и мужество нужно приветствовать. Но принимать или поддерживать упрощенное, прямолинейное объяснение этих политических, геостратегических и экономических вопросов было бы совершенно бессовестно.

Почти три года назад в своей  книге, а затем в серии статей, я предупреждал читателей о массе тревожных свидетельств, и лежащих в их основе геополитических и экономических соображений, которые часто отсутствуют в основном потоке политической и медиа-аналитики, и которые вынуждают подвергнуть сопровождавшую «Арабскую весну» эйфорию критическому анализу.

Военные не уходили

Египетская армия не возвращалась в политику по той простой причине, что никогда не покидала ее. Падение Хосни Мубарака было военным переворотом, который  позволил новому поколению офицеров выйти на политическую сцену по-новому, за кулисой гражданского правительства. В статье, опубликованной 29 июня 2012 года, я отмечал декларацию высшего армейского командования, что президентские выборы будут временными, на период от  шести месяцев до одного года (само название статьи выражало тревожное предчувствие: «Никчемные выборы»). Американская администрация наблюдала за всем процессом: ее объективным союзником в Египте на протяжении последних пятидесяти лет была армия, а не «Братья-мусульмане».

Недавние откровения (см. International Herald Tribune, 5 июля , и Le Monde, 6 июля ) подтверждают то, что и так уже было ясно: решение свергнуть президента Мухаммада Мурси было принято задолго до 30 июня. Беседа между главой государства и генералом Абдуль-Фаттах аль-Сиси указывает, что глава вооруженных сил страны планировал свержение и тюремное заключение президента за недели до народных волнений, которые оправдывали бы военный переворот «во имя воли народа».

Умная стратегия! Срежиссировать демонстрации с участием миллионов людей, притворяясь, что армия действительно заботится о народе! Государственный переворот, акт второй.

Молчание Запада

Как же тогда анализировать немедленную реакцию американской администрации, избегающей использования термина «государственный переворот» (который, в случае его принятия, будет означать, что она не может оказывать финансовую поддержку новому режиму)? Любопытная позиция для правительства, использующего в своем «изумлении» именно те слова, которые окажут полное политическое, экономическое и правовое влияние на вершителей государственного переворота.

Правительства европейских стран, конечно, последуют этому примеру: армия «демократически» отреагировала  на призыв народа. Все это слишком хорошо, чтобы быть правдой!

Как по волшебству,  хронические отключения электричества, дефицит  бензина и газа внезапно прекратились с падением президента. Как будто людей лишали самого необходимого для того, чтобы вести их на улицы.

Amnesty International отмечала странное отношение вооруженных сил, которые не вмешивались в некоторые демонстрации (хотя и внимательно следили за ними), позволяя насилию выйти из-под контроля, как по определенному замыслу. Свое последующее вмешательство вооруженные силы сопровождали насыщенной пиар-кампанией, снабжая  международные СМИ  сделанными со своих вертолетов фотографиями египетского населения, ликующего и приветствующего своих военных спасителей.

Выходит, что ничего на самом деле не изменилось: «Арабская весна» и египетская «революция» продолжаются, направляемые рукой генерала Абдуль Фатаха аль-Сиси. Обучавшийся в армии Соединенных Штатов, этот генерал сохранил тесные контакты со своими американскими коллегами. New International Herald Tribune (6-7 июля) информирует, что генерал аль-Сиси хорошо известен американцам, а также правительству Израиля, с которым он «и его офис», говорит нам издание, продолжал «общение и  координацию» даже когда Мухаммад Мурси занимал президентский дворец. Аль-Сиси ранее служил в военной разведке в Северном Синае, выступая посредником между американскими и израильскими властями. Едва ли будет преуменьшением говорить, что Израиль, как и США, рассматривает события в Египте вполне благосклонно.

Ошибки «Братьев»

Что, после свершившегося факта, удивляет, так это  простодушие, отсутствие опыта и сам характер ошибок, допущенных Мухаммадом Мурси, его союзниками и «Братьями-мусульманами» как организацией. На протяжении последних трех лет я резко критиковал мышление, действия и стратегию Партии свободы и справедливости, а также руководства «Братства» (в последние двадцать пять лет мои анализы и комментарии были и остаются резко критическими).  Ловушка казалась вызывающе очевидной; мои работы на эту тему (книга и статьи, написанные в период между мартом и декабрем 2012 года) указывали на серьезные недостатки.

Несправедливо было бы критиковать президента Мурси за то, что он не делал все возможное для налаживания отношений с оппозицией, предлагая ей  присоединиться к правительству, либо принять участие в широком национальном диалоге. Правда, что его попытки с ходу отвергались, и оппозиция резко противилась  каждой его инициативе. Однако факт остается фактом: его управление делами государства, его неспособность прислушаться к голосу народа и даже к некоторым из своих доверенных советников, его исключительные отношения с высшим эшелоном руководства «Братьев-мусульман», поспешные и непродуманные решения (часть которых он позже признал ошибочными) – необходимо беспощадно критиковать.

Но на более фундаментальном уровне, его самая большая вина заключается в полном отсутствии политического видения и недостатке четко установленных политических и экономических приоритетов, неспособности бороться с коррупцией и бедностью, вопиющей бесхозяйственности в социальной и образовательной сферах. Требования Международного валютного фонда (и его преднамеренные проволочки) ставили государство в невыгодную позицию: правительство Мурси считало, что это международное учреждение будет поддерживать его.  И только сейчас, после падения президента Мурси, МВФ готов, похоже, устранить непреодолимые прежде препятствия. Выяснилось это всего через три дня после свержения демократически избранного правительства.

Наивность президента, его правительства и «Братьев-мусульман» были поразительными. После шестидесяти лет оппозиции и военных репрессий (с прямого и косвенного благословения администрации США и Запада), как могли они думать, что бывшие противники поддержат их приход к власти, взывая все это время к  демократии? Неужели они не почерпнули ничего из своей собственной истории, из Алжира в 1992 г., а в последнее время из Палестины? Я всегда относился критически как к (поверхностному) содержанию их программы, так и к неоднозначной стратегии президента Мурси и «Братьев-мусульман» (компромисс с вооруженными силами и США, сдача экономики и борьбы палестинцев и т.д.), но их отсутствие  политического понимания просто  поразительно. Слышать, как  президент Мурси говорит генералу аль-Сиси, всего десять дней до своего свержения, что он вполне может понизить его (в конце концов, он же его и назначил), и что американцы «никогда не допустят государственного переворота» было совершенно невероятно и уму непостижимо.

Салафитский фактор

Некоторые наблюдатели были поражены тем, что салафиты, в частности партия «Аль-Нур», объединили  свои силы с военными, вместе с выступающей против президента Мурси «демократической» фракцией. Если бы не столь трагичный результат, было бы заманчиво назвать это фарсом. Западные СМИ поспешили  занести «исламистских» салафитов в союзники «Братьев-мусульман», хотя на самом деле они были и остаются союзниками режимов стран Персидского залива, которые, в свою очередь, являются региональными союзниками Соединенных Штатов.

Идея заключалась в том, чтобы подорвать религиозное доверие к «Братьям-мусульманам» и загнать их в крайнее положение.  В момент свержения президента Мурси они не только предали его, но и выставили свою стратегию и свои стратегические альянсы на обозрение всему миру.

Неудивительно, что первыми странами, признавшими новый режим после государственного переворота, были Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия и Катар, чьи мощные организации предоставляли, и до сих пор предоставляют, прямую и косвенную финансовую поддержку египетским салафитам (а также их тунисским коллегам).

Поверхностный взгляд может наводить на мысль, что Саудовская Аравия и Катар поддерживают «Братьев-мусульман»; в действительности они составляют основу американского влияния в регионе. Стратегия заключается в том, чтобы посеять раскол среди различных исламских политических течений, разжечь конфронтацию и дестабилизировать. Та же самая стратегия заостряет внимание на противоречиях между суннитскими  политическими организациями и обостряет разногласия между шиитами и суннитами.

Соединенные Штаты и Европа не ссорились с политическим исламом или салафитскими буквалистами государств Персидского залива (с их отрицанием демократии, несоблюдением прав меньшинств, их дискриминацией в отношении женщин и применением строгого «исламского» уголовного кодекса, выдаваемого за «шариат»); они защищают свои геостратегические и региональные экономические интересы, а репрессивная и ретроградная внутренняя политика, до тех пор, пока она применяется внутри этих стран, Запад нисколько не беспокоит. Главное – соблюсти приличия.

Отдадут ли военные власть гражданским?

Миллионы египтян выступили в поддержку «второй революции» и обратились к вооруженным силам, которые тут же отреагировали.  Теперь они обещают передать власть гражданским лицам.

Лидер оппозиции Мухаммад аль-Барадеи играет центральную роль в этом процессе, и его известность стремительно растет. С 2008 года он поддерживает тесные контакты с молодыми кибер-диссидентами и Движением 6 апреля; документы Госдепартамента США, которые я привожу в своей книге, указывают на его тесную связь с американской администрацией. Его заметность поддерживается умной стратегией, и хотя он отказался от должности премьер-министра (и объявил, что он не будет кандидатом в президенты, что еще предстоит увидеть), он стал важным игроком на египетской политической сцене.

Он откровенно –  и демократически – выступал против арестов членов «Братства», закрытия их телеканалов и всего спектра репрессивных мер в отношении граждан, которые продолжают поддерживать президента Мурси, хотя  они могут быть и не членами «Братства» (некоторые выступают за демократическую легитимность).

Ближайшие недели покажут нам дальнейшие подробности  планов придания  гражданского характера этому конкретному военному государству. Следует помнить, что египетская армия десятилетиями управляет почти 40% национальной экономики, а также является основным получателем ежегодной американской помощи в размере 1,5 миллиарда долларов.

Слезоточивый газ «Арабской весны»

Избранный президент был свергнут в результате военного  переворота. Иначе это не назовешь. Народ, в своем  законном стремлении к лучшей жизни и выживанию, к справедливости и достоинству, стал невольным участником медиа-военной операции высшего порядка.  Ситуация серьезная; молчание западных правительств говорит нам все, что нужно знать. Не было никакой «Арабской весны»; аромат ее революций разъедает глаза, как слезоточивый газ.

В наши дни нет ничего необычного в том, что писателя, который не принимает официального консенсуса, игнорируют  как  «сторонника теории заговоров», а его анализ отвергают, даже не изучив факты, на которых он основан. Должны ли мы заключить, что в нашу глобализованную эпоху, с ее сетями и структурами обеспечения национальной безопасности, с ее новыми средствами связи, политические интриги, злодейства и хитрости, манипулирование информацией и народами остались в прошлом?

«Сторонник теории заговоров» стало новым оскорблением,  изобретенным для тех, кто думает неправильные мысли, кто не вписывается в общий тренд; параноики, люди, приписывающие отдельным государствам (США, европейским странам, Израилю, арабским и африканским диктатурам и т.д.) оккультную силу, которой они в действительности не обладают.

Мы должны забыть все, что знали о заговорах, оставивших свой след в истории Латинской Америки и Африки (от убийства Сальвадора Альенде до ликвидации Томаса Шанкара); мы должны смотреть сквозь пальцы на ту ложь, которая привела к вторжению в Ирак и массовым убийствам в Газе (и то, и другое представлялось как необходимая оборона); мы не должны ничего говорить о союзе Запада с буквалистскими салафитами из шейхств Залива; закрывать глаза на выгоду для Израиля от региональной нестабильности и на последний государственный переворот в Египте.

Мы должны оставаться наивными и доверчивыми, если хотим не замечать, что Соединенные Штаты и Европа, с одной стороны, и Россия и Китай – с другой, согласились не соглашаться по Сирии, и что 170 сирийцев, которые погибают каждый день, ничего не значат по сравнению со стратегическими и экономическими интересами великих держав.

Наша обязанность – придерживаться фактов, избегать упрощения. Полярная противоположность слишком упрощенной трактовке событий – это не «теории заговора», а  понимание на основе  истории, суровых  фактов и детального анализа сталкивающихся интересов.  Представленная здесь интерпретация вполне может оказаться неправильной или неточной, но весомые и  поддающиеся проверке свидетельства не раз  ее  подтверждали.

От тех, кто критикует или оспаривает наш анализ, мы ожидаем основанного на фактах противоположного анализа, а не поношений и легковесных  лозунгов. Когда люди отказываются называть военный переворот его настоящим именем, и когда большинство СМИ отводят глаза, час критического сознания пробил.

Автор: Тарик Рамадан

Комментарии 8