Политика

Вундеркинд исламизма

Анвар Ибрагим был и перспективным вице-премьером, которому рукоплескал весь мир, и заключенным. Этот политик популярен за пределами своей родины, едва ли ни больше, чем дома.

     

Интеллектуал, прозванный прессой «азиатским Эрдоганом» и «вундеркиндом исламизма», считает, что каждая нация исламского мира может создать собственную модель демократии. «Но импульс должен исходить от самих мусульман, а не из вне», – говорит он и добавляет, что «бороться надо не только с экстремизмом и терроризмом, но также и с авторитаризмом и деспотизмом всех мастей».

Однако судьба пока не дала ему шанса полностью оправдать возлагаемые на него надежды. Он не смог реализовать все свои задумки ни в правительстве легендарного Махатхира Мухаммада в 90-е, ни в наше время, когда повел оппозиционную коалицию на выборы с явным желанием взять власть.

Политика – это жизнь

Первый раз Ибрагим попал в тюрьму в начале 70-х, после того, как поддержал антиправительственные выступления крестьян. Политическую карьеру он начал еще, будучи студентом. Создавал и возглавлял различные молодежные организации, но всегда их цели были одни – укрепление исламских ценностей, демократизация, социальная справедливость и развитие предпринимательства. Это кредо Анвар сохраняет до сих пор.

В 1982 г. тогдашний глава государства Махатхир предложил молодому политику вступить в Объединенную малазийскую национальную организацию. Его продвижение было невероятно быстрым. Уже в 1986 г. стал вице-президентом правящей партии. До того как занять пост министра финансов и вице-премьера в 90-х, он был министром культуры, молодежи и спорта.

Осужденный по сфабрикованному делу за коррупцию, попытку государственного переворота и содомию, Ибрагим, до этого считавшийся официальным преемником малазийского лидера, провел за решеткой 5 лет. Он был освобожден в сентябре 2004 г. после того, как его невиновность была полностью доказана. Потом Анвар занимался наукой в Оксфорде, университетах Джорджтауна и Джонна Хопкинса. А в 2010 вернулся в политику.

Интересно, что политика – это увлечение не только Анвара, но и всей его семьи. Отец был членом парламента и парламентским секретарем министерства здравоохранения. Мать – активная деятельница женской организации ОМНО. А когда суд отказал Анвару в возможности быть депутатом в 2008 г., жена, также избранная в парламент, уступила ему свое место. В их семье шестеро детей. Старшая дочь – вице-президент Партии народной справедливости.

Подъем и кризис

Во время пребывания Ибрагима на посту министра финансов в Малайзии произошел невероятный подъем. Именно тогда ее стали называть “азиатским тигром”. Вскоре после назначения на этот пост Euromoney включила Анвара в четверку лучших министров финансов, а в 1996 г. Asiamoney назвала его «министром финансов года».
Во время азиатского финансового кризиса 1997 г. перед Анваром Ибрагимом встала задача как можно осторожнее провести Малайзию через этот период нестабильности. Принятые им меры спасли экономику и принесли ее министру финансов благодарность множества почитателей и сторонников, а также звание «азиата года» от Newsweek.
В 1998 отношения Махатхира и Ибрагима испортились. Не вникая в суть призывов вице-премьера к реформам, гуру стал подозревать ученика в амбициях занять его место. Вскоре против молодого политика возбудили дело. Amnesty International сразу назвало процесс «наглядным образцом политической манипуляции ключевыми государственными учреждениями, включая полицию, прокуратуру и судебные органы». Многие мировые лидеры, включая американского вице-президента Альберта Гора, требовали выпустить вице-премьера из тюрьмы.

В 2008-2012 годах Анвара вновь судили, вновь за содомию, и вновь оправдали. За процессом стоял уже не Махатхир, а его преемники из правящей уже много десятков лет партии, боявшиеся конкуренции со стороны трехпартийной исламско-либеральной коалиции. Обвинявший его в домогательствах признался, что лгал. Окончание абсурдного судилища омрачилось прогремевшими в знак протеста тремя взрывами.

На выборах 2013 г. Анвар Ибрагим и его сторонники, правда, победить не смогли. Он так и остался влиятельнейшим оппозиционером, который всегда готов взять власть.

Следуя своему кредо

Большую активность Ибрагим всегда проявлял на международной арене. Он был ярым сторонником диалога между Востоком и Западом и занимался проблемами сосуществования цивилизаций и взаимодействия различных социальных, культурных и религиозных идей. Не случайно Джулиан Ассандж, основатель WikiLeaks, включил его в число людей, которые будут определять повестку XXI в.

В 1998 г. малазийский политик был избран председателем Комитета по развитию Всемирного банка и Международного валютного фонда. В течение всего срока пребывания на этом посту он активно лоббировал списание долгов и предоставление отсрочек беднейшим странам.
«Он всегда неустанно боролся с коррупцией и старался добиться от чиновников всех рангов добросовестного исполнения своих обязанностей. Он подчеркивал потребность во внутренних реформах, призванных поддержать гражданские институты, и расширить сферу влияния демократии. Ибрагим ввел вызвавшее много возражений, но эффективное антикоррупционное законодательство. Сосредоточив свое внимание на достижении социальной справедливости, уничтожении бедности, поддержке образования и создании цивилизованного гражданского общества, он обеспечил себе поддержку со стороны населения», – пишет политолог Александр Гончаров.

Арабская весна в малазийском климате

В 2008 г., когда американцы избрали Барака Обаму президентом, более 80 ученых и общественных деятелей из разных стран, призывали его повернуться в сторону исламского мира. Среди авторов обращения был Анвар Ибрагим. «На протяжении десятилетий США лелеяли и поддерживали диктаторов в мусульманских странах, и это имело катастрофические последствия для региона и для американо-исламских отношений», – говорится в документе.

С началом Арабской весны Ибрагим включился в кампанию по поддержке изменений. Но при этом он все время подчеркивает, что у Малайзии свой путь. В ней процессы, которые у арабов идут через насилие, развиваются эволюционно. Кстати, малазийский опыт адаптации Ислама в его политическом и социальном измерении заимствуют в Боснии. На азиатский Юго-Восток с интересом смотрят даже у нас в Татарстане.

Аллах не только для мусульман

В конце 2007 г. министерство внутренних дел Малайзии неожиданно запретило католической газете «Herald» использовать слово «Аллах» и даже конфисковало 15 000 экземпляров Библии на малайском языке. Правящая партия обвинила немусульман в осквернении имени «мусульманского» Бога и намерении обратить страну в Христианство.

Анвар Ибрагим, которого все время подозревают в исламизме, заявил, что власти таким образом «эксплуатируют нездоровые настроения ради укрепления своих позиций». «У нас нет монополии на Божье имя», – заключил политик.

Ибрагим остается сегодня красивой живой легендой, своего рода нереализовавшейся мечтой многих как в Юго-Восточной Азии, так и далеко на ее пределами. Он словно завис в положении вечно второго. С другой стороны, Малайзия, как азиатская страна, ценит возраст, опыт и жизненную мудрость, прежде многих других заслуг, и, кто знает, может быть, она еще даст возможность Анвару показать себя. Для этого ему только надо будет обрасти сединами, подождав пару десятков лет на скамейке запасных.

Комментарии 0