Среда обитания

Почему рушится Российская ассоциация исламского согласия

В минувшую пятницу 57- летний муфтий Ставропольского края Мухаммад Рахимов сложил с себя полномочия главы Всероссийского муфтията (Российской ассоциации исламского согласия – РАИС).

Духовное управление мусульман Ставрополья, возглавляемое Рахимовым, также вышло из РАИС и вернулось в состав Координационного центра мусульман Северного Кавказа (КЦМСК). По значимости для северокавказской уммы это событие можно сравнить разве что с выходом из состава совета чеченского муфтията.

Битва за Черкесск

Когда муфтият Чечни в апреле прошлого года покинул КЦМСК, лидер чеченских мусульман Султан Мирзаев в выражениях не стеснялся: «эта структура полностью дискредитировала себя… она превратилась просто в аббревиатуру из заглавных букв и не способна выполнять возложенные на нее задачи».

До последнего времени скептическое отношение к КЦМСК сохраняли и на Ставрополье. Краевой муфтий Рахимов в свое время был имамом Усть-Джегутинского района Карачаево-Черкесии – то есть был подчиненным Исмаила Бердиева, возглавлявшего Духовное управление мусульман КЧР и Ставрополья.

В 2003 году Рахимов стал имамом Пятигорска и последовательно добивался автономии краевых мусульман. В 2010 году из состава муфтията, возглавляемого Бердиевым, выделился ДУМ Ставрополья, руководителем которого и был избран Рахимов. А вскоре он получил титул «всероссийского муфтия», возглавив Российскую ассоциацию исламского согласия – четвертую по счету общероссийскую централизованную духовную структуру мусульман.

Три прочих – это Совет муфтиев России (СМР), Центральное духовное управление мусульман (ЦДУМ) и упомянутый уже Координационный центр мусульман Северного Кавказа. Таким образом, Рахимов формально встал на одну ступеньку с Бердиевым, к которому сейчас возвращается уже в качестве второстепенной фигуры.

Смирится ли он с таким падением? Или конкуренция с Бердиевым еще впереди? Выход Ставрополья из РАИС сопровождался официальной информацией на сайте муфтията: за три года, под руководством Рахимова, количество религиозных общин в крае возросло с 22 до 56, а Пятигорскую мечеть по пятницам посещают 1500 верующих.

«Решение оставить пост главы РАИС было продиктовано, прежде всего, необходимостью переориентации нашей деятельности на «кавказское направление». Мы провели анализ нашей работы с учетом региональной специфики краевого муфтията и пришли к выводу о целесообразности сосредоточения основных усилий в пределах СКФО», – говорится в официальном сообщении краевого ДУМ. Между строк читается, что муфтият, расположенный в столице СКФО, претендует и на роль главного в округе.

Исламское НЕсогласие?

«РАИС ближе к виртуальной организации, и получилось искусственное отделение Ставропольского края от Северного Кавказа. Я чувствовал всегда, что мы живем вместе, но все мероприятия на Северном Кавказе проходят мимо муфтията Ставропольского края и РАИС», – заявил Рахимов в интервью краевому телевидению.

Сам муфтий называет свое решение о выходе из РАИС «добровольным» и «волевым». Лукавит, однако. На самом деле, не все так гладко. В недрах ассоциации давно назрел конфликт между председателем Рахимовым и руководителем исполкома (идарата), муфтием Пермского края Мухеммедгали Хузиным.

На момент создания в ассоциацию входили духовные управления пяти регионов – Ставрополья, Мордовии, Рязанской области, Свердловской области и Пермского края (две последние были объединены в ДУМ Урала). В прошлом июне в состав РАИС вошли два новых муфтията – Ростовский и Чувашский.

После этого председатель идарата Хузин выступил в прессе с обвинениями в адрес Рахимова: мол, тот «с такой спешкой, не оповещая остальных членов президиума, развили столь бурную деятельность по расширению РАИС». Реакция была незамедлительной – в Москве был созван президиум Всероссийского муфтията (возглавляемый Рахимовым), на котором были прекращены полномочия Хузина, а вскоре председателем идарата назначен муфтий Мордовии Фагим Шафиев (он же руководитель Мусульманского молодежного союза России и член Общественной палаты РФ).

Заодно президиум РАИС предложил муфтияту Пермского края выйти из состава ассоциации. Рахимов прокомментировал это так: «Разные части организации порой проводили собственную линию, делали громкие заявления, идущие вразрез с общей линией РАИС, создавая нездоровую обстановку во Всероссийском муфтияте».

От омерзения вымойте руки

Следом за отстранением Хузина на сайте www.muslim.su появилась целая серия статеек, даже содержание которых пресказывать мерзко. Новый председатель идарата РАИС Шафиев обвиняется в «сотрудничестве с двумя разведками, саудовской и турецкой… как генерального представителя «Нурджулар» в России» (напомним, эта организация в нашей стране признана экстремистской и запрещена), а рязанский муфтий Эльшан Алиев – в получении взятки за отстранение пермяка Хузина. Не нужно быть семпи пядей во лбу, чтобы понять, что был заказчиком этих отвратительных «писулек».

Тем временем борьба за власть в недрах РАИС, похоже, не прекращалась ни на минуту. И вот на состоявшемся 3 июля в Москве заседании президиума ассоциации был вынесен вотум недоверия Мухаммаду Рахимову (который, кстати, на мероприятии не присутствовал). По информации с официального сайта РАИС, основным поводом отставки и послужило давление председателя на руководство исполкома, приведшее к отставке Хузина. Тот мог праздновать триумф – хоть и год спустя.

Некоторые обвинения в адрес Рахимова, впрочем, и вовсе были на грани фантастики. «Стоит вспомнить недавнюю информацию о том, что в Прикамье Рахимов направил группу ваххабитов из Кавказа, Южного Урала и Египта для борьбы с муфтием Хузиным и традициоционным российским просвещенным исламом», – комментируются итоги президиума на сайте Духовного управления мусульман Урала.

Временно представлять интересы организации после отстранения Рахимова будет глава идарата Фагим Шафиеву. Ожидается, что свои кандидатуры на пост председателя РАИС выставят он и Мухеммедгали Хузин, еще недавно бывший в опале.

Не кремень

Когда РАИС только создавалась, цели перед ней были обозначены архиважные: например, провести унификацию религиозно-образовательных стандартов и всей религиозной литературы, воссоздать отечественную школу улемов… Но вместо этого, как видим, новая структура сразу потонула во внутренних разборках.

Сейчас Рахимов делает вывод о том, что за три года существования РАИС она так и не вышла из младенческого статуса «виртуальной организации». Правда, эту критику он должен обратить в первую очередь в собственный адрес. Откровенно говоря, Рахимов «не потянул» статус лидера российских мусульман: у него даже на посту краевого муфтия не доставало требуемой твердости и харизмы, чтобы разрешать споры, будоражащие всю ставропольскую умму.

Например, скандальную ситуацию с несколькими девочками на востоке края, отцы которых отказались пускать их в школу без хиджабов. Если Рахимов и пытался достичь компромисса между традиционалистами и «модернистами» в умме, и между верующими и светскими властями, то об этом мало кто слышал.

Другая история – со строительством мечети в Пятигорске, как выяснила администрация города, незаконном. Безусловно, Рахимов знал (прямо ведь под окнами его офиса), что стройка ведется самовольно, а значит не может быть угодной Аллаху.

Была и масса других поводов, когда от духовного лидера мусульман требовалась твердость и последовательность позиции в отстаивании интересов региона. Например, после серии провокационных сюжетов на федеральном телеканале «Россия» или во время кампании по отделению Ставрополья от Северного Кавказа.

Духовное управление мунафиков

Год назад, в разгар конфликта Хузина и Рахимова, первый зампред ДУМЕР, член Общественной палаты Дамир Мухетдинов дал экспертный комментарий порталу IslamRF.ru: «конфликтный потенциал был заложен в РАИС изначально, так как в ее структуре предусмотрен глава и председатель исполкома: рано или поздно это двоевластие должно было привести к столкновению амбиций».

По убеждению Дамира Мухетдинова, «хрупкость структуры таких организаций заключается в отсутствии единого фундамента, скрепляющего все региональные отделения. И по региональному охвату, и, что самое главное, по уровню решаемых задач, они находятся, в лучшем случае, на уровне межрегиональной ассоциации, которая решает вопросы уровня хозяйствующего субъекта, но никак уж ни идеологического лидера российских мусульман».

К сожалению, всё это верно и в отношении любой иной исламской организации, которые в российских реалиях ведут битву не за души и сердца верующих, а за административный и пропагандистский ресурс и близость к федеральной власти. Так чему же после этого удивляться, что мусульманская молодежь презрительно именует на интернет-форумах ДУМы – «духовными управлениями мунафиков»?!

Бюрократизированная, морально разложившаяся и погрязшая в личностных разборках духовная «элита» так же чужда новому поколению мусульман-россиян, как и проворовавшиеся чиновники или пыточных дел мастера. Поэтому всё чаще их взоры и обращены в сторону «оппозиционных» имамов и улемов – убежденных, красиво и доходчиво говорящих, правда, вышедших из «леса» и туда же зовущих.

Автор: Антон Чаблин

Комментарии 0