Их нравы

Как спецслужбы США зарабатывают на переворотах

Спецслужбы США не только принимали участие в организации государственных переворотов в других странах мира, но и не забывали одновременно поиграть на финансовых рынках, чтобы конвертировать свою подрывную деятельность в конкретную прибыль

На основе сравнительного анализа специалисты трех влиятельных мировых институтов: Калифорнийского университета в Беркли, Университета Гарварда и Стокгольмского университета пришли к выводу, что Агентство национальной безопасности (АНБ), ЦРУ и другие американские службы не только имели доступ к соответствующей секретной информации, но и использовали ее в целях получения финансовой выгоды.

Это касается, в частности, переворотов в Иране и Гватемале в 1950-е годы, свержения чилийского президента Сальвадора Альенде в 1973 году, а также неудачной операции против Кубы в 1961 году.

 То, что свержение "недружественных" США режимов в других странах является основной  задачей американских спецслужб, – как говорится, "секрет Полишинеля". Экономические (а точнее, геоэкономические) интересы прослеживаются в этом отношении весьма четко. Достаточно вспомнить высказывание влиятельного американского дипломата первой половины XX века Джорджа Кеннана. Инструктируя американский дипломатический корпус в странах Латинской Америки, он говорил о "необходимости действовать в соответствии с прагматическими соображениями", "оберегая имеющиеся в распоряжении США запасы полезных ископаемых".

Известно также и то, что как раз незадолго до начала западной военной операции в Ливии тогдашний лидер страны Муаммар Каддафи предпринял ряд мер по ослаблению позиций иностранных компаний на национальном нефтяном рынке. В частности, он объявил о пересмотре соглашения о концессиях.

В результате западные компании могли бы претендовать не более чем на 20 % добываемой нефти, в то время как ранее этот показатель достигал 52 %. Это дало основания многим экспертам охарактеризовать операцию западной коалиции в Ливии не как "гуманитарную интервенцию", а как "нефтяную войну".

Однако, как выясняется ныне из материалов совместного исследования экспертов США и Швеции, помимо обеспечения глобальных геополитических и геоэкономических интересов, ЦРУ и АНБ не гнушались и простой игрой на бирже, чтобы заработать на своей подрывной деятельности. Схема была предельно простой. Спецслужбы "сливали" инсайдерскую информацию о подрывных операциях транснациональным корпорациям и другим фирмам, которые использовали ее в целях совместного максимального извлечения прибыли.

В частности, речь шла об игре на повышение рыночной стоимости акций компаний, связанных с той или иной страной и заинтересованных в проведении там денационализации стратегически важных отраслей промышленности. Так происходило, в частности, в Гватемале и Чили, где пришедшие ранее к власти антиимпериалистические правительства провели национализацию американских активов. Инсайдерская информация о том, что спустя короткое время эти активы в результате государственного переворота вернутся прежним хозяевам, позволяла ее владельцам получать миллиардные барыши.

По подсчетам исследователей Калифорнийского университета в Беркли, Стокгольмского университета и Университета Гарварда, ключевыми в этом плане были четыре дня, предшествовавшие подготовленному Вашингтоном перевороту. Понятно, что предсказания с такой точностью могли быть сделаны лишь с использованием тайной информации спецслужб.

Впрочем, почему "могли"? Прокатившиеся по обширному региону Северной Африки и Ближнего Востока политические потрясения носили гораздо более масштабный финансово-экономический характер, нежели точечные операции ЦРУ в Гватемале, Чили или на Кубе.

По оценкам международных экспертов, в свержение президента Египта Хосни Мубарака США вложили 150 млн долларов только по линии неправительственных организаций. Понятно, что подобные капиталовложения должны давать отдачу. Не этот ли фактор прослеживается в нынешнем новом обострении ситуации в "постреволюционном" Египте? Тем более что транснациональные корпорации научились активно использовать глобализацию и самые современные методы борьбы за свои экономические интересы,  напомнила в беседе с "Голосом России" эксперт в области сравнительной политологии МГИМО МИД России Елена Пономарева:

"Мы живем в условиях глобализации. Капитализм как форма существования общности постоянно должен развиваться, расширяться. Центр "съеден". Надо расширяться на периферию. Причем эту периферию надо делить, она была занята другими структурами. Значит, надо их уничтожить и установить свои виды господства, в частности экономического".

Впрочем, в сегодняшнем мире в отличие от событий в Гватемале, Чили или на Кубе в XX веке ситуация выглядит более запутанной. На нее, в частности, оказывают воздействие формирующиеся новые "центры силы" и глобальный финансовый кризис, который перевел взаимоотношения транснациональных корпораций и национальных правительств в новую плоскость, отметил в беседе с "Голосом России" директор российского Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий:

"Теперь, когда мировая экономика в одних случаях падает, а в других стагнирует  в зависимости от ее сегментов, транснациональные корпорации обращаются к национальным правительствам с призывом что-то сделать и как-то исправить положение. Но правительства не могут этого сделать, поскольку у них сами эти же транснациональные корпорации ранее отобрали все рычаги воздействия на происходящие процессы. В результате возникает ситуация "неуправляемого хаоса", которая в свою очередь оборачивается войной всех против всех".

В сегодняшнем мире правит сила, а "значения слов определяются игрой мускулов" - такого мнения придерживается один из ведущих американских специалистов в сфере геополитики, эксперт Массачусетского технологического института Ноам Хомский (Noam Chomsky). Как показывает опыт, американские спецслужбы и связанные с ними транснациональные корпорации научились успешно конвертировать подобные геополитические игры в конкретную долларовую прибыль для собственного кармана.

Комментарии 1