Политика

Таксим, «Эргенекон» и ст. 35 Устава Вооруженных сил Турции

Мировые СМИ сообщают о решении турецких властей изменить Устав турецкой армии, ограничив участие военных во внутриполитической жизни Турции.

Речь идет об изменении ст. 35-й Внутреннего устава вооруженных сил Турции, которая гласит, что основной целью вооруженных сил является «сохранение и защита Турецкой Республики».

Если законопроект будет принят и соответствующие изменения будут внесены в Устав Вооруженных сил Турции, военные больше не смогут смещать действующее правительство, что они делали неоднократно, начиная с 1960 г., когда им это право было предоставлено формулировкой данной статьи. Специалисты-политологи называют этот период «военно-политическим маятником».

О возможности изменения этого пункта в Уставе вооруженных сил заявлял еще в октябре 2012 г. вице-премьер Турции Бекир Боздаг.

Процесс ослабления роли военных был начат ПСР, возглавляемой Эрдоганом, еще в 2010 г. Так, в результате поправок к Конституции, одобренных на референдуме, было ограничено участие армии в политическом процессе. Была снижена роль военных трибуналов и участники военного переворота 1980 лишены неприкосновенности в судебном преследовании.

Тогда же Эрдоган внес изменения в «Политический документ о национальной безопасности страны». Этот документ был принят 24 октября 2005. Несмотря на то, что в работе над эти документом принимали участие все ключевые министерства, главную роль в его подготовке играл Генштаб, а его окончательную редакцию утверждал Совет национальной безопасности. В 2010 г. году эта обязанность была переложена на гражданских лиц, и в частности, на министра иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу.

Для решения правительства относительно изменений ст. 35 Устава Вооруженных сил Турции сегодня есть и подготовленная почва – упомянутые изменения в законодательстве и удачный повод – громкий процесс по делу антиправительственной организации «Эргенекон» - заговора высших военных чинов с целью свержения власти во имя «наведения конституционного порядка».

При этом, процесс по «делу Эргенекон» нельзя представлять только лишь, как это пытаются сделать некоторые журналисты, «борьбой между турецкими сторонниками светского, европейского пути развития и традиционалистами». Так, среди версий, озвученных политологами, были такие, в которых говорилось о прямом участии США в этом конфликте, их игре против турецких военных, выступающих против членства Турции в НАТО, а также против тех, кто выступал за отказ в помощи США в войне против Ирака (напомним, в 2003 г. Турция отказала США в размещении американского контингента для вторжения в Ирак с севера)

Несмотря на то, что сам процесс длился с 2008 г., шум вокруг него не утихает и по сегодняшний день. По обвинению в связях с «Эргенекон» были арестованы сотни офицеров. Официальные обвинения фигурантам дела были предъявлены в 2010 г. Тогда же членов «Эргенекон» обвинили в подготовке плана операции «Balyoz» (Кувалда), согласно которому были запланированы различные акты насилия, среди которых взрывы в мечети, аресты журналистов и политиков. Несмотря на скептическое отношение некоторых военных к серьезности подобного плана, вина обвиняемых была доказана судом.

Почти 5 лет продолжалась чехарда как среди офицерских чинов, так и в высшем руководстве вооруженных сил - аресты, отставки и «уходы» на пенсию.

Выражением кризиса во взаимоотношениях турецкого правительства и военных стал уход в 2011г. в отставку всего военного руководства, по причине «разногласий с правительством Эрдогана». При этом Абдулла Гюль, озвучив свое желание, чтобы начальник штаба ВС Турции Ишык Кошанер продолжал свою работу, все же заявил: «мы с уважением воспринимаем принятое им решение»

В 2012 г. высшие военные чины, в том числе 40 генералов и адмиралов обвиненные в причастности к заговору, были отправлены в отставку.

В судебном процессе по «Делу Эргенекон» было 365 обвиняемых, из которых 364 были военными. На 108 по счету заседании суда обвиняемым был вынесен приговор. 214 обвиняемым было назначено наказание в виде 16 лет лишения свободы. 34 офицера были оправданы.

Главные обвиняемые – турецкий генерал в отставке Четин Доган, бывший главнокомандующий военно-воздушными силами Ибрагим Халиль Фыртына и бывший главнокомандующий военно-морскими силами адмирал Озден Орнек были приговорены к пожизненному заключению, которое впоследствии было заменено 20-летним сроком, поскольку планы подсудимых не увенчались успехом.

В марте 2013 г. ЕСПЧ признал решение турецкого суда по делу о попытке переворота верным и отклонил ходатайства контр-адмирала Джема Азиза Чакмака и полковника Али Рыза Сёзена.

Процесс по «делу Эргенекон» сопровождался митингами в защиту обвиняемых. В зале суда, где был вынесен приговор, присутствующие, среди которых было много военных, встретили обвиняемых аплодисментами. В феврале 2013 г. в Стамбуле рядом со зданием суда прошла акция протеста против «дела Эргенекон», при разгоне которой полиции пришлось применить слезоточивый газ и водометы.

Сегодня правительство Эрдогана ведет подготовку к серьезным изменениям не только в ситуации, сложившейся в турецкой армии, которую с трудом можно назвать посткризисной – с трудом, поскольку даже у обезглавленной оппозиции остались сочувствующие, но также на фоне протестов, начавшихся против вырубки парка Гези.

Сравнивать две оппозиции – тех, кто поддерживает «Эргенекон» и тех, кто сочувствует протестующим на площади Таксим, было бы поверхностным подходом. При общем желании, заключающемся в свержении правительства Эрдогана, мотивы, движущие силы, качественный состав, структура, и внутренние механизмы этих оппозиций различны.

«Эргенекон» уже навсегда уйдет в историю, как одна из неудачных попыток переворота, а также как свидетельство политического мастерства нынешнего премьер-министра Турции.

Таксим - новое испытание для Эрдогана. Не менее, а может, более сложное, поскольку здесь нет одиозных фигур, пригодных для громкого и показательного судебного процесса. Да и количественный состав оппозиции существенно превышает количество оппозиционеров-военных.

Главное, что, как думается, стоит уяснить- неизвестно, как развернулись бы события вокруг парка Гези, если бы не были проведены чистки и кадровые перестановки в турецкой армии.

Членам «Эргенекон» для осуществления своих целей, возможно, не понадобился бы план операции «Кувалда». Достаточно было бы лишь возглавить толпу, оседлать «волну народного гнева» для свержения действующего правительства и смены власти, подобно тому, как это произошло в 1960 г., когда антиправительственные выступления были жестоко подавлены правительством Аднана Мендереса. Военные, под руководством Командующего сухопутными силами Турции Джемаля Гюрселя, поддержанные протестующими, организовали военный переворот, результатом которого стало свержение Мендереса и приход к власти военных – на смену Мендересу пришел Джемаль Гюрсель. Принципами правления Джемаль Гюрсель провозгласил верность секуляристским принципам Ататюрка.

Отдельной темой, которая занимает не последнее среди факторов, оказывающих серьезное влияние на развитие событий, является ситуация с ВПК Турции, который за последние годы достиг серьезных высот. Правительством Турции давно взят курс на увеличение удельного веса собственной оборонной промышленности. Сегодня уровень самообеспечения в сфере оборонной промышленности, как сообщает агентство «trend.az», составляет 54 %. Неоднократно сообщалось о планах и достижениях Турции в данном направлении. Так, Турция стала третьей страной в мире после США и Израиля, которая производит беспилотные летательные аппараты, в серийном производстве военные катера, в планах Министерства обороны созданиеэлектронной системы, предназначенной для истребителей типа F-16, проходит испытания боевая машина «Алтай», которая по замыслу создателей избавит Турцию от необходимости закупать подобный вид бронетехники за рубежом и пр. На сегодняшний день Турция намерена увеличить инвестиции в сектор производства оборонной продукции в десять раз. В данной ситуации государство напрямую заинтересовано в усилении контроля над сферой производства и инвестиций.

Решение турецких властей в контексте происходящих событий – серьезный шаг, направленный не только на укрепление власти правительства и ослабление влияния военных, но также на ослабление любой оппозиции, которая несколько десятилетий могла иметь реальную силу в Турции при поддержке военных.

При этом хочется надеяться, что усиление власти не будет означать прихода диктатуры, свободы волюнтаристким решениям или полного игнорирования интересов народа. Эрдоган неоднократно демонстрировал качества гибкого политика и сильного лидера. Турцией под руководством ПСР сделаны серьезные шаги на пути к исламизации общественной жизни, что немаловажно, учитывая наследие эпохи последователей Ататюрка.

На пути к исламизации правовой жизни есть серьезные препятствия в виде Конституции Турецкой республики, в частности ст. 2, закрепляющей светский характер государства и ст. 4, определяющей положения ст. 2 как неизменяемые. Чтобы изменить «неизменяемое», для начала необходимо изменить мышление людей, в частности, в результате усиления роли ислама в жизни социума. Это – одна из главных задач исламских сил, возглавляемых сегодня Эрдоганом. Насколько это ему удастся – покажет время. А сегодня мы стали свидетелями решения – еще одного в череде удачных политических решений, попытки изменения ситуации к лучшему, которая предпринята премьер министром Турции, ярким лидером – Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Автор: Ирина Черкасова

Комментарии 1