Среда обитания

В этой борьбе не крепнут духом

В школах Астраханской области будет введен полный запрет на любую религиозную одежду. Инициатор запрета, губернатор области Александр Жилкин был категоричен: «Дискуссия неприемлема, кто имеет противоположную точку зрения – выбор стран большой». Наш автор Руслан Айсин напоминает в связи с этим, что на астраханских землях мусульманские народы проживают еще с глубокой древности, а слово «хиджаб» означает всего лишь «покрывало».
 
     

Эпопея с запретом хиджабов в школах набирает обороты. Из региона в регион тянется этот некрасивый шлейф запретов на ношение религиозной (читай, мусульманской) одежды. Мало кто сомневается, что речь идет именно о хиджабах или мусульманских платках. Так как слово «хиджаб» вводит многих в оторопь. Все-таки арабское слово, пусть и означающее всего лишь «платок, покрывало», сегодня в обывательском лексиконе звучит в экстремистской тональности. Вообще все, что ассоциируется с исламом в нашей стране ныне находится под жестким идейным диктатом, под большой лупой всевозможных надзорных органов и специальных служб. Мусульманин, демонстрирующий свою идентичность – уже автоматически заносится в список потенциальных экстремистов и врагов отечества.

Очередная тревожная новость пришла с берегов великой русской реки – Волги, с города Астрахань. Губернатор одноименной области Александр Жилкин, вслед за своими коллегами в других субъектах страны, высказался против ношения религиозной одежды в вузах и школах на вверенной ему территории. Причем, как полагается в нормальных демократических обществах в таких случаях, мнение общественности спросить никто и не удосужился. Губернатор этой южной области так и заявил: «Это установка и дискуссия неприемлема, кто имеет противоположную точку зрения – выбор стран большой».

 

Нет связи между экстремизмом и платком? Найдем!

Логика губернатора проста, но далеко не так невинна: «Некоторые элементы начинают заигрывать, пытаются внедрить мысль, что основы наших традиционных религий не правильны. Начинают с того, что предлагают свое видение повседневной одежды, особенно женской. Мальчиков и девочек оболванивают. А потом затаскивают в ряды преступных организаций, а родители получают трупы. Мной было принято решение, сегодня подпишу, о создании экспертного совета, который будет в постоянном режиме проводить мониторинг и реагировать на появление таких фактов».

Государство пытается увязать экстремизм и терроризм с ношением мусульманской одежды в школах. И эта проблема, конечно, притянута за уши. Надо ведь найти какой-нибудь сносный довод в пользу запрещения. А застрельщиком этой кампании стал президент страны Владимир Путин, заявивший, что «хиджаб – это не наша традиционная одежда». И, по заведенной у нас традиции, вниз по вертикали принялись воплощать мысли «уважаемого Владимира Владимировича» в жизнь. Помнится, как на заре своего первого срока Путина высказался за возрождение культа физической культуры и спорта. И все чиновники, от мала до велика, перебивая друг друга стали вещать о полезности физкультуры, заверять общественность и Путина в том, что они вот-вот начнут совершать утренние пробежки. Нынешняя ситуация мне напомнила тот нелепый бюрократический подхалимаж.

Неужто нашим бюрократам невдомек, что вопрос ношения/не ношения платка для практикующих мусульман – вопрос принципиальный, не имеющий иного решения. Это прямое указание Всевышнего! Здесь не может быть иных трактовок и полутонов. Этот вопрос, как никакой иной, способен идейно разделить нашу страну, внутренне дезинтегрировать ее.

 

Это традиционные земли мусульман

Астраханская земля – это земля, где с глубокой древности проживают мусульмане. В частности, астраханские татары, ногайцы. Это их традиционные земли. Здесь они основались еще до закрепления на этой территории Нижней Волги и Прикаспийской низменности Золотой Орды. Да и название Астрахань произошло от средневекового тюркского – Хаджи-Тархан, который был одним из самых значительных городов великой империи современности – Улуса Джучи (Золотой Орды).

Астрахань и в годы царской власти был одним из центров мусульман Российской империи. В начале XX в. мусульманское население области составляло свыше 300 тыс. человек, что составляло 30% от общего числа жителей. В 1910 году в Астраханской губернии было 209 мечетей (в том числе 18 мечетей – в городе), 137 мектебе и 9 медресе – высших мусульманских учебных заведений.

Ислам для татар, ногайцев, казахов и других мусульманских народов региона был образом жизни, социоорганизующей системой  и традиционной формой сохранения этнической идентичности. Несмотря на притеснения царского правительства, годы воинствующего атеизма в советское время, мусульмане региона крепко держались за веру, всячески сохраняли ее и донесли до своих потомков в неизменном виде.

У меня много друзей из числа татар, проживающих в Астрахани. Часть из них активно занимается общественной деятельностью, возрождением татарских духовных ценностей и обычаев. Знаю, что им там нелегко. Но до последнего времени администрация области не сильно препятствовала процессу национально-духовного строительства татар. А буквально месяц назад в Астрахани состоялась торжественная церемония открытия памятника великому татарскому поэту Габдулле Тукаю, столетнюю годовщину смерти которого прогрессивная тюркская общественность отмечала в этом году.

Это еще раз демонстрирует неизбывную духовную связь, которая связывает тюрков-мусульман с Астраханской землей. Но вот такие бездумные инициативы по запрещению ношения мусульманской женской одежды в учебных заведениях явно не способствует  укреплению межнационального единства и духовного возрождения нашего общества, о котором так много говорят руководители страны.

Автор: Руслан Айсин

Комментарии 7