Политика

«Война миров» Брэда Питта и новый мировой порядок

Просто невероятный новый мировой порядок представлен в фильме Брэда Питта «Мировая война Z», выходящем в четверг на экраны российских кинотеатров. От распространяющегося как лесной пожар нашествия зомби убереглись лишь несколько стран – в том числе Израиль, где за высокой стеной укрылись вместе евреи и палестинцы, и Северная Корея, руководство которой предусмотрительно вырвало своим гражданам зубы, чтобы сдержать передающуюся через укусы эпидемию зомбирования.
 
     

Такое гротескное изображение геополитики вполне способно поставить разборчивого зрителя в тупик.  Олицетворяет ли эта киношная «стена единства» иудеев и мусульман тот бетонный барьер, которым огораживают Западный берег израильские власти? Или же это тонкий намек, что ставшая камнем преткновения Западная стена мечети Аль-Акса – которую мусульмане называют стеной Аль-Бурак, а евреи «стеной плача» – может стать позитивной объединяющей силой на Ближнем Востоке?

В новом блокбастере времени для размышления над такими вопросами не остается – атаки зомби накатываются одна за другой. Остатки мыслей уносят за собой обращенные в бегство волны нежити, которую геополитика, похоже, интересует так же мало, как и среднестатистического  кинозрителя.

И все же кто-то, возможно, после просмотра задумается – что же, собственно, говорит о Палестине и  Израиле «Мировая война Z»?

«Решат ли зрители, что Ким Чен Ун и Беньямин Нетаньяху –  самые мудрые из мировых лидеров, только  Ким немного мудрее, поскольку начисто лишен всех человеческих чувств? – пишет обозреватель New Yorker Хендрик Херцберг. –  И хотя у северных корейцев зубы пока еще целы, Израиль стену уже построил. Быть может, киноаудитория сочтет  единственным недостатком существующей стены – что она  недостаточно прочная?»

«В контексте израильско-палестинского конфликта, стена – это полный глубинного смысла символ. Но здесь она превращается в инструмент мира?», – делает вывод  Los Angeles Times.

Все неясности отчасти объясняются тем, сколь нелегкий  путь прошла картина до американских кинотеатров, где она в прошлые выходные превзошла все кассовые ожидания, породив надежды на возможное продолжение.

Фильм снят по весьма приблизительным мотивам романа Макса Брукса «Мировая война Z: устная история о войне зомби», написанного по  образцу удостоенной Пулитцеровской премии книги «Хорошая война: устная история Второй мировой войны» Стада  Теркеля. Книга Брукса представляет собой набор посланий со всего мира через несколько лет после вспышки «эпидемии зомби».

Продюсерская компания Питта Plan B за миллион долларов приобрела права на ее экранизацию, обойдя также  претендовавшего на сюжет Леонардо Ди Каприо. Но хотя поначалу Питта привлекала возможность красиво показать, как  разные страны справляются с глобальной эпидемией, вскоре стала очевидной  необходимость более линейного повествования.

После многочисленных переписываний сценария большая часть книги из него испарилась, и на свет появился фильм (конец которого, кстати, пришлось переснимать), весьма отдаленно напоминающий оригинал.

Если книга представляет собой геополитическую аллегорию, показанную с разных точек зрения, то кино ограничивается довольно узким взглядом на происходящее одного из наблюдателей ООН (которого играет сам Брэд Питт).

«Все как-то слишком уплотнилось, – объяснил актер и продюсер в интервью на прошлой неделе.  – Мы слишком всем этим загрузились. Мы потратили на него несколько лет, и не смогли собрать в одну картину. Пришлось придерживаться середины,  используя фильм как своего рода троянского коня для остального материала –  при этом все должно было быть увлекательно. А нам самим уже наскучило».

В книге неинфицированных евреев и палестинцев изолируют за огромной стеной в Иерусалиме. Главной угрозой для них оказываются не зомби, а гражданская война, которая начинается с восстания ультра-ортодоксальных иудеев.

Иерусалимская сцена (снятая на Мальте), в которой зомби карабкаются на стену как муравьи, стала самым живописным фрагментом фильма, широко использовавшемся в рекламе. Она наверняка вызовет горячую дискуссию в Палестине, да и в претендующем на священный город Израиле, где «Мировая война» выйдет в прокат 11 июля.

Заметное отклонение от книжного варианта, с геополитической точки зрения, произошло и в другой части света. В  книге эпидемия зомби начинается в Китае, но создатели фильма туманно переносят  источник заразы в «другую часть Азии».

Верность оригиналу, в данном случае, почти наверняка преградила бы  блокбастеру путь на  прибыльный  китайский кинорынок, тщательно оберегаемый правительством.

Даже когда зомби сметают все на своем пути,  кассовые интересы оказываются  важнее.

Комментарии 1