Их нравы

Руководитель РИСИ Райс Слуейманов опубликовал очередной "доклад"

 

В своем новом докладе под названием «Необходимо приостановить деятельность Совета муфтиев за антироссийскую деятельность», Раис Сулейманов в свойственной ему манере продолжает удивлять россиян интеллектуальными подборками ссылок на источники, констатирующие факты произошедших событий, соединённые между собой мифической причинно-следственной связью, существующей только в его воображении.

     

Господин Сулейманов «склеил» между собой 94 источника что бы обосновать антироссийскую деятельность Совета Муфтиев России. Материал охватывает своим «анализом» такой большой объем событий, что ориентироваться в каждом из них практически невозможно, на что и сделал ставку автор. Даже если предположить достоверность каждого из журналистских источников, на которые ссылается Сулейманов, попытаться вникнуть и объективно оценить всю полученную из доклада информацию невозможно, что и дает автору карт-бланш в манипуляции сознанием как простого обывателя, так и правительственных структур, с целью вести государственную машину только к одному, на его взгляд, правильному регулированию внутренней государственной политики – преследованиям и репрессиям.

Разобрать полностью по полочкам всю хронологию лжи господина Сулейманова возможно только в рамках судебного разбирательства, в рамках которого необходимо привлечь всех участников событий этого «доклада» в статусе истцов, дабы по каждому пункту обвинения того или иного имама, религиозной организации или простого мусульманина, возможно было уличить его в предумышленной клевете и привлечь к ответственности. В любом другом варианте, каждый для себя сам сделает выводы, по событиям имеющим отношение непосредственно к его общине, как это постараюсь сделать я, комментируя часть «доклада» относящуюся к мечети «Нур Ислама» города Новый Уренгой и известному исламскому проповеднику, имаму Исомитдину Акбарову.

Как правильно заметил автор «доклада», в 2010 году на всю страну прогремела история выходца из Узбекистана Исомитдина Акбарова, имама находящейся под юрисдикцией СМР мечети «Нур Ислама» в г. Новый Уренгой (Ямало-Ненецкий Автономный Округ Тюменской области). Но не пасквилями и ложными обвинениями, которыми оперирует Сулейманов и некоторые исламофобские СМИ, был известен на всю страну этот замечательный человек. Популярность шейха Исомитдина выходила далеко за пределы не только Нового Уренгоя, но и округа. Он мог находить общий язык и вести догматические дискуссии одинаково как с суфистами так и с саляфитами, а его знаний и силы убеждения было достаточно, чтобы пользоваться заслуженным авторитетом как у одних, так и у других. 

Исомитдин хазрат всегда акцентировал, что для каждого мусульманина призыв — это обязанность. Настолько искренне, настолько самоотверженно вёл свои проповеди шейх Исомитдин, что порой казалось, что всех, - даже самого убеждённого атеиста, он может задеть за живое. 40 минут, каждую пятницу, импровизируя без бумажки, он читал свои проповеди. Выступление плавно перетекало от душещипательных притч к подначивающим шуткам, затем вливалось в яркий гнев описания Ада и вновь возвращалось к успокоительному душевному равновесию. Каждый сидящий в зале погружался в его речь с головой, и многократное ежегодное увеличение общины ярко подтверждало, что шейху Исомитдину удавалось достучаться практически до каждого. 

Он постоянно учился сам и учил других. Вы никогда не получили бы от него «нужную» вам фетву (шариатское заключение), так как честность по отношению к своей религии была у него превыше всего. Например, каждому коммерсанту, ведущему нечестный по отношению к Аллаху бизнес, он в лицо говорил о том, что его деньги харам (запрещённые). Каждого пришедшего с улицы желающего совершить никах (бракосочетание), он заставлял учить шахаду (свидетельство Единобожия) и фатиху (первую суру Корана). А любого зашедшего в мечеть случайно, либо с просьбой к имаму прочитать дуа (обращение к Аллаху) или суру Корана, он изо всех сил пытался убедить, что самое лучшее деяния мусульманина — это вовремя прочтённая молитва.

10 октября 2010 года машину имама неизвестные буквально изрешетили бронебойными пулями. В данный момент в розыске по подозрению в совершении этого преступления находится некий Вячеслав Прямоносов. Его подозревают в серии заказных убийств, грабеже и разбойных нападениях на территории региона. Все предположения следствия по поводу произошедшего между этими двумя людьми являются просто абсурдными. Версия Сулейманова вообще не выдерживают никакой критики, так как он утверждает, что Исомитдин Акбаров был ненужным свидетелем.

Факты: «В ночь на 12 июня 2010 года банда «ваххабитов» напала на пост ДПС на автодороге Пермь - Екатеринбург в Суксунском районе Пермского края. Преступники убили сержанта Андрея Коробкина и завладели его табельным оружием. Затем, изготовив самодельное взрывное устройство с часовым устройством, подложили его в Бирском районе Башкортостана на трассу магистрального газопровода. Но трагедии не произошло. Подозрительный предмет вовремя заметили обходчики газопровода и вызвали милицию. Следующей ночью, когда террористы приехали выяснить, почему бомба не взорвалась, их поджидала милицейская засада. Однако бандиты были начеку - при попытке их задержания они выпустили в силовиков очередь из автомата и скрылись в лесу. Довольно быстро милиция и ФСБ установили личности пустившихся в бега террористов. Оперативники Центра противодействия экстремизму МВД выяснили, что лидер банды Нафис Шаймухаметов. 17 августа 2010 года в районе деревни Кургаш Архангельского района Башкортостана полевой лагерь «Аскинского джамаата» был блокирован сводным отрядом спецподразделения «Вымпел» ЦСН ФСБ и СОБРа МВД по Республике Башкортостан. Пятеро террористов оказали сопротивление и были уничтожены. Восемь других членов «Аскинского джамаата» были задержаны в разных районах республики. Ночью 5 сентября 2010 года Замир Терекбаев в дагестанском Буйнакске въехал на начиненных взрывчаткой «Жигулях» в КПП воинской части, в результате теракта погибли четверо военнослужащих и 35 получили ранения.»

Дело в том, что Нафис Шаймухамедов и Замир Терекбаев были знакомы ранее, они посещали мечеть «Нур Ислама» находясь на заработках в Новом Уренгое. Оба были прихожанами и не более, как они были прихожанами и в сотне других мечетей. Это были совершенно разные люди, которых ничего не связывало между собой, и свои радикальные идеи они почерпнули явно не в мечети «Нур Ислама», и уж точно не вместе.

Между двумя этими терактами начались проверки мечети, прихожан и самого Исомитдина Акбарова. События развивались очень стремительно. Всем было ясно, что ни мечеть, ни её имам не имеет никакого отношения к этим людям и к произошедшим терактам. Но конечно же, как и во всех расследованиях, в этом участвовали как специалисты желающие докопаться до сути, так и люди желающие заработать себе авторитет, звания, славу.

Одной из версий случившегося, которую рассматривало следствие была месть. Исомитдин Акбаров попав под пристальное внимание спецслужб в начале лета 2010 года, стал «крайним» после того как 5 сентября произошел подрыв воинской части в Буйнакске. Как утверждала ещё Анна Политковская, проводя журналистское расследование событий на Дубровке, ГРУ использует «вслепую» не только спецслужбы, но и уголовников. Никому достоверно неизвестно, какого именно профиля была воинская часть в Буйнакске, кто были эти погибшие и 35 раненых, но подобный теракт мог вывести из себя не только военных, но и все спецслужбы, под колпаком которых находился имам Акбаров, и против которого они не могли вообще ничего накопать.

Далее события развивались для всех кто участвовал в убийстве имама Акбарова очень неожиданно. На место убийства сразу прибыл вице-губернатор Тюменской области Сергей Сарычев и все руководства областного УВД. В средствах массовой информации прокатилась волна соболезнований близким и родственникам погибшего. Не оставили без внимания это событие не только все имеющие непосредственное отношение к деятельности религиозного проповедника, но и муфтии всех северокавказских регионов, общественность и даже представители РПЦ. Это событие освещалось и в зарубежных СМИ. Все это подхлестнуло заинтересованных в ликвидации неугодного имама, среди которых оказался и автор рассматриваемого нами «доклада» Раис Сулейманов, к срочному очернению его образа в глазах общественности и государственных структур.

В частности, Сулейманов утверждает, что Нафис Шаймухамедов тесно общался с имамом Исомутдином Акбаровым, более того, он называет его в своем докладе «учеником» и сообщает что именно под влиянием проповедей Акбарова Нафис стал чтить «радикальный ислам», изучать взрывное дело и проповедовать «ваххабизм». Сулейманов не стесняется впадать и в крайности, доводя содержание своего «доклада» до абсурда, он пишет, что «работая имамом мечети «Нур Ислама», выходец из Наманганской области Узбекистана Акбаров на протяжении нескольких лет занимался привычным делом - призывал к джихаду против «неверных».

По поводу подобных обвинений, которые периодически могли себе позволить явно потерявшиеся в реальности отдельные личности, сам шейх Исомитдин всегда недоумевал. Его удивляло, как можно так легко обвинять человека в подобном, не зная о нем и о его деятельности вообще ничего. Он говорил, что никому не известно, сколько в действительности людей остановила его проповедь от крайних взглядов и поступков во времена первой и второй чеченских войн. В откровенных беседах он говорил, что к нему постоянно тогда приходили люди с вопросами о военном джихаде, и что единственный джихад на который он отправлял и к которому всегда призывал, это джихад в получении знаний.

Особое возмущение вызывают формулировки Сулейманова, провозглашающие его собственные умозаключения и выдумки в случившуюся реальность. Он пишет: «Удалось установить, что Нафис Шаймухаметов ездил по стране, выполняя задания наставника - вербовать новых экстремистов.» Кем удалось установить, каким следствием, каким судом, Сулейманов не сообщает, и маскирует игру своего больного воображения под истину в последней инстанции.  Настолько увлекшись, что потеряв хронологию событий, Сулейманов продолжает лгать и сообщает, что практически сразу же после теракта в Дагестане, правоохранительные органы заинтересовались личностью Исомитдина Акбарова и прихожанами его мечети. Он утверждает, что "в эти же дни на встрече имамов в Новом Уренгое Акбаров жаловался на давление со стороны правоохранительных органов, а также на то, что на него идет большой «накат» в СМИ в связи с событиями в Башкортостане и Дагестане, где оказались замешанными его прихожане". В реальности же, Исомитдин Акбаров не мог находится в эти дни ни в Уренгое, ни на выдуманной встрече имамов, так как он занимался строительством собственного дома в Тюмени, где и был убит. А интерес правоохранительных органов возник к нему задолго до событий в Дагестане, и вызван был в первую очередь его популярностью среди мусульман Уренгоя.

Исомитдин Акбаров был истинным мусульманином отдавшим свою жизнь цели распространения ислама. В силу удивительных качеств своего характера врагов он не имел и пользовался большой поддержкой и уважением всех мусульман. В соответствии с исламской догматикой, мы имеем право называть шейха Исомитдина шахидом иншаАллах, как бы не переиначивали этот факт и сам термин наши враги. У Исомитдина хазрата осталось трое приёмных и восемь родных детей.

Каждое, я подчеркиваю, каждое слово сказанное в этом «докладе», касательное имама Исомитдина Акбарова - это ложь. Этот факт и дает мне повод заявлять, что абсолютно весь этот «труд» является фикцией, фантазией Раиса Сулейманова.


Глава МРО «Нур Ислама», г. Новый Уренгой (2005-2011)
Хамзат Дмитрий И. Черноморченко

Комментарии 8