Их нравы

Лица турецкого «протеста»

На днях я вернулась из Стамбула, где провела чуть меньше двух недель. Так получилось, что мой вояж совпал с протестными событиями на площади Таксим, и многие друзья и знакомые связывались через Интернет, чтобы узнать, действительно ли в Турции началась революция. Я весьма удивлялась, когда они пересказывали новостные сообщения российских СМИ о бунтующем Стамбуле, тысячах людей, вышедших на улицы и требующих отставки Эрдогана.

Будучи в Стамбуле, я неоднократно проезжала мимо этой площади и не видела такого количества протестующих, тем более их жестких столкновений с полицией, о которых писали практически все русскоязычные СМИ.

Более того, мне посчастливилось пообщаться с жителями этого прекрасного города и узнать их мнение по поводу происходящего и тех, кто вышел на улицы Стамбула.

Пролетели незабываемые дни, и я вернулась домой. Первым же делом решила посмотреть, что же такое пишут наши СМИ, о чем мне так подробно рассказывали друзья. Читая различные материалы, я наткнулась на статью Анастасии Горшковой «Лица турецкого протеста». После ее прочтения у меня возникла масса вопросов. Обо всем по порядку.

Во-первых, хотела бы узнать, чем руководствовалась Горшкова при написании своего материала, включив в него комментарии исключительно образованных и успешных людей, обладателей престижных профессий, тогда как основная масса протестующих – бездельники и молодежь, возомнившая, что играет в войнушку не на компьютере, а в реальном измерении.

Спросите, почему я так решила? В своей основе турки - трудолюбивый народ, большинство из них заняты делом и не могут позволить себе выйти на какие-то митинги во время рабочей недели. Из статьи складывается мнение, что журналист хотела показать этим, что бунтуют образованные люди, добившиеся чего-то в жизни (мол, такие просто так протестовать не пойдут), либо сами демонстранты создали такую видимость. Но и тут не все так просто.

В большинстве комментариев нарушена причинно-следственная связь. Ни один из интервьюируемых не сказал, чего конкретно он добивается и за какое будущее он ратует.

Азерджан, 25, студент, журналист, хочет наказания дляответственных за насилие со стороны полиции и освобождения демонстрантов из-под стражи. Хотелось бы напомнить, что все эти требования премьер-министр Эрдоган накануне пообещал выполнить, однако протестующим оказалось этого мало.

Чего же еще хочет Азерджан? «Что дальше? Не знаю. Но и этих задач пока достаточно». Вот и все объяснения…

Волкан, 28 лет, предприниматель утверждает, что вместо демонстрантов, по телевидению показывали пингвинов, и именно это заставило его выйти на площадь бороться за свободу СМИ. Смею заметить, что ежедневно с утра до вечера по разным турецким каналам транслировались новости, по радио круглосуточно говорили только об этом. Ничего не скрывалось, ничего не замалчивалось, разве что турецкие СМИ не преувеличивали события так, как это делали их зарубежные коллеги.

Собственно, может это есть та самая веская причина, по которой Волкан среди демонстрантов? Судя по комментарию – да.

Аркан, 33 года, аналитик: «Каждый день после работы я приходил в парк Гези. Все действительно началось с защиты парка, но теперь мы вышли на улицы, чтобы Эрдоган подал в отставку».

Мой личный опрос жителей Стамбула показал, что Гези не представляет для них особой ценности, напротив, как оказалось, вечерами этот «парк раздора» становился местом обитания пьяниц и наркоманов, и местные жители старались обходить злосчастное место стороной.

К тому же в словах Аркана не прозвучало ни одной причины, почему он среди демонстрантов. Единственное, что ясно, как божий день, – Аркан сторонник партии CHP (республиканской народной партии Турции). Кстати, о ней Эрдоган не раз упоминал в выступлениях, говоря, что СНР использует конфликт в своих интересах и парк их вовсе не интересует.

Комментарий 43-летнего работника текстильной фабрики, болельщика Шукру вовсе меня поразил: «Мы все очень разные, это правда, но болельщики, геи, левые, курды сплотились против общего врага». Так вот кто борется за парк и протестует против Эрдогана - болельщики, геи, левые и курды?

Я интересовалась у жителей Стамбула, среди которых были представители различных профессий, как они относятся к беспорядкам на Таксиме. Подавляющее большинство отвечали, что Эрдоганом довольны, а демонстранты лишь пытаются дестабилизировать ситуацию в стране.

Урфа, 21, футбольный фанат, курд. «У меня складывается ощущение, что мечта Эрдогана — радикальный ислам». А у меня складывается впечатление, что мечта Урфы - пить алкоголь и целоваться где захочется, да хоть перед детским садом.

«Да, мы мусульмане» - добавляет он, видимо позабыв, что алкоголь и прелюбодеяние – большой грех для мусульманина.

Диляра, 21 год, студентка. «Все больше и больше инициатив Эрдогана угрожают нашим правам — и предложение запрета абортов, и образовательные реформы, и разные исламистские правила». Каким, извините, правам угрожают действия Эрдогана, и что именно не устраивает Диляру?

Она говорит о соблюдениях прав человека, вместе с тем ратует за нарушение права еще не родившегося, но имеющего право на жизнь ребенка!

В итоге, что мы имеем? Безосновательные обвинения. Требования, половину которых Эрдоган пообещал выполнить накануне. Огромное желание пить алкоголь, целоваться где и когда захочется и свободно делать аборты.

В завершении хотела бы посоветовать демонстрантам особо не напрягаться при составлении лозунгов, ведь по большому счету все их крики сводятся к одному «Не хотим Эрдогана! Почему? По кочану!»

Потому как видимых причин у них нет…

Автор: Лейла Алиева

Комментарии 1