Их нравы

Наследие Освенцима

Бисмилляхи Рахмени Рахим.

Речь пойдёт о сионистском концлагере Адарим.

Обшарпанные стены, узкие коридоры, соединяющие большие комплексы до мелочей продуманного концлагеря формируют первое впечатление и ассоциируют в человеке ощущение пребывания в общественном туалете.
Первое, что бросается в глаза, целенаправленная поддержка антисанитарных условий и явный перевес в численности заключённых арабов в соотношении к арестованным евреям.
Всё начинается с камеры предварительного заключения. Люди сидящие в этом отсеке называются подследственными и не имеют права на контакт с внешним миром.
Тут многое зависит от этнической и религиозной принадлежности заключённого, т.к. отношение охраны формируется именно этой идеологией.

Издеваясь над заключёнными не евреями надсмотрщики, не стесняясь, улыбаются, получая удовольствие, встречая повсеместное одобрение коллег по службе.
От этих издевательств не застрахованы и заключённые евреи, но храни вас Господь попасть в эту мясорубку, будучи причастным к политическим событиям этой страны.

Деятельность охранки заключается в выявлении заключённых не евреев испытывающих проблемы со здоровьем для дальнейшего усугубления состояния больного. Это тенденция и я неоднократно видел, как заключённые мусульмане страдающие эпилепсией были вынуждены переносить приступы на грязных бетонных полах узилища под пристальными взглядами охранки и без надлежащей медицинской помощи. Поражали улыбки и насмешки охранников- надзирателей, не желавших даже прикасаться к больному. И это не смотря на то, что в соответствии с законом, больного обязаны переместить в лазарет.

Тут царит атмосфера абсолютно другого мира, в котором нет места закону. Параллельная вселенная.
Здесь не имеют значения даже параметры суда, зафиксированные в протоколах, выдаваемых израильской юриспруденцией и на любое недовольство вам предложат жаловаться в БАГАЦ (некая фиктивная организация, якобы следящая за соблюдением законности в местах лишения свободы), в которой, конечно же, никто не отреагирует на ваши жалобы. Это невозможно, т.к. большинство ситуаций требуют немедленного решения.

Нет сомнения в том, что положение требует немедленной комиссии, с целью пресечения жесточайшего обращения с не евреями в еврейских концлагерях. Так же, нет сомнений в том, что вопрос требует острого обсуждения на международном уровне. Мы должны добиться гуманитарной помощи в застенки сионизма и предотвратить бизнес еврейского государства на палестинских узниках. На Западном Берегу, палестинцы выращивают прекрасный табак, так почему семьи мусульман должны платить за него баснословные цены установленные сионизмом? Ведь если сравнить экономические ситуации, мы увидим, что палестинцы живут в десятки раз беднее, чем представители оккупации и это требование более чем правомерно.  

Ситуация обязана быть прозрачной, вплоть до установления видеокамер со свободным доступом просмотра и цель этого акта,- прекращение издевательств с последующей отдачей под суд виновных садистов- надзирателей.

Меня арестовали по абсолютно абсурдному, фиктивному, сфабрикованному обвинению, обвинению в бытовой ссоре с близкими на которую якобы отреагировали соседи. Стоит добавить, что с соседями у меня прекрасные отношения и с 2005 года не было ни одной спорной ситуации.

Тем ни менее причины ареста очевидны,- занятие альтернативной журналистикой. Многие знакомы с моей деятельностью, участием в электронных компаниях с целью освещения протестных голодовок палестинских заключённых, сотрудничество с редакциями русскоязычных исламских СМИ в России в вопросах безопасности и предотвращения атак, организованных русскими сионистами из Израиля, своей жёсткой гражданской позицией в отношении нечеловеческих методов войны с Палестиной. Фактически я выступаю за укрепление структуры исламского вещания, т.к. мусульмане, как одна из многочисленных концессий мира, имеют полное право на свободу слова и должны иметь возможность громко высказывать своё мнение по тем или иным политическим вопросам и не только.

Я являюсь инвалидом. Инвалидность на почве редкой формы наследственной гипертонии (скачки повешения артериального давления), как статус подтверждена врачебной комиссией при Министерстве Национального Страхования.

Мать пенсионерка, 77 лет проживающая в «Израиле» с 1998 года на правах временного гражданства, т.к. не является еврейкой, и есть вся моя семья. Надо отметить, что закон «Израиля» чётко гласит о том, что отнять у матери статус жителя «страны» никто не в состоянии.
Мать перенесла несколько операций, одна из которых тяжелейшая ортопедическая, операция по замене, наращиванию искусственного тазобедренного сустава. Мама 100 процентный инвалид,- остеопороз (болезнь костей).

И вот дверь моей квартиры ломают озверевшие от злости полицейские, с еврейским матом требующие открыть им вход. Это не американский художественный фильм и требовать ордер на арест или обыск, смешно и бесполезно.
Время их стараний я использовал для того, чтоб собрать необходимые мне вещи, табак, лекарства, удобную обувь.
Понимая, что сионисты отличаются редкой жестокостью, особенно чувствуя власть и безнаказанность, к моменту взлома, вёл себя с «гостями» предельно корректно. Не замечал явные попытки спровоцировать драку.
На вопрос, почему не открывал, отвечал, что имею опыт с неправомерными действиями израильской полиции, приводя пример того, как меня арестовали на койке государственной больницы Лениадо и довели в отделении до полного калапса без права на стакан воды, за содержание мною, ныне закрытого новостного интернет - агентства, Форума русскоязычных мусульман «Израиля». К слову, закрытого под сильнейшим давлением властей.

Короткое «расследование» и билет в Адарим лежал у меня в кармане. Вещи перевозила полиция, не доверяя их в мои руки, не смотря на то, что ничего незаконного при мне не было.
Оформили меня ближе к ночи. В камеру я попал во втором часу. Два на два метра каземат с тремя койками, камера была пуста. Яркий свет флуоресцентных ламп осветил гонку многочисленных популяций насекомых, грязные шерстяные одеяла и сортир, в котором из-за векового налёта нужды можно справлять исключительно стоя.

Утром я потребовал положенное мне, как инвалиду, лечение, медикаменты к которым я привязан более 3 лет. Но вместо таблеток началась пытка, рассчитанная на измождение заключённых,- поездки в суд. Заключённых для перевозки помещают в коробки, вмонтированные в служебные машины охранки. В этих металлических коробках человек полностью ограничен в движении, а особенности местного климата превращают сооружение в печь. Маршруты выбираются специальной программой и если вы сидите на севере страны, то «судить» вас будут в центре или на юге, что позволит превратить вас в запеканку. Причём на суде, если пользоваться человеческой логикой, ваше присутствие абсолютно не требуется, т.к. вы будете, начисто, лишены права голоса и спектакль будет разыгрываться исключительно между представителями мира сионистской юриспруденции. Условия пребывания в камерах суда ужасают. Людей трамбуют в маленькие помещения и устанавливают работу кондиционера на режим, который будет трудно выдержать человеку без специальной подготовки. Суды проходят в режиме нон- стоп и в первую неделю или больше, всё зависит от личной ситуации, вам не позволят отдыхать. Забудьте о сне.
Если вы мусульманин, то не имеете права на личные вещи, предметы гигиены, сменное бельё. Всё это будет отобрано при многочисленных переходах из камеры в камеру, а на выдвинутые претензии вам предложат жаловаться в БАГАЦ. Вы будете лишены права на душ, положенного раз в сутки, каждому заключённому.
 
Состояние моего здоровья, из-за отсутствия нужных лекарств, резко ухудшилось в первый же день пребывания в концлагере, и я объявил голодовку в знак протеста против нечеловеческого обращения.
Возмущение сокамерников видевших, что я далёк от симуляции нарастало и во время очередного заседания судилища мне удалось обратить внимание фиктивно установленного адвоката на суть проблемы, и в протоколе заседания появилась заметка, с требованием к тюремной охране обратить внимание на состояние моего здоровья.

Невозможно не отметить, что чувство солидарности автоматически охватывает заключённых разных национальностей, оказавшихся в центрах государственного апартеида. Люди гремели стальными дверями, требуя присутствия медперсонала концлагеря, тыча в лицо охранки протокол суда, озвучивая постановление. Успокоить ситуацию оказалось трудно, и надсмотрщики сопроводили меня в лазарет. Там тюремный врач констатировал кризис и обязал мед брата Али, друза по происхождению, выдать мне понижающие давления лекарства, после чего меня вернули в камеру. Лекарств пришлось ждать 4-е с половиной часа, не смотря на то, что подобный приступ несёт опасность для жизни.
Я расцениваю такое медобслуживание, как попытку убийства.
Мне сообщили, что тюремный врач поменяет мне лечение, которое годами подбирали видные специалисты в этой области, на что я отреагировал отказом, мотивируя, сей акт нежеланием принимать участие в экспериментах над собственным здоровьем.

На очередное заседание суда администрации пришлось вызывать скорую помощь. Сделано это было для отвода внимания заключённых, чему свидетельствует соглашение между администрацией концлагеря и медперсоналом амбуланса, отказавшегося фиксировать приступ, объяснивших отказ желанием каждого заключённого оказаться в госпитале.
Я продолжил голодовку, которая ничуть не способствовала улучшению моего состояния, каждый раз выбрасывая порции провианта.
Мать считается пострадавшей стороной. Так же, на данный момент, она не считается стороной в суде и её голос не учитывается. Это парадокс юриспруденции сионизма.

Мама нашла записку с телефонами друзей, которым нужно было сообщить о случившемся в случае атаки сионизма. Так на заседании суда появился шейх бедуинского селения, который подписал нужные бумаги и забрал меня к себе под, так называемый, домашний арест, фактически являющийся ссылкой.
Шейх продемонстрировал незыблемый пример исламского мужества и солидарности, спасая меня из рук кровожадного апартеида. Он повёл себя, как истинный хозяин этой многострадальной земли.

Не могу не отметить сочувствие, поддержку и солидарность заключённых арабов демонстрирующих силу духа Ислама в тяжелейших условиях, искусственно созданных еврейским фашизмом.
Возвращаясь к событиям, я хочу акцентировать внимание на том, что именно мать, пострадавшая сторона, искала силы способные отвести от меня агрессию сионизма. Именно мать сионизм лишил пенсии по старости, которую она до сих пор, с января месяца текущего года, не получает. И если мама действительно пострадавшая сторона, то почему идеологи сионизма пытались уничтожить именно её, 77- летнюю немощную старуху?

Если бы не поддержка братьев со всего мира, мама оказалась бы на улице, лишённая возможности платить за съёмную квартиру.
Сила выставленных мною аргументов заставила сионизм вернуть матери временное гражданство и соответствующий этому комплект прав. Но сионистские преступники снова переключили своё внимание на меня.

Мы можем не рассматривать трудности ссылки, лишение средств к существованию, но тогда будет невозможно доказать неправомерность требований сионистских властей. 
Дело в том, что меня заставляют ездить по разным городам Израиля для проведения постыдных следственных процедур, абсолютно не принимая во внимание тот факт, что посредством данной репрессии, меня лишили такой возможности. У меня просто нет на это средств, а отказ влечёт за собой угрозы на государственном уровне.
Адвокат запугивает меня концлагерем и не намерена отстаивать мои интересы, являясь винтиком репрессивной системы. В разговорах со мной она переживает за пополнение израильских концлагерей.

Если мы посмотрим на ситуацию в микроскоп, то увидим, как «Израиль» уничтожает семью инвалидов не евреев, т.к. нам полностью перекрыт кислород. Мать не справляется с бытовыми проблемами, а я нахожусь в отдалении от дома.
Лицемерие сионизма не может вызывать сомнений.
Мы увидим, как уничтожают семью исключительно за то, что один из её членов принял Ислам, тем самым демонстрируя ненависть ко всей исламской Умме. Ведь начинают они с нас, а цель войны со всем исламским миром, очевидна.
Мы увидим шовинистическое отношение ко всем русскоязычным гражданам Израиля, равно, как и ко всем гоям, возведённое на государственный уровень.
Мы увидим полное отсутствие демократии,- чистой воды фикцию.
Фактически, мы оказались лицом к лицу со страшным монстром современности,- еврейским фашизмом, т.н. сионизмом.
У нас нет возможности противостоять сатанинской машине неонацизма. А угрозы поступают на самых разных уровнях.

Последний анонимный звонок сообщил мне, что в следующий раз я не выйду из концлагеря живым, а до этого момента могу забыть о мизерному пособии по инвалидности. Угрозы физической расправы, как надо мной, так и над престарелой матерью не прекращаются.  Репрессивные структуры фабрикуют новые «улики» для ужесточения давления.

Уничтожая мою семью, «Израиль» переходит все общепринятые нормы человечности, демонстрируя всей Умме оголтелый шовинизм.
Мне пришлось пережить пытки и попытки ликвидации.
Я намерен бороться за свои права до последнего вздоха. За право на свободу слова, за право на достойное существования.

За неимением выхода, принимая во внимание отсутствие оппонента в лице юриспруденции сионизма, я вынужден объявить бойкот распустившимся расистам и скрыться в одной из мечетей оккупированной Палестины до полного прекращения репрессии.
Для исключения тихой ликвидации я держу связь с редакциями рейтинговых интернет - проектов российского вещания.
Я прошу Всевышнего (С.Т.) отвести от меня окровавленные руки сионизма и дать мне возможность покинуть «Израиль» с целью получения политического убежища.

Мы с матерью очень устали, ведь нас варят с октября месяца прошлого года. Если учесть, что обвинение звучит, как словесное насилие, а методы воздействия властей довели нас за черту бедности, лишив средств к существованию, абсурд ситуации на лицо.

Я призываю братьев распространить эту информацию и не позволить нас уничтожить. Готов по первому требованию предоставить всем желающим все имеющиеся у меня документы, связанные с данным инцидентом.
Призываю людей доброй воли донести обществу сведения о нормах обращения с не евреями в оккупированной Палестине.
Призываю мусульман рассмотреть ненависть сионизма, направленную в нашу сторону, независимо от мест нашего проживания.
И пусть Аллах (С.Т.) сплотит Умму перед лицом многочисленных врагов Ислама и даст нам возможность защитить себя.

Ляхауля Валякув ата Иллябиллях.

тел.-  +972549172858
Скайп-  danil3369
маил-  danil334455@gmail.com 

Автор: Данияль Родовский

Комментарии 1