Среда обитания

Голод – не тетка, государство – не отец

В криминальной хронике все чаще упоминаются случаи, когда женщины на Кавказе продают или бросают своих детей. За последние месяцы случаи торговли детьми были зафиксированы в Дагестане, Чечне, в Северной Осетии, а до этого была раскрыта деятельность целой группы торговцев малолетними детьми. Что случилось с некогда незыблемым на Кавказе институтом традиционной семьи? Что это: влияние культурной глобализации или же утрата кавказцами стержневых ценностей? Корреспондент WordYou.ru попытался разобраться в данном вопросе.
 

Последний такой случай был 7 июня в Кизляре, когда 36-летняя роженица попыталась продать своего новорожденного ребенка за 300 тысяч рублей. По данным СК РФ по Дагестану, женщина по ранее достигнутой договоренности продала своего ребенка местному жителю. Сделка проходила под контролем сотрудников правоохранительных органов, которые задержали злоумышленницу после передачи ребенка и получения денег. Подобный случай был зафиксирован месяцем ранее и в дагестанском Кизилюрте. Женщина пыталась продать своего 1,5 месячного ребенка двум незнакомым женщинам.
15 апреля в Грозном, на улице Лорсанова была задержана местная жительница, которая продавала своего ребенка за 250 тысяч рублей. Чуть ранее, 29 марта, во Владикавказе была задержана главврач родильного отделения Республиканской клинической больницы. Врач попыталась продать ребенка, от которого отказалась 15-летняя роженица. За ребенка она хотела получить 500 тысяч рублей. Позднее выяснилось, что подозреваемая входила в организованную группу торговцев детьми, куда, кроме нее, входили акушерка роддома дагестанского Хасавюрта и еще одна пожилая женщина из Чечни.
По мнению Расула Темирбекова, представителя Следственного комитета РФ по республике Дагестан, такие факты все чаще случаются в последнее время. За прошлый год было изобличено только три таких преступления, в этом году – больше. При этом он подчеркнул, что незафиксированных случаев может быть намного больше. Часто такие «сделки» остаются незамеченным, потому что никто не заинтересован в их афишировании – и продавцы, и покупатели очень хорошо скрывают свои действия. Ведь за такое преступление УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком от 3 до 10 лет. (127.1 ч. 2 УК РФ).
Одновременно в ростом этой печальной и для Кавказа невиданной статистики, растет также число брошенных детей. По данным Минсоцразвития Дагестана, в республике около 10 тысяч сирот. Из них более 600 находятся в детских домах.

 

Почему?

Каковы же причины столь позорного для Кавказа явления? Их стоит искать в самом обществе. По мнению большинства кавказоведов, традиционное кавказское общество в глубоком кризисе. Некогда стойкий к влиянию извне институт семьи переживает упадок. Если раньше брошенный ребенок или же оставленные на произвол старики являлись позором не только для родственников, но и для рода, аула, всей общины, то теперь иначе смотрят на это. Происходит подмена традиционных ценностей.
Проданными или же брошенными оказываются дети из неблагополучных семей или же дети, рожденные в результате нежелательной беременности. Как говорит главврач «Дома ребенка» города Махачкалы Патимат Абдурашидова, главной причиной увеличения числа сирот является нестабильная социально-экономическая обстановка в республике. «Много детей попадают к нам из-за того, что родители не в состоянии их кормить. И как бы прискорбно это не звучало, по той же причине отказываются от и новорожденных», – говорит она.
Патимат Абдурашидова назвала и другую причину увеличения количества «отказных» детей. По ее мнению, в условиях увеличивающегося влияния религии, женщины, родившие внебрачных детей, вынуждены бросать их, чтобы спасти себя от порицания и наказания. Иными словами, оставив ребенка в детдоме, она будет в меньшей опасности, чем приведя домой внебрачного ребенка.

 

Тайные браки и ненужные дети

Не стоит забывать и о том, что, по странному парадоксу, параллельно с развитием религии происходит и падение нравов. В регионе растет количество мечетей, но также и количество брошенных детей и разведенных женщин. На Кавказе богатый мужчина может себе позволить иметь несколько жен. Но, чаще всего, кроме одной официальной, другие «спутницы жизни» бывают тайными. С ней мужчина живет не ради создания семьи и, соответственно, ребенок от второй или третьей жены нежелателен. А раз нет детей, то и развестись с ней очень просто – не нужны никакие бумаги и бракоразводные процессы. Достаточно лишь трижды сказать «Ты мне больше не жена».
На тайный брак идут и многие молодые люди. Этим они как бы очищают свою совесть, пытаясь защититься от греха за внебрачную связь. Заложниками, если не жертвами, таких отношений становятся рожденные в них дети — нежелательные и никому не нужные. Кроме разве что торговцев детьми. В лучшем случае они пополняют детские приюты. Подтверждает это и свидетельство врач-гинеколога одной из больниц Махачкалы Мадины Ачилаевой. По ее словам, абсолютное большинство женщин, желающих прервать беременность, это женщины из вышеназванной категории «тайных» или «временных» жен. Может быть, поэтому глава Чечни Рамзан Кадыров предлагал узаконить многоженство.

 

Спрос рождает предложение

Во всей этой истории с задержанием торговцев детьми есть одна нестыковка. Тем, кто покупает младенцев, не легче ли пойти в приют и законным путем усыновить детей? Даже не надо платить, как бы цинично это не звучало. Для того, чтобы создать целую преступную группу торговцев детьми, на этот «товар» должен быть серьезный спрос. Свет на это кажущееся противоречие проливает рассказ бездетного Ахмеда Изиева из Хасавюрта. Несколько лет назад он хотел усыновить ребенка, но это оказалось совсем непросто. «Существует очень много разных ограничений и требований к приемным родителям – жилищные условия, материальное состояние, семейное положение, возраст и так далее. Ведь не можешь же ты просто прийти и забрать понравившегося ребенка, надо собирать огромное количество справок, на это уйдет еще больше денег», – говорит он. Поэтому, уверен Ахмед, и растет спрос на «нелегальных» младенцев.
Следует учитывать еще один важный фактор. На Кавказе бездетный брак чаще всего распадается. Как утверждает социолог Заид Абдулагатов, 4 из 5 бездетных пар со временем расстаются. В семьях, где жена не может рожать, ее могут просто домой отправить. Родственники ожидают от молодой пары, чтобы они поскорее обзавелись детьми. Поставленные в тупик таким напором пары будут искать выход. И часто решением проблемы может послужить «покупка» ребенка. Если же официально взять ребенка из приюта — это уже огласка проблемы, на которую кавказский мужчина вряд ли пойдет.
На Кавказе, где порицаемым является развод, но еще больше порицается отсутствие детей в семье, всегда будут пытаться найти выход из ситуации, пусть даже таким путем. А пока есть спрос на детей – будет и предложение.
Вопрос только в цене.

Автор: Рамазан Раджабов

Комментарии 2