Просвещение

Дар Европы мусульманскому миру

Вайс привлекал к себе внимание колоритной внешностью и необыкновенной эрудицией

     

Его именем гордятся сразу несколько государств Европы и мусульманского Востока. Еврей из Львова, гражданин Австро-Венгрии, немецкоязычный журналист, публицист и ученый - один из тех, кто стоял у истоков пакистанского и саудовского государств и оставил огромный след в исламской мысли XX в. «Он был истинным даром Европы мусульманскому миру», - эту, может быть, лучшую характеристику Леопольду Вайсу дал известный немецкий дипломат и общественный деятель Мурад Хофман.

В 2008 г. место перед главным входом в штаб-квартиру ООН в Вене получило имя «Muhammad Asad Platz». Это первая площадь, названная в Западной Европе в честь мусульманина. Между тем, на исторической родине имя этого, поистине, гражданина мира, известно лишь узкому кругу специалистов.

Леопольд родился в 1900 г. в Галиции, относившейся тогда к империи Габсбургов. Дед его был ортодоксальным раввином, отец – преуспевающий адвокат. Он был очень способным ребенком. Юноша также хорошо ориентировался в иудейских священных текстах, как и в светских науках.

Путь способного иудейского мальчика в Мекку

В его жизни поворотным моментом явилась встреча с женой Горького Екатериной Пешковой. Он сумел взять у нее откровенное интервью о масштабах голода в Поволжье, которое стало его «путевкой в жизнь». После публикации сразу несколько крупнейших газет предложили ему сотрудничество.
Вскоре Вайс как корреспондент «Франкфуртер–цайтунг» и заручившись сверх того приглашением своего дяди, психиатра одной из иерусалимских больниц и известного фрейдиста, отправился на Ближний Восток. Его палестинские репортажи привлекли к молодому автору еще большее внимание. Он уже тогда резко и едко осуждает сионизм. В лицо будущему президенту Израиля Хаиму Вайцману он говорит все, что думает о еврейском радикальном национализме.
Объездив весь мусульманский мир, Вайс страстно полюбил его. Был даже в Советской Средней Азии. Свои наблюдения он изложил в многочисленных газетных очерках и нескольких книгах. Его сравнивают с английским путешественником прошлого века Ричардом Бертоном, открывшим озеро Танганьика, а еще чаще — с Лоуренсом Аравийским, другим европейцем, влюбившимся в Арабский восток.
В 1926 г. после долгого общения с выдающимся богословом Мустафой Мараги в Каире Леопольд принимает Ислам и имя Мухаммад Асад. «Вера нашла меня в потоке лет, без всяких усилий с моей стороны, моя история – всего лишь история о европейском открытии Ислама», – рассказывает он в «Дороге в Мекку», переведенной на многие языки.
Позже он признал, что понять Ислам и религию вообще ему помогли знания Иудаизма. Леопольд стал одним из первых и немногих европейских евреев, ставших мусульманами.
Он изучает Ислам в Аль-Азхаре. А позже с женой, тоже ставшей мусульманкой, возвращается в Аравию.

Государства собственными руками

В сердце Леопольда-Мухаммада особенно запала Аравия, которая тогда была совсем не той, которую мы знаем сегодня – нефтяные богатства сильно изменили пустынный край. Вайс подружился с королем Абдуль-Азизом ас-Саудом, который, по его признанию поверял ему «сокровеннейшие мысли». «У меня роман с этой страной… Даже покидая этот край, человек будет мучиться ностальгией в красивейших и богатейших странах мира», – писал он. Мухаммад Асад внес огромный вклад в становление нового государства на Аравийской полуострове.
В середине 30-х он знакомится с выдающимся пакистанским поэтом и философом Мухаммадом Икбалом. Их на многие годы связала глубокая дружба и общность устремлений. С подачи Икбала Асад становится одним из теоретиков мусульманской государственности в британской Индии, знакомится с Мухаммадом Али Джинной, основателем Пакистана, содействует выпуску первых газет на языке урду. Асад считает, что без своего уголка Исламу не выжить в индуистском людском море.
«К моменту выделения Пакистана из Индии в 1947 году авторитет Асада был столь высок, а вклад столь несомненен, что он, журналист, был приглашен в состав руководства нового независимого государства», – пишет Юрий Колкер в своей работе, посвященной знаменитому восточноевропейцу. Сначала Вайс возглавляет ближневосточный отдел МИДа, а затем становится полномочным послом Пакистана при ООН.
Работая в Нью-Йорке и Париже он привлекал к себе внимание как колоритной внешностью, так и необыкновенной эрудицией. Независимость стран Африки, палестинские дела, египетская революция, статус Пенджаба и Кашмира, пакистано-индийские отношения — вот неполный перечень проблем, в обсуждении и решении которых участвовал Асад.
Но в 1955 г. ему приходится уехать из Пакистана. Он не смирился с военным переворотом Аюб-хана и упразднением Конституции, одним из автором которой он был. Другой пакистанский руководитель, генерал Зия уль-Хакк, уже в 1980-е годы, тоже искал дружбы Асада, но погиб в авиационной катастрофе прежде, чем тот успел ответить ему.

После бурь

Выйдя в отставку, Асад селится в Марокко и все свои силы отдает переводу на английский Корана. Труд всей его жизни выходит лишь в 1980 году с посвящением: «Для людей разумеющих». В Марокко увидели свет и другие работы Мухаммада: «Принципы мусульманского государства», перевод «Сахиха аль-Бухари»: «Ранние годы Ислама» и др.
В конце жизни он возвращается в Европу. Оседает в испанской Андалузии, которая будучи христианским регионом, еще хранила память о веках Ислама. Здесь Асад встречался с арабскими высокопоставленными деятелями и дописывал свою автобиографию.
Асад был женат трижды. Эльза умерла еще в Саудовской Аравии, до поездки в Индию. Вторая жена, дочь одного из палестинских племенных шейхов, родила ему единственного сына и тоже умерла молодой. Свою третью жену, Полу, польку родом из Бостона, он встретил в Америке, когда представлял Пакистан при ООН.
Мухаммад умер в 1992 г. Он похоронен на крошечном мусульманском кладбище в Марбелле.

Мухаммад Асад не чужой и для России

В современной Украине имя Леопольда Вайса мало кому, что говорит. Аналогичная ситуация и в России — а ведь для нас этот выдающийся деятель тоже не посторонний, учитывая, что Львов — в каком-то смысле и наш город.
А вот, например, в Австрии Асад известен куда лучше, не говоря уже об арабском мире и Пакистане. На состоявшейся недавно в Киеве крупной международной конференции, посвященной Асаду, австрийский посол на Украине Вольф Хайм отметил, что творческое и научное наследие Вайса является неотъемлемой частью культуры его страны. Для европейцев он является источником познания мусульманского мира через призму европейского менталитета. Кстати, в империи Габсбургов Ислам был официально признан еще в 1912 г.
Украинские мусульмане — наверное, единственные в своей стране, кто пытается популяризировать имя Леопольда Вайса. Но его наследие может иметь не только религиозно-просветительское приложение, но и практическое — это мост для современной Украины как в Европу, так и в исламский мир.
Одна из немногих попыток рассказать миру о Мухаммаде Асаде – фильм режиссера Георга Миша, некоторые эпизоды которой снимались во Львове. Кинолента уже завоевала различные призы на фестивалях от Иерусалима до Ванкувера.

Мысль и дело

Вайс проявил себя как нестандартный исламский мыслитель. Так, именно он сумел настоять на внесении в Конституцию Пакистана статьи, открывающей женщинам путь к высшим государственным должностям. Впоследствии это позволило стать премьер-министром легендарной Беназир Бхутто.
Асад настаивал, что между принципами демократии и Исламом существует глубинное родство. Вот что он писал: «Худуд — не начало, а конец Шариата, начало же – в правах человека. В Исламе нет наказания, которому бы не соответствовали определенные права…».
Также он еще в начале XX в. подчеркивал опасность любого фанатизма. Асад говорил, что любой экстремизм, оказываясь во власти, непременно перерождается в тоталитаризм и диктатуру. Леопольд пропустил эту проблему через себя — его родители погибли в нацистских лагерях.
Интересно, что Асад не принял иранскую революцию. Он даже не считал ее исламской и осуждал за жестокости и крайности, резко критиковал Хомейни. В ответ его обвиняли в работе на саудовский двор, с которым у него на протяжении всей жизни сохранялись хорошие отношения. Однако в 80-е саудовцы сами все чаще атаковали Асада за реформаторские идеи.
Леопольд Вайс – свидетель и участник процессов развития исламского мира колониального и постколониального периода. На его глазах рождались, его руками строились и погружались в пучину своих проблем новые государства. Столько и так глубоко с европейской доходчивостью о том, что происходило, не писал, наверное, еще никто.

Комментарии 4