Среда обитания

Рамазан Абдулатипов: «Министров от освобождения с должностей спасли журналисты»

4 июня врио президента Дагестана Рамазан Абдулатипов в прямом эфире в передаче «Диалог с властью» снова пообщался с журналистами, телезрителями и пользователями социальных сетей. Мероприятие длилось больше двух часов. Нередко глава республики сходу давал указания ответственным лицам, реагируя на сообщения граждан о тех или иных проблемах.

В частности, глава Дагестана поручил мэру Каспийска Джамалутдину Омарову разобраться с фактом невозможности реализовать материнский капитал в рамках программы «Обеспечение жильем молодых семей»; на просьбу об установлении светофора по улице Энгельса в Махачкале главному гаишнику республики было рекомендовано немедленно разобраться в ситуации, в противном случае «предложение о коренном сокращении ГАИ останется в силе».

Мэр Махачкалы, закрытые горы и море
Хотя журналистов официально и не предупредили, какая тема будет «закрытой» на встрече, в ходе ее проведения модератор прямого эфира, директор РГВК «Дагестан» Азнавур Аджиев делал попытки остановить журналистов, когда звучали неудобные, по его мнению, вопросы. Лишь вмешательство Абдулатипова спасало ситуацию. Началось же мероприятие с выступления самого врио. Он отметил, что каждое слово дагестанца для него важно. Будут предприняты и определенные меры по решению той или иной озвученной в прямом эфире проблеме.
Абдулатипов считает успехом, что «дан сигнал дагестанскому обществу и дагестанской власти к обновлению и очищению». Он намерен довести процесс до конца. Последнее мнение было доведено до всех в привычной для главы республики манере: «Один остроумный знакомый горец сказал мне: «Рамазан, сесть на ишака — один позор, но слезть с него — два позора». Я сел на этого ишака, слезу только тогда, когда все будет закончено».
Глава республики снова заявил, что в республике слишком многое разрушено: «Главный вывод этих дней работы — Дагестан кормили, но не лечили. «Кормежка» способствовала росту злокачественных клеток. Сегодня нужно очистить общество от них. В республике все роздано по кусочкам, нет потенциала для развития. Достаточно сказать, что Дагестан входит в число пяти самых кризисных территорий планеты, куда вообще не рекомендуется никому ехать, не говоря уже об инвестициях».
Дагестанский президент также сообщил, что промышленный потенциал республики почти сведен к нулю, никто ничего не делал для его восстановления, хотя сегодня и появились определенные подвижки. «Не работало ОАО «Дагдизель». В течение двух часов я переговорил с министром обороны России Сергеем Шойгу и вышел от него с подписанным контрактом на сумму 5 млрд рублей», — отметил врио.
Затем слово предоставили журналистам. Как и предполагалось, первым прозвучал вопрос об аресте мэра Махачкалы Саида Амирова. Врио сообщил, что узнал о задержании в Грозном, на финальном матче Кубка России. По факту ареста он «и не радуется, и не плачет». Абдулатипов отметил, что никаких коллапсов в городе не будет, и поведал о прошлых встречах с градоначальником: «Я говорил Саиду Джапаровичу, что им сделано многое, но в городе нет места для людей. Он стал закрытым. Мало кто сегодня догадывается, что Махачкалу окружают горы и море. Мы наметили меры по обновлению города. Специальная бригада уже три месяца работает по реконструкции, обновлению Махачкалы, открытию для горожан морского, прочего пространства».

«Разберитесь с левашинской капустой и картошкой»
Абдулатипов разъяснил ситуацию вокруг собственной кадровой политики — когда вроде бы снимаемых глав некоторых муниципальных образований трудоустраивают на еще более «теплом» месте: «При всей моей строгости я очень бережно отношусь к людям. Не хочу, чтобы люди, которые освобождены с работы, чувствовали себя оскорбленными, даже если они не справились со своими обязанностями. Если я снял главу администрации, то стараюсь устроить его на работу в Махачкале. Один из руководителей района начал прятаться, и теперь он от меня не получит ничего, потому что повел себя не по-мужски. От него требуется работа, а не лояльность к власти».
Из дальнейшей речи следовало, что «ничего не получит» и нынешний глава Казбековского района Абдула Махачев — из-за обстановки в поселке Дубки (на своих страницах «НД» неоднократно писало о проблемах Дубков, а в №20 от 24 мая нынешнего года был опубликован подробный репортаж о ситуации в населенном пункте — «Крыша едет»): «Много комиссий побывало в этом поселке.
Глава поселка ничего не может и не хочет делать. Также и глава Казбековского района, который находится у меня в списке неэффективных руководителей. Я обращаюсь непосредственно к Абдуле Махачеву по телевидению: наведите порядок. Если вы не можете разобраться с жалобами в Дубках, то надо снимать руководителя поселка. Рамазан Джафарович, разберитесь, кто с какой комиссией был в Дубках, почему не довели дело до конца. Отправьте их туда и пусть завершат все работы».
Абдулатипов отметил, что рядом с ним должны работать лишь «эффективные, порядочные, грамотные люди»: «Кто не успевает — отойдите, не мешайте. В правительстве почти нет случайных, безграмотных людей. Вокруг каждого из них много разговоров о том, что кто-то чей-то человек. В Дагестане невозможно найти человека, который был бы сам по себе. Но будучи новой командой эти люди начинают работать на общие идеи, принципы. Старые кадры, которые не адаптировались к новым условиям, будут вынуждены уйти сами. Некоторые министры уже стоят на очереди к увольнению. Одних от освобождения спасли журналисты — у них появилась возможность рассказать им о том, как они умеют работать».
Врио сообщил, что формирует свою команду, опираясь на правовые и нравственные законы: «Там, где не хватает правовых гарантий, я обращаюсь к нравственным, этическим гарантиям. Если я буду руководствоваться только тем, что мне разрешено, будет сделано мало. Мне президентом страны даны дополнительные полномочия. Есть поручения, в том числе секретные, оказывать всяческое содействие в обновлении федеральных органов в республике, республиканских органов и органов местного самоуправления».
Абдулатипов высказался по работе бывшей комиссии по адаптации боевиков к мирной жизни: «У нее раньше было длинное название, но мы за последние три месяца больше людей вывели «из леса», чем за все время работы этой комиссии. И делали мы это тихо, в закрытом режиме, потому что нельзя выводить и везде показывать боевиков: вот они, мол, вышли «из леса», ведь потом у них могут появиться проблемы».
Когда прозвучал вопрос по переработке овощей на местах, Абдулатипов подробно ответил на него. В числе поручений вице-премьеру Шарипу Шарипову прозвучала и рекомендация «разобраться с левашинской капустой и картошкой», что прозвучало двусмысленно и вызвало смех в зале.
Врио рассказал и о своем отношении к пресловутым кланам: «В своих истоках род, клан — это неплохие понятия, просто мы извратили их, вложили другое содержание. Нормальных кланов в этом смысле в Дагестане нет, есть мафиозные и бандитские группы. Я против таких кланов, но у меня есть один из самых крупных кланов в республике — это дагестанский народ».

Автор: Ахмеднаби Ахмеднабиев

Комментарии 0