Общество

Китай готов к большой войне

Армия Поднебесной перевооружена на современную технику и проводит учения наступательного характера.

В статьях «Оверлорд» по-пекински», «Логика китайской морской стены» и «Атака китайского авиапрома» еженедельник «ВПК» уже рассмотрел нынешнее состояние ВМС и ВВС КНР. В них был отмечен стремительный рост боевых возможностей страны в последнее десятилетие. Говорилось также, что в России да и на Западе очень популярен миф о том, что в Китае по-прежнему производится боевая техника низкогокачества, к тому же малыми партиями.

Прекрасно известно, что производство техники малыми сериями просто невыгодно экономически (ведь чем больше единиц продукции изготовлено, тем дешевле каждая единица) и совершенно бессмысленно в военном отношении. Если техники мало, каждый образец становится золотым и в экономическом, и в военном смысле. Но поскольку именно такую практику сейчас демонстрируют Россия и Европа, они считают, что и Китай ведет себя так же. На самом деле в КНР принято достаточно долго экспериментировать с различными типами техники одного класса, выбирая оптимальный образец и устраняя различные недостатки. Эти экспериментальные образцы действительно выпускаются малыми сериями. В данном случае китайцы следуют своему принципу «переходить реку, нащупывая камни», по которому проводятся их реформы. Достигнув оптимального, с их точки зрения, результата, они переключаются к массовому производству наиболее удачного образца. Такому массовому, что ни Европе, ни России и не снилось.

Нельзя не отметить еще один факт. Если случится военный конфликт между КНР и США, он будет происходить на море и в воздухе. Соответственно в американских и вообще западных печатных изданиях максимум внимания уделяется развитию ВМС и ВВС НОАК. В Россиипросто переписываются эти западные источники, что несколько странно. Ведь у нас с Китаем имеется сухопутная граница длиной 4,3 тысячи километров. Притом что значительные территориальные претензии КНР к РФ никуда не делись.

С сухопутными войсками НОАК происходит то же, что с ВВС и ВМС: стремительное качественное обновление при сохранении количественных показателей.

Замена танков полным ходом

Несмотря на значительные сокращения численности личного состава в 80-е годы, НОАК все равно остается крупнейшей в мире по данному показателю количественно, резко улучшившись качественно. Благодаря огромному избытку призывных ресурсов армия мирного времени сочетает достоинства наемной и призывной. С одной стороны, граждане идут служить за родину, а не за деньги (по призыву), с другой – излишек людей позволяет выбирать для службы лучших (то есть в первую очередь городских юношей), многие из них затем остаются служить по контракту. Те молодые люди, которые не были призваны в НОАК (как правило, из сельской местности, с низким уровнем образования), проходят первичную военную подготовку и должны, очевидно, составить массовую армию на случай большой войны. Ради нее в Китае полностью сохраняется мобилизационная система (применительно как к населению, так и к промышленности). По аналогичной причине большая часть соединений сухопутных войск НОАК остается дивизиями. Лишь незначительное их количество переформировано в бригады. Последние рассчитаны на ведение локальных войн, но основа – это дивизии, предназначенные для крупномасштабной войны.

Для этой же большой войны сегодня Китай создает крупнейший в мире танковый парк. Здесь хочется в очередной раз напомнить, что вести нормальную войну без танков невозможно. Эту прописную истину приходится повторять потому, что танк регулярно «хоронят», заявляя, что он устарел. В этих заявлениях содержится глубокое внутреннее противоречие, которое почему-то никто не замечает. С точки зрения «могильщиков» танка, устарел он потому, что стал слишком уязвим, никаких других обвинений танку не предъявляется. Действительно, в развитие противотанковых средств вкладываются миллиарды долларов во всем мире, создано их множество. Дело, однако, в том, что любой другой класс наземной техники на один-два порядка более уязвим, чем танк. Если танк устарел по причине уязвимости, значит, наземную войну вести вообще больше нельзя. Что вряд ли можно обсуждать всерьез. Ничего, сравнимого с танком с точки зрения сочетания огневой мощи, подвижности и защищенности, нет и не будет. «ВПК» подробно писал об этом в статье «О «похоронах» танков не может быть и речи». В ней же подробно обсуждалось состояние китайского танкового парка. В войска уже поступило не менее четырех тысяч современных танков Туре-96 и Туре-99, причем замена старых на новые идет по принципу «один к одному». То есть радикальное качественное обновление не ведет к количественным сокращениям. Машины Туре-96/96А уже поступили во все семь военных округов НОАК, Туре-99 – пока только в три округа: Шэньянский, Пекинский и Ланьчжоуский (именно в те, что прилегают к границам с Россией). Впрочем, они постепенно также появятся во всех округах, хотя в нашей литературе до сих пор можно встретить фразу, что этот танк в ограниченных количествах поступает только в элитные части. Как же много теперь в НОАК элитных частей…

Нельзя не отметить того факта, что в мае 2012 года во время боев за спорный город Хеглиг танки Туре-96 ВС Судана подбили не менее четырех Т-72 Южного Судана (были куплены этой страной на Украине) без потерь со своей стороны. Таким образом, наиболее массовые китайские танки, как минимум, не уступают качественно наиболее массовым российским. Объяснить исход боев у Хеглига плохой обученностью южносуданских танкистов вряд ли можно, ибо нет никаких оснований предполагать, что суданские танкисты обучены лучше. Конечно, можно допустить, что экипажи Туре-96 состояли из китайцев, но ведь и экипажи Т-72 вполне могли быть укомплектованы восточными славянами…

Самая мощная РСЗО

Китайцы создали целое семейство амфибийных боевых машин во главе с БМП WZ-502 (она же ZBD-04), на которую установлена башня от нашей БМП-3 (на вооружение морской пехоты уже поступило до 300 таких машин, их производство продолжается). Естественно, факт амфибийности был однозначно расценен всеми экспертами в свете подготовки к десанту на Тайвань, хотя эти машины могут успешно переплывать, например, Амур и Уссури. Однако затем в НОАК заметили, что амфибийность ведет к ослаблению защищенности. После чего была создана новая модификация этой БМП – WZ-502G. За счет усиления броневой защиты она больше не плавает. Зато, по данным китайских источников, башня WZ-502G, а также лоб корпуса выдерживают попадание 30-миллиметрового бронебойного снаряда с дистанции один километр, а борта корпуса – 14,5-миллиметрового боеприпаса с 200 метров. По интересному совпадению 30 миллиметров – это калибр пушки 2А42, являющейся основным вооружением российской БМП-2. Для справки: на американской БМП «Брэдли» установлена 25-миллиметровая пушка М242. А уж 14,5 миллиметра – это вообще уникальный калибр. Его имеет только один пулемет в мире – наш КПВТ, основное вооружение всех отечественных БТР. Максимальный калибр западных пулеметов – 12,7 миллиметра.

Кроме новейших БМП поступают на вооружение НОАК различные БТР и бронеавтомобили, в том числе, что интересно, построенные по технологии MRAP, то есть предназначенные для противопартизанских войн.

Быстро развивается ствольная артиллерия. В частности, поступает на вооружение 155-миллиметровая САУ PLZ-05 (уже получено не менее 250 единиц).

Традиционно наиболее сильной стороной сухопутных войск НОАК является реактивная артиллерия. В стране создано множество образцов реактивных систем залпового огня (РСЗО) как на базе советских, так и полностью собственных. Логично, что именно в Китае разработана самая мощная и дальнобойная РСЗО в мире – WS-2 (6х400 мм), первые модификации которой имеют дальность стрельбы 200 километров, а последние (WS-2D) – 350–400 километров. Ни американские MRLS и HIMARS, ни наш «Смерч» даже близко не стоят по ТТХ к WS-2.

Вообще использование РСЗО по наземным площадным целям гораздо выгоднее, чем применение по ним авиации. Ведь при этом нет риска потери чрезвычайно дорогостоящего самолета и еще более дорогостоящего в обучении экипажа, не тратится также весьма дорогое топливо. Расходуются лишь боеприпасы, причем и они у РСЗО дешевле авиационных. Недостаточная точность стрельбы РСЗО компенсируется большим количеством снарядов, выпускаемых в одном залпе. Кроме того, сейчас и снаряды РСЗО становятся корректируемыми. В частности, это относится к снарядам WS-2. Более того, каждая ПУ этой РСЗО будет иметь личный разведывательный беспилотник, что еще более повысит точность стрельбы. РСЗО значительно превосходят также и тактические ракеты по боевой мощи при гораздо более низкой цене снарядов. Главным недостатком РСЗО по сравнению с авиацией и ТР традиционно считалась недостаточная дальность стрельбы. Но вот теперь китайцы этот недостаток устранили.

Нельзя не отметить, что из глубины Маньчжурии WS-2D способна мгновенно уничтожить все части ВС РФ в районах Владивостока – Уссурийска, Хабаровска и Благовещенска – Белогорска. А из приграничных районов Маньчжурии (но все равно с китайской территории) эта РСЗО уничтожит российские войска и авиабазы в районе Читы и стратегические предприятия Комсомольска-на-Амуре. При этом малоразмерные снаряды WS-2D имеют гиперзвуковую скорость, их подлетное время даже на максимальную дальность не превысит пяти минут. Российская ПВО не то что поразить, даже обнаружить их не сумеет. Тем более абсолютно невозможно будет обнаружить развертывание РСЗО на китайской территории, поскольку их ПУ напоминают обычные грузовики (даже направляющие имеют очень подходящую для маскировки под кузов грузовика коробчатую форму). И это не оборонительная, а чисто ударная, наступательная система. Американские «Томагавки», конечно, имеют намного большую дальность полета, но скорость у них дозвуковая, поэтому подлетное время на максимальную дальность составляет не пять минут, а два часа. К тому же их ПУ (крейсеры и эсминцы) уж точно не подо что не замаскируешь. Больше же ничего даже отдаленно сравнимого по ТТХ с WS-2 у стран НАТО нет.

До последнего времени слабой стороной сухопутных войск НОАК было отсутствие полноценного ударного вертолета. Z-9, созданный на базе французского «Дофина», мог считаться таковым лишь очень условно. Но теперь и эта проблема преодолена, на вооружение поступает разработанный с использованием как российских, так и западных технологий WZ-10 (уже имеется 60 машин, производство продолжается).

Масштабные маневры

Весьма интересный характер носят учения сухопутных войск НОАК. В сентябре 2006 года Китай провел беспрецедентные по масштабам учения Шэньянского и Пекинского военных округов НОАК, двух самых мощных по своему потенциалу из семи. Именно эти округа прилегают к границе с Россией на ее восточном участке, длина которого составляет 4,3 тысячи километров. В ходе учений части Шэньянского ВО совершили бросок на расстояние 1000 километров на территорию Пекинского ВО, где провели учебное сражение с частями этого округа. Передислокация проводилась как своим ходом, так и по железной дороге. Целями учений стали отработка навыков маневрирования армейскими соединениями на большом удалении от мест базирования и повышение уровня управления тыловым обеспечением войск.

В 2009 году эти тенденции получили дальнейшее развитие. В КНР прошли крупнейшие по размаху в ее истории военные учения «Куюаэ-2009». Они проводились на территории четырех военных округов – Шэньянского, Ланьчжоуского, Цзинаньского и Гуаньчжоуского. В них принимали участие до 50 тысяч военнослужащих сухопутных войск и ВВС, более шести тысяч транспортных средств. В ходе маневров войска преодолели в общей сложности 50 тысяч километров. В частности, четыре общевойсковые дивизии совершили марш (по железной дороге, а затем своим ходом) на расстояние две тысячи километров. На учениях отрабатывались совместные действия всех родов войск в условиях современной войны. Одной из целей маневров была проверка новейших систем вооружений, а также работоспособности разворачиваемой Китаем национальной навигационной спутниковой системы «Бэйдоу» – аналога американской GPS.

Вполне очевидно, что подобный сценарий учений заведомо не имеет отношения ни к захвату Тайваня, ни к отражению агрессии со стороны США. Захват Тайваня представлял бы собой воздушно-морскую десантную операцию, размеры же сухопутного театра военных действий (ТВД) на острове очень малы, ширина его с запада на восток не превышает 150 километров, соответственно там невозможны тысячекилометровые марши. Кроме того, в проводимых учениях не участвовали войска Нанкинского ВО, который и ориентирован на действия против Тайваня.

Агрессия со стороны США, если даже и представить ее себе, может иметь только характер удара с моря и воздуха высокоточным оружием с целью разрушения военного и экономического потенциала КНР. Действия на суше для США были бы самоубийственны из-за гигантского численного превосходства НОАК, при этом совершенно бессмысленны с военной, политической и экономической точки зрения.

Тем более КНР не может ожидать агрессии со стороны какой либо другой страны, поскольку такое нападение стало бы для захватчика самым эффективным и быстрым способом самоубийства. Поэтому проводить учения стратегического масштаба для отработки задач обороны не имеет никакого смысла, такие задачи перед НОАК просто не стоят. Это понятно и командованию НОАК, поэтому на учениях отрабатываются действия не оборонительные, а наступательные.

Очевидно, что для решения внутренних задач проведение подобных операций также заведомо избыточно, сепаратизм в Синьцзяне и Тибете не создает для Пекина проблем такого масштаба, чтобы для их решения требовалась переброска и развертывание крупных армейских соединений. Социальные волнения пока также ограниченны, хотя руководство страны опасалось их расширения из-за экономического кризиса. Главное же в том, что на учениях отрабатывались боевые действия «армия против армии», а не противопартизанская война и не подавление внутренних беспорядков.

Соответственно возникает вопрос: с какой армией сухопутные войска и ВВС НОАК собираются вести войну с использованием самой современной боевой техники, спутниковой навигационной системы и других новейших систем обеспечения боевых действий?

Следует отметить, что только в России и Казахстане возможны наступательные операции на глубину до двух тысяч километров. В Юго-Восточной Азии глубина ТВД в целом не превышает 1,5 тысячи километров, на Корейском полуострове составляет не более 750 километров. Кроме того, и местность, где проводились учения, более всего соответствует по своим физико-географическим условиям регионам Центральной Азии, Дальнего Востока и Забайкалья, а отнюдь не Юго-Восточной Азии.

Более того, зимой 2012–2013 годов войска Шэньянского и Пекинского ВО провели серию учений с широким использованием бронетехники и артиллерии в условиях экстремально низких температур и глубокого снежного покрова. Здесь уже совершенно точно ни при чем Тайвань или ЮВА…

Автор: Александр Храмчихин, «Военно-промышленный курьер»

Комментарии 2