Общество

Почему я не буду выбирать Сергея Собянина


 
Сергей Собянин ушел в отставку с поста мэра Москвы, чтобы в сентябре с триумфом вернуться не назначенным, а всенародно избранным градоначальником. Но наш автор Абдулла Ринат Мухаметов не будет голосовать за Собянина. В своей статье для WordYou.ru москвич в четвертом поколении Мухаметов объясняет, почему не отдаст свой голос Собянину.

     

Для меня уже сегодня совершенно ясно, что я за него голосовать не буду. Думаю, также и многие другие столичные мусульмане, да и немусульмане.

Дело не в том, что Собянин особенно хуже, чем остальные вероятные кандидаты, или те лучше него. Принципиальной разницы между ними я не вижу. Некоторая доля исламофобии в городе и его властях была, есть и будет. Просто при Собянине она приобрела совсем уж не столичный характер. Ее вульгарные, в самом худшем смысле провинциальные формы брезгливо отвергли даже многие очень и очень далекие от ислама москвичи.
Сергей Семенович сделал антиисламскую тему одним из главных своих предвыборных коньков. Фактически, он начал свою кампанию еще задолго до официального старта, когда еще осенью прошлого года во всеуслышание заявил, кому и в каком количестве можно ходить в городские мечети, и сколько их вообще должно быть.
Мэр порассуждал о том, что, мол, далеко еще не факт, что Москве нужны новые мечети, так как количество мусульман, обладающих столичной пропиской, не столь высоко, и они вполне обходятся 4 существующими. А приезжим из Подмосковья и гастарбайтерам, по словам мэра, в мечетях города не место. Чуть позже мэр во всеуслышание конкретизировал свою позицию. По его словам, Москва разрешения на строительство новых мечетей не давала, не дает и давать не собирается.
Совет муфтиев России обратился к Владимиру Путину с просьбой разобраться со скандальными заявлениями. Разобрался ли президент – не известно, но если и разобрался, то никому не сказал.

Как говорил товарищ Шариков

Вообще, странная идея – пускать в мечети по документу, удостоверяющему место жительство. Тем более странная, если учесть, что прописка уже много лет как в России отменена.
В свое время предшественник Собянина Юрий Лужков долго бился с федеральным центром за право сохранить в Москве особый прописочный режим с целью сдерживания приезжих, но был вынужден отступить под натиском аж Конституционного суда. Тот признал прописку нормой, идущей в разрез с конституционным правом на свободу перемещения. Сейчас действует режим регистрации, которая несколько отличается от прописки.
Странно даже, что приходится это напоминать. Или же Собянин, несмотря на нещадную критику им Лужкова, решил-таки встать на его позицию по особому режиму проживания в столице? А в случае с мечетями мы имеем всего лишь зондаж общественного мнения на предмет этого?
Если ситуация будет развиваться по такому сценарию, то скоро не только в мечети, но и в магазины, метро, в общественные уборные, да и на улице можно будет появляться только с пропиской в кармане. Получается, как у Шарикова, «человеку без прописки строго воспрещается существовать». Пока в Москве это касается только мусульман, а там – как знать…

Да и вообще, что за постановка проблемы? Ну и что, что львиная доля мусульман в Москве – приезжие или даже не обладатели регистрации? Эти люди находятся длительное время в городе, многие, если не большинство, здесь останутся. Или к гостям столицы у нас больше не следует хорошо относиться?
В Кувейте, где христиане раньше никогда не жили, сейчас строят церкви для гастарбайтеров-христиан (из Филиппин и Индии, в основном). Проблемы в этом не видят даже местные салафиты.

«В том числе и мусульманская страна»

В строительстве не только мечетей, но и любых культовых сооружений, я убежден, надо руководствоваться законом. Если есть потребность, легальная организация, все в соответствии с необходимыми нормами – пусть строят. Политизировать данный вопрос, тем более уводить его в плоскость миграционных и межнациональных проблем, – неправильно и опасно.
Конечно, надо искать компромисс с местными жителями (среди которых, кстати, тоже далеко не все с регистрацией), учитывать их интересы, идти людям навстречу, но и к потребностям мусульман, -таких же жителей Москвы,- прислушаться нужно. Москвичи, как у меня складывается впечатление, не столько против мечетей как таковых (протестуют и против церквей), сколько против беспорядка, который некоторые вокруг них устраивают, и против того, чтобы мечети строили вместо больниц, школ, магазинов и прочих необходимых всем заведений. Если эти вопросы решить, для чего, собственно, и нужен мэр, то накал страстей спадет.
Москве нужно, по крайней мере, еще несколько добротных просторных мечетей. 4 крохотные мечети для такого мегаполиса – это дурная шутка. Даже синагог в городе больше.

В западных столицах мечетей десятки, а если считать с маленькими молельнями и религиозными центрами, – то и сотни. Да что тут говорить, в столице коммунистического Китая 70 мечетей, в которые ходят не только коренные пекинцы, но и приезжие на заработки из глубинки.
А ведь Россия – наблюдатель в Организации исламской солидарности. По словам наших самых высших руководителей, она – стратегический партнер исламского мира и сама «в том числе и мусульманская страна». Но этот ее образ никак не согласуется с кадрами мусульманина, молящегося на газетке, на снегу или в луже рядом с крохотной мечетью.


Православие — наше все, а ислам — угроза безопасности

Такое положение вещей, как и заявления Собянина, только увеличивают отчуждение мусульман от своего государства. Они начинают чувствовать себя пасынками, людьми второго сорта. Чужими, ненужными своей стране.
Ведь власти открыто содействуют возведению все новых и новых церквей и восстановлению старых. Более того, при официальной поддержке правительства Москвы все столичное метро на Пасху в этом году завесили огромными плакатами с цитатами из великих российских писателей – от Солженицына до Достоевского – о Православии, как единственном спасении нашей страны.
Как вся эта поддержка мэром одной из традиционных российских конфессий согласуется с принципами Конституции, не понятно. И почему официальная поддержка Православия – это не нарушение принципа отделения Церкви от государства, а посещение школы девочкой в хиджабе, к примеру, – это страшная угроза не только светскости, но и даже национальной безопасности, о чем говорят федеральные телеканалы?
У меня в свое время была прописка, сейчас – регистрация, я москвич в четвертом поколении. И я устал каждую пятницу выбирать между тем, чтобы помолиться на тротуаре или же на проезжей части. Я забыл, когда уже в последний раз был внутри мечети на джума-намазе. Я не хочу никому мешать «отправлением своего религиозного культа», не хочу создавать проблемы тем, кто ходит или живет рядом с мечетями. Мне неприятно, что люди напрягаются из-за того, что мусульмане молятся на улице. Потому что каждую пятницу у всех московских мечетей – аншлаг, неприятный ни им самим, ни окружающим. Эту проблему надо не политизировать и не загонять внутрь, а решать. На то и городские власти.

В Собянине говорит Фрейд?

Возможно, объяснение словам Собянина надо искать в психологии. Дело в том, что Сергей Семенович – сам не москвич. Среда, дышащая столичной презрительностью к приезжим, порой вызывает у людей странные комплексы.
Обладателем заветной постоянной московской регистрации (почти прописки!) сибиряк и представитель малочисленной северной народности Сергей Семенович стал не так давно. И чопорные москвичи ему это припоминают. Открыто он, конечно, слова «лимитчик», «сельпо», «деревня» и «понаехавший» не слышит, но отношение чувствуется.
Москва, как город, редко когда управлялась варягами. С москвичами должен работать только москвич, иначе среда отторгает иногороднего руководителя, будь он с Рязани или с Урала. Так уж повелось.
Собянин во что бы то ни стало хочет наскоком покорить этот чужой ему, в общем-то, город, доказать высокомерным «мААсквичам», что он тоже свой, столичный, особенный. Поэтому он идет на выборы и не гнушается самых резких обещаний и заявлений.

 

Комментарии 4