Просвещение

Великий Татарский Миссионер, или как Япония приняла Ислам

Известно ли вам, что благодаря одному татарину Япония чуть-было не стала мусульманской страной?

Известно ли вам, что в то время, когда от разваливавшейся на глазах Османской империи (а вместе с ней и исламским халифатом) отторгались и исчезали мусульманские территории, один наш соотечественник вел активную просветительскую и миссионерскую деятельность по внедрению ислама ни где небудь, а в самой Японии?

И добился феноменального успеха, вплоть до того, что в 1939 году парламент Японии признал ислам одной из официальных религий в стране. За этот период многие представители японской элиты, включая военных и интеллигенцию, приняли ислам.

По утверждению некоторых зарубежных ученых в тот период в Японии уже насчитывалось около одного миллиона мусульман. В этот период активно разрабатывается «азиатская» теория в исламе, согласно которой народы Евразии должны были объединиться под лидерством Японии на платформе ислама. Такая бурная деятельность татарского миссионера не на шутку встревожила мировые державы. Европейские страны испугались стремительного распространения ислама в Японии, назвав этот феномен «желтой чумой». В Америке и по сей день хранятся в архивах секретные файлы об «исламизации» Японии. Внешние силы, категорически не желавшие появления мощного, милитаризированного исламского государства в лице Японии, перешли в контрнаступление. Как раз в это время в Японии начали вести активную подрывную деятельность лучшие разведчики мира, силы зла, включая гения разведки Рихарда Зорге и иже с ними (в команде которого, кстати, были и «красные» татары). Кульминацией этой драмы стала атомная бомбардировка Хиросимы и Нагасаки. Сегодня все эти события списываются на вторую мировую войну, и трактуются в свете официальной истории. Но кто знает истинную причину столь чудовищной и непропорционально жестокой «мести» американцев. Не желание ли наказать и отбить раз и навсегда стремление японцев к лидерству, особенно через ислам? Ведь у сильной духом самурайской Японии был и есть огромный потенциал к лидерству, и, приняв ислам в качестве государственной религии, Япония, безусловно, могла бы стать лидером в, осиротевшем после падения османской империи, исламском мире.
Так кто же этот человек, который приложил так много усилий в сохранении и пропаганде ислама во всем мире, в то смутное время, когда само будущее исламской религии стояло под угрозой? Имя этого человека Абдуррашид Ибрагимов. На исторической родине, т.е. в России его почти не знают. Во времена советской власти его имя умалчивалось по идеологическим причинам. Он не вписывался в пантеон советских героев-коммунистов. Мусульманский мир знает его лучше, хотя арабы так же не любят отдавать пальму первенства в вопросах миссионерства не арабским ученым. Тем не менее, если кто-нибудь из зарубежных мусульман высокомерно спросит: «Есть ли у татар богословы, внесшие свой вклад в распространение и укрепление ислама во всем мире?» можно с гордостью ответить «Да, есть. Это Абдуррашид Ибрагимов и Муса Бигиев».

Об Абдуррашиде Ибрагимове можно с уверенностью сказать, что – это первый татарский геополитик мирового масштаба, в сферу деятельности которого входили не только решение насущных татарских проблем, но так же вопросы глобальной политики, включая роль ислама на мировой арене. Он наш первый национальный политик и идеолог политического ислама мирового масштаба. Все, к чему можно прикрепить приставку «пан» — панисламизм, пантюркизм, паназиатство, — все входило в сферу его политической деятельности, ибо мыслил он глобальными категориями. Его знают в Турции, Египте, Сирии, Иордании, Японии, Германии, Франции и Англии. Чтят Абдуррашида Ибрагимова и в его родном сибирском городке Тара, где недавно прошли юбилейные торжества в честь его 150-летия.

Наряду с татарским и русским языками, Абдуррашид Ибрагимов прекрасно владел арабским, персидским, японским, турецким и немецкими языками. Он знал наизусть Коран, был профессиональным исламским богословом, исламским правозащитником, известным журналистом, первым татарским эмигрантом и истинным татарским интеллигентом, с уважением относившимся к культуре других народов. После себя он оставил свыше 280 научных трудов, книг, газет, журналов. Он был идеологом и основателем первой мусульманской татарской политической партии, исколесил полмира, выступая на международных конференциях и пропагандируя ислам. В то же время он всегда оставался истинным мусульманином, и вел праведный образ жизни по всем канонам ислама. На рубеже веков, в эпоху войн и революций, в непростое для исламской цивилизации время этот человек выступил в роли локомотива по трансформации ислама в политическое пространство, и превращение его в международную идеологию, способную вдохновить и объединить множество людей по всему миру.

Сегодня труды Абдуррашида Ибрагимова тщательно изучаются во многих странах мира, перепечатываются и пропагандируются. События, которые происходили в исламском мире в начале двадцатого столетия, а также политическую историю татар, стремление татарского народа к восстановлению государственности сегодня изучают именно по его трудам. Его ставят в пример, как эталон невероятного трудолюбия, праведности, верности идеалам и целеустремленности.

Так, кто же он, этот «колокол истории», «колокол перемен», забивший в набат в начале двадцатого столетия, и разбудивший тюрок-мусульман от векового сна? Кто этот человек, призывавший японского императора принять ислам, поднявший турецких султанов на борьбу с Антантой, и обсуждавший проблемы татарского народа на приеме у русских министров? Кто такой Абдуррашид Ибрагимов?

Чтобы ответить на этот вопрос нужно начать с его корней, с его родословной, так как происхождение, место рождения, среда обитания и образование и есть тот фундамент, который формирует личность человека на всю жизнь. Абдуррашид Ибрагимов родом из Сибири, родился 23 апреля 1857 года в городке Тара Тобольской губернии в семье религиозного деятеля. Все его предки по линии отца были ахунами (мусульманскими святыми праведниками), говорят даже, что древо его рода восходит к самому пророку Мухаммеду. Предки Абдуррашида Ибрагимова прибыли в Сибирь из Бухары-Ургенча в 1572 году по приглашению сибирского хана Кучума для распространения ислама. Четыре брата-сподвижника, обосновавшись в четырех деревнях вокруг Тары, принялись за внедрение ислама в Сибири. В те времена сибирский городок Тара служил летней ставкой сибирского хана Кучума и назывался Ялым-Тора. После падения сибирского ханства, в 1594 году русские войска возвели на этом месте форпост и начали кровопролитную войну по захвату Сибири. В последних войнах против русских захватчиков участвовали и предки Абдуррашида Ибрагимова – шейхи и саиды. Земли Тары освящены кровью этих мусульманских святых мучеников, шахидов, павших за веру.

Как показывают архивные источники, русские после завоевания Сибири, начали беспощадную кампанию по крещению коренных народов. В результате большинство местных ханты-мансов, остяков, киргиз-кайсаков и даже татар вынуждены были принять православие. Но мусульманские шейхи Сибири и религиозные деятели из рода саидов стояли насмерть против насильственного крещения, ища правды и заступничества, они доходили до столицы империи и там требовали соблюдения своих прав. После восшествия на престол Екатерины II, и провозглашения религиозных свобод, в 1793 году прадед Абдуррашида Ибрагимова ахун Абдуррашид совместно с купцами Айтикиными построил в Таре первую каменную мечеть. Пост главного имама этой мечети переходил из поколения к поколения от отца к сыну в семье Абдуррашида Ибрагимова.

Профессиональное богословское образование Абдуррашид Ибрагимов получил на родине ислама, в Медине. Проучившись в Медине пять лет с 1879 по 1884 год, и, получив степень Коран-хафиза (чтеца, знающего Коран наизусть), он вернулся в Тару, где стал имамом мечети. Здесь он проработал с 1885 по 1892 годы, обзавелся семьей, детьми. В эти годы он еще больше облагородил и расширил мечеть в Таре, открыв при ней начальную школу–медресе. Наиболее талантливых детей отправлял совершенствовать знания заграницу — в Турцию, Мекку-Медину. Надо отметить, что в городке Тара в тот период кипела политическая жизнь. Сюда нанес визит будущий царь Николай II, здесь когда-то сидели ссыльные декабристы, вольнодумцы, революционеры. Известно, что в тюрьмах Тары побывали такие мыслители, как Достоевский, Радищев, Фонвизин и другие… Такова была судьба не одной только Тары. После победы над татарами, Российская империя превратила всю Сибирь в страну тюрем и каторг…

После Тары Абдуррашид хазрат три года проработал главным религиозным судьей, казыем в Уфе, в Духовном Управлении Мусульман. В отсутствии муфтия исполнял его обязанности. Но свободолюбивому по натуре сибирскому татарину Абдуррашиду Ибрагимову не понравились некоторые повадки официального духовенства. Он быстро осознал, что Духовное Управление Мусульман является марионеткой в руках имперских властей и служит инструментом для подавления масс. Он начал критиковать официальное духовенство мусульман и призывал их вернуться к службе народу. Видимо в это время и начали формироваться его политические взгляды. Как человек мыслящий, он не мог оставаться безразличным видя, как попираются права тюрок-мусульман в Российской империи. В попытке добиться расширения прав и свобод для мусульман, он побывал на аудиенции в Петербурге, в министерствах внутренних дел и образования.

Такая бурная деятельность, критика властей и инакомыслие не могли понравиться ни царским властям, ни мусульманскому духовенству. Его быстро зачислили в список неблагонадежных. Начались преследования, гонения, слежка, неприязнь коллег. В результате репрессий, а также, опасаясь за свою жизнь, в 1895 году Абдуррашид Ибрагимов вынужден был покинуть страну. Так началась его долгая жизнь в эмиграции и расцвет его славы.

Сначала он остановился в Турции, а потом отправился в путешествие по всему миру. За три года он побывал в Египте, Палестине, Италии, Австрии, Франции, Болгарии, Сербии, на Кавказе, в Средней Азии, Турции, Туркестане, Японии. Главной целью такого марш-броска было ознакомление с ситуацией в стремительно меняющемся мире, знакомство с мусульманскими странами. Он много проповедовал о бесправном положении тюрок-мусульман в Российской империи, о стремлении татар к независимости, искал пути для создания всемирного исламского союза. Среди возможных союзников в освободительной борьбе тюрок-мусульман против Российского колониализма он рассматривал три сильных державы того времени– Османскую империю, Японию, и Германию. Обо всем этом он напишет позднее в своих трудах.

Первые печатные издания Абдуррашида Ибрагимова вышли в свет в 1895 году в Турции. Это книжки-брошюрки «Ливауль Хамд» и «Чулпан Йолдызы». В первой он разоблачает политику русификации российских властей по отношению к татарам и призывает татар эмигрировать в Турцию. Книга быстро завоевала популярность среди российских мусульман и сильно помешала переписи населения в 1897 году. Многие откликнулись на призыв покинуть Россию, и в начале двадцатого столетия около 70 тысяч татар переехали жить в Турцию.

Вторая книга Абдуррашида Ибрагимова «Чулпан Йолдызы», изданная в 1895 году сначала в Стамбуле, а затем переизданная в Петербурге, доставила еще больше хлопот царским властям. В этой книге Абдуррашид Ибрагимов впервые пишет правдивую историю татар, историю принятия ислама татарами, разоблачает враждебную политику русских, веками направленную на уничтожение татар, призывает соотечественников подняться на борьбу с царским самодержавием. Эту книгу моментально вносят в список запрещенной литературы, но, несмотря на это, именно она становится настольной книгой всех тюрок-мусульман и татарского передового студенчества...

Несмотря на то, что репрессии и давление со стороны властей ужесточались, Абдуррашид Ибрагимов не прерывал своих отношений с татарами, оставшимися в России. Часто приезжая в Петербурге, и собрав там круг единомышленников, он даже поставил на поток издательство газет и журналов национальной и религиозной направленности. Можно с уверенностью сказать, что Абдуррашид Ибрагимов был основоположником татарской прессы. Еще в 1900 году он начал издавать журнал-альманах под названием «Миръат» («Зеркало»). За 9 лет в Петербурге в свет вышли 16 выпусков этого издания, в Казани — 6. В этом журнале Абдуррашид Ибрагимов разносторонне освещал жизнь татар – он писал об их внутреннем мире, о необходимости воспитания интереса к наукам, о проблемах эмансипации женщин, о сохранении нравственности, и о первостепенной роли просвещения в развитии нации. Позднее вышла его книга «Алеми Ислам», в которой описываются его путешествия по миру. Известно, что в 1900 году в Египте Абдуррашид Ибрагимов анонимно издал книгу «Мусульмане России или История татарского народа».

Примерно в это время, в 1900-1903 годах. он впервые побывал в Японии. Как уже было сказано, Абдуррашид Ибрагимов искал по всему миру союзников в борьбе против имперской России. Привлекало его и теплое, дружеское отношение японского народа к исламу. Но царский режим не дремал. Преследуя Абдуррашида Ибрагимова, ведущего открытую пропаганду против России, буквально по пятам, российские власти обратились к японскому правительству об его выдаче. Не выдержав давления, японские власти попросили Абдуррашида Ибрагимова покинуть страну, и он обосновался в Турции. Но и здесь он продолжил свою деятельность против Российской империи, в результате чего Россия добилась от турецких властей его выдачи. В начале августа 1904 года, сразу же по переходу границы, его арестовали, и бросили в Одесскую тюрьму. Но благодаря многочисленным ходатайствам мусульман, его выпустили через две недели.

Позорное поражение России в русско-японской войне и начавшиеся в стране революционные процессы вдохновили татарскую интеллигенцию, а вместе с ней и Абдуррашида Ибрагимова, на поиск новых путей в борьбе за права татарского народа. Абдуррашид Ибрагимов, имевший за плечами большой опыт проживания заграницей, понял, что эффективнее защищать права народа с трибун парламента, и принялся за создание первой мусульманской партии России. Выйдя из Одесской тюрьмы, он прямиком направился в Казань. Затем, переехав в Петербург, начал консультации и прием делегатов из Крыма и Кавказа, вслед за этим, в целях создания татарской мусульманской партии, объехал многие города — Касим, Чистополь, Уфу, Пермь, Троицк, Петропавловск, Иж-Буби… В результате титанических усилий Абдуррашида Ибрагимова была создана первая мусульманская партия России «Иттифак эль-Муслимин», чей первый съезд прошел в августе 1905 года в Нижнем Новгороде. В январе 1906 года в Петербурге прошел второй, а в августе того же года, третий съезд партии «Иттифак эль-Муслимин». Мусульмане со всей империи: Идель-Урала, Кавказа, Крыма, Средней Азии, Сибири впервые за всю историю собрались вместе на одной политической платформе, чтобы начать политическую борьбу за права мусульман. В результате, они смогли провести своих депутатов в Государственную Думу нескольких созывов. Мусульманские депутаты смело и грамотно излагали проблемы мусульман, в том числе и татар, с государственных трибун.

В этот период Абдуррашид Ибрагимов ведет непрерывную пропагандистскую деятельность среди российских мусульман, издает серьезные газеты, пробуждающие политическое и национальное сознание мусульман. Среди таких газет была еженедельная газета «Өлфәт», которую он начал издавать в 1905 году в Петербурге. Газете суждено было выйти в свет только 85 раз, после чего ее закрыли. В 1906 году Абдуррашид Ибрагимов начал издавать на арабском языке газету «Аль-Термиз», которую тоже скоро закрыли. Но Абдуррашид Ибрагимов не прекратил свою деятельность. На деньги казахских баев он начал издавать для казахских студентов газету «Сиркә» («Рәхбәр»), после закрытия и этой, в апреле 1907 года запускает культурно-политический еженедельник «Нәжәт» («Котылу»). После выпуска единственного номера газеты, выходит приказ об аресте главного редактора. В России наступает период репрессий против национальных меньшинств, всякого рода инакомыслия, политических движений и просвещения.

За те годы оттепели, воспользовавшись демократическими свободами, Абдуррашид Ибрагимов успел издать свои основные политические труды: «Автономия яки идарәи мөхтәрият», а так же «Тәрҗемәи хәлем» и «Мең дә бер хадис шәрхе». В книге «Автономия яки идарәи мөхтәрият» Абдуррашид Ибрагимов первым из татарских национальных политиков выдвигает идею об изменении российской политической системы, говоря о необходимости наделения нерусских народов своими национальными автономиями и территориальными образованиями. Для того времени это была очень смелая идея, которая впоследствии будет включена в политическую программу партии «Иттифак эль-Муслимин».

Книга «Мең дә бер хадис шәрхе» — это перевод одноименной книги турецкого генерала Ариф бея, отредактированная в духе времени и обогащенная пометками и комментариями Абдуррашида Ибрагимова. В этой книге Абдуррашид Ибрагимов обращает внимание на катастрофическое положение дел в исламском мире — на агрессию западных колонизаторов по отношению к мусульманским странам, оставшимися без защиты после распада исламского халифата. Он так же повествует о бесправном положении российских мусульман, разоблачает политику насильственного крещения и русификации, призывает на освободительную борьбу. Эта книга сразу же попадает в список запрещенной литературы, на книгу налагается арест, а царский режим еще больше ужесточает преследования Абдуррашида Ибрагимова. Выходит приказ о заключении его в тюрьму сроком на один год. В очередной раз Абдуррашид Ибрагимов вынужден покинуть страну, и осенью 1908 года, проделав неимоверно долгий путь через всю Сибирь, Дальний Восток, Монголию, Китай, он добирается до Японии.

В этот раз Япония встречает его с распростертыми объятьями. Перед ним распахиваются двери всех правительственных учреждений и высокопоставленных чиновников. Представители интеллигенции, политики и знаменитости приходят на встречу с ним. Сам император удостаивает его своей ауденции. Ему так же позволено путешествовать по Японии и знакомиться с жизнью простого народа. Обширные знания, эрудиция, интеллект, порядочность и искренняя любовь Абдуррашида Ибрагимова к японскому народу восхищают японцев, и около него начинает собираться круг единомышленников.

Анализируя японские черты характера, а именно — порядочность, соблюдение кодекса чести и достоинства, воинская дисциплина, сдержанность, вежливость и скромность — Абдуррашид Ибрагимов искренне желал видеть этот великий и древний народ среди приверженцев ислама. Его восхищал и сильный национальный дух японцев, их умение хранить вековые традиции и самобытность в условиях стремительно меняющегося мира. Он разработал стратегию объединения мусульманского мира с Японией, своего рода пан-азиатский мусульманский союз, который оказал бы сопротивление колониальной угрозе Запада и смог сохранить целостность мусульманской уммы. Для этого он приложил все усилия, чтобы Япония приняла ислам. Надо отметить, что он добился неплохих результатов в этом направлении. Стараниями Абдуррашида Ибрагимова множество японцев, включая членов правительства и интеллектуалов, приняло ислам. Позднее японское правительство приняло политику, ориентированную на ислам, так как идея о союзе азиатских и мусульманских народов не противоречила официальному курсу японского государства. В 1909 году создается первое мусульманское общество Японии «Азия-Гикай» («Общество пробуждения Азии»), его лидером стал японец, принявший ислам Абубакир Охара. В этом же году Абдуррашид Ибрагимов получает разрешение на строительство первой мусульманской мечети в Токио.

Все свои путевые заметки по Японии Абдуррашид Ибрагимов отправлял почтой в Казань, где его сын Мунир тут же печатал их в виде статей в газете «Бәянәл-хак». В 1909 году эти статьи были изданы в книге «Дәүрә галәм», которая по истечению 92 лет была вновь переиздана в Казани. В том же 1909 году Абдуррашид Ибрагимов покинул Японию, чтобы совершить хадж, вернется он лишь в 1933 году, и в этот раз навсегда.

Паломничество в Мекку то же было своего рода путешествием по Азии и Ближнему Востоку. На пути в Мекку он посетил Корею, Китай, Сингапур, Индию, где много проповедовал, проводил встречи с мусульманами, рассказывал им о мусульманах России. В 1910 году, совершив хадж, через Бейрут и Сирию, он вернулся в Турцию. В результате этой поездки в 1913 году в свет выходит его историко-религиозный, воистину энциклопедический труд под названием «20 гасыр башында ислам дөньясы вә Япониядә мөсөлманнар» («Исламский мир в начале 20 века и мусульмане Японии»). В 1987 году этот труд был вновь переиздан в Турции, а в 1991 году переведен на японский язык и издан в Японии. Эта книга была высоко оценена как мусульманскими читателями, так и самими японцами. Этот труд сформировал положительный имидж Японии в глазах мусульман, заложив тем самым установку на долгие годы вперед о Японии, как о дружественной мусульманам стране и возможном союзнике.

В 1910 году начался самый бурный, в политическом смысле, турецкий период в жизни Абдуррашида Ибрагимова. Турция того времени кипела — Османская империя разваливалась, султанский режим рушился, младотурки вершили революцию. То и дело возникали новые реформаторские движения, появлялись новые идеи, новые лидеры. В то же время Турция искала себе союзников, чтобы противостоять внешним угрозам. Абдуррашид Ибрагимов со своими глобальными проектами о тюркском и исламском союзе оказался очень кстати в политической жизни Турции. Имея хорошие ораторские способности, он начал вести «дагват» — активную просветительскую деятельность среди масс, читал лекции, объяснял положение дел в исламском мире. В Стамбуле он сближается с национальной интеллигенцией, становится членом нескольких исламских политических обществ, одним из них был клуб «Şehzadebaşı Kulübu». Основным орудием пропаганды исламских интеллектуалов того времени были публичные выступления, организация конференций, пятничные проповеди в мечетях, но самое главное — публикации в газетах и журналах. Самым популярным печатным органом либеральной исламской интеллигенции Турции был журнал «Sırat-ı Müstakim». Еще до приезда в Стамбул Абдуррашид Ибрагимов уже печатался в этом журнале, присылая статьи из Японии. Знаменитый турецкий поэт Мехмет Акиф, самый видный писатель, печатающийся в «Sırat-ı Müstakim», даже сочинил оду в честь Абдуррашида Ибрагимова под названием «Süleymaniye Kürsüsünden». Интеллект, хорошие манеры и невероятная харизма делали Абдуррашида Ибрагимова популярным в любой стране мира. За многочисленные заслуги в 1913 году он получил турецкое гражданство.

Абдуррашид Ибрагимов так же принимал участие в издании других журналов — «Төрек Йорты» и «Төрек сүзе», сам лично издает газеты «Мөсөлманнарның танышмасы» и «Ислам Дөньясы». В этом ему активно помогали Муса Бигиев и Осман Джуди. В своих газетах он освещал не только жизнь российских мусульман, но и войну на Балканах, размышлял о будущем исламского халифата. На страницах своих газет он призывал мусульман на священную войну — джихад, встать на защиту Турции, эту идею он доводит и до мусульман Японии, Китая, Индии и Малайзии. Абдуррашид Ибрагимов не ограничился одними призывами, а сам лично отправился в Южный Туркестан, Афганистан, Индию и Мекку, чтобы разбудить мусульман и поднять их на борьбу с врагами ислама. Абдуррашид Ибрагимов всеми силами старался спасти исламский халифат от развала и сохранить единство уммы.

Политическая активность Абдуррашида Ибрагимова достигла своего пика, когда он познакомился с легендарным турецким генералом Энвером пашой, главным идеологом политики пантюркизма и панисламизма в правительстве младотурок, человеком, сражавшимся за освобождение Туркестана от большевиков. Абдуррашид Ибрагимов стал его другом и соратником на долгие годы, активно помогал ему, и под его влиянием временно сдвинул свой идеологический фокус с панисламистского на пантюркистский, на идею создания великого Турана. Оккупация Средней Азии большевиками делала эту идею как нельзя актуальной. Надо было спасать тюрок Евразии от красной чумы. К тому же идея пантуранизма — союза тюрок-мусульман, людей, принадлежавших к одной этнической, языковой и религиозной группе, не противоречила идее глобального союза мусульман.

Абдуррашид Ибрагимов тяжело переживал распад Османской империи, исчезновение халифата и колонизацию мусульманских территорий западными державами. Узнав, что итальянцы оккупировали Ливию, несмотря на свой преклонный возраст, он тайком, через Египет перебрался туда. Здесь он, в сопровождении Энвера паши, на протяжении пяти месяцев находился в одних окопах с солдатами турецкой армии, вдохновляя их своими пламенными речами, идеями и молитвами на сопротивление оккупантам. Свободно владевший арабским языком, Абдуррашид Ибрагимов мог вести исламскую пропаганду и среди местного населения.

Не забывал Абдуррашид Ибрагимов и соотечественников-татар, томившихся под гнетом в России. В 1912 году в Стамбуле он создает комитет по «защите прав тюрко-татарских мусульман, живущих в России». Призывая обратить внимание на бесправное положение коренных народов в составе России, он выступил с обращением к мировому сообществу. Наверное, Абдуррашид Ибрагимов был первым татарским политиком, обратившимся к Европе за помощью в деле защиты прав татарского народа в борьбе за самоопределение. Как всегда, он не только пишет разного рода обращения, но и сам отправляется в Европу. Известно, что в 1915 году вместе с Юсуфом Акчурой и несколькими другими видными политиками, он посетил Софию, Вену, Берлин и Цюрих, там обсуждались вопросы будущего татарского народа и защиты его прав. Делегация политиков и правозащитников во главе с Абдуррашидом Ибрагимовым обратилась и к самому американскому президенту Вудро Уилсону за помощью, отправив ему телеграмму следующего содержания: «Спасите российских тюрок от полного исчезновения!»

Во время первой мировой войны Абдуррашид Ибрагимов тоже не сидел без дела, он ходатайствовал за судьбу попавших в плен татар-башкир. Получив «добро» от генерала Энвера паши и разрешение немцев, в 1915 году он отправился в Берлин вызволять татар из плена. Он устроился работать имамом в мечеть в лагере для военнопленных Зоссен под Берлином. Здесь он проповедовал для татаро-башкирских военнопленных, призывал их возвращаться в Турцию и бороться против ее врагов. В 1916 году Абдуррашид Ибрагимов вместе с земляком Галимджаном Идриси начал издавать газету для татарских военнопленных «Джихад-и ислам», в которой он призывал мусульман к объединению, воевать на стороне Турции, к священной войне против мировых агрессоров. Пламенные призывы Абдуррашида Ибрагимова повлияли на умонастроения пленных татар-башкир – часть из них, создав отдельный полк, прямиком отправилась в Турцию, а затем участвовала в боевых операциях в Ираке против английских оккупантов. Понеся большие боевые потери, оставшиеся в живых татар-башкиры обосновались в Турции и Японии, некоторые вернулись обратно в Россию. Этот батальон, состоящий из 2 тысяч военнопленных татар-башкир, вошел в турецкую историю под названием «Азия Табуру» («Азиатский батальон»).

1917 год был переломным не только в истории России, но и в жизни Абдуррашида Ибрагимова. Как и большинство татарской интеллигенции, он с восторгом встретил февральскую революцию, надеясь, что со свержением царского режима татарский народ наконец-то получит долгожданную свободу. В связи с этим он развернул бурную деятельность в Европе, везде поднимая татарский вопрос. Он побывал в Стокгольме, Германии, принимал участие в конференции правозащитников в Лозанне, где говорил об угнетенном положении коренных народов России. В том же 1917 году он перевез семью в Берлин, сам же отправился в Сибирь поднимать татар на борьбу за независимость. Абдуррашид Ибрагимов не побоялся приехать в Тару и вести политическую деятельность в самый разгар гражданской войны, в 1918-1922 годах. В стране свирепствовал красный террор, всех буржуазных и старорежимных элементов расстреливали без суда и следствия. В список «неблагонадежных» попал и Абдуррашид Ибрагимов, ему грозил неминуемый расстрел. В 1922 году в возрасте 65 лет, он навсегда покинул свою родную Сибирь.

Проделав путь через Китай и Восточный Туркестан, он вновь возвращается в Турцию, где давно уже жила его семья. Первое время он жил в Стамбуле, но вскоре перебрался в село Богрюделик, основанное сибирскими татарами, эмигрировавшими в Турцию. В Турции тоже все изменилось к худшему — сменился режим, была провозглашена светская республика, начались гонения на религиозных деятелей. Абдуррашид Ибрагимов так же подвергся негласному надзору и неприязни новых властей. За участие в исламской конференции в Египте ему запретили выезд за границу. Масло в огонь подливали и свои татары, Так в 1931 году в Берлине в журнале «Яңа Милли Юл» была опубликована статья Гаяза Исхакый «Коммунист хаҗи», в ней он обвинял Абдуррашида Ибрагимова в работе на советы. Эти слухи быстро дошли до новых турецких властей, которые только и ждали повода, чтобы обвинить Абдуррашида Ибрагимова, седого старца, во всех смертных грехах – в коммунизме, фундаментализме, и даже национализме. Человек, еще недавно призывавший всех мусульман встать на защиту Османской империи и халифата, был неугоден новым турецким властям, развалившим этот халифат. Будучи идеологом и пламенным проповедником тюрко-исламского союза, Абдуррашид Ибрагимов не вписывался в политику нового режима Турции, он им мешал. В очередной раз Абдуррашид Ибрагимов вынужден был покинуть очередную страну, и в 1933 году он уехал в Японию. За такое самовольное поведение и «нарушение законов турецкой республики» в 1935 году власти Турции лишили его гражданства.

А Япония, наоборот, тепло встретила Абдуррашида Ибрагимова. Он опять становится желанным гостем в высших кругах Японии, лидером мусульманской общины. Его назначают имамом только что открывшейся мечети в Токио, дают в распоряжение секретаря-помощника, создают все условия для путешествия по стране и пропаганде ислама. В эти годы Абдуррашид Ибрагимов был занят активной образовательной деятельностью, разрабатывал учебную программу и школьные учебники. В типографии Габдельхая Корбангалиева «Матбагаи Исламия» он напечатал учебные пособия «Татар нәхүе» и «Татар сарфы». Абдуррашид Ибрагимов добился и того, что в японские учебники были введены главы об исламе и истории тюркских народов. В 1939 году японский парламент признал ислам официальной религией в стране. В годы пребывания Абдуррашида Ибрагимова в Японии число японцев, принявших ислам увеличилось в разы, и численность мусульман достигала одного миллиона. Усиленно работал Абдуррашид Ибрагимов и над «азиатской» теорией в исламе, идеологической платформой объединения мусульманских народов Азии вокруг Японии. Претворению этих великих планов в жизнь помешала вторая мировая война, но главное ее финал – атомная бомбардировка двух японских городов. Абдуррашиду Ибрагимову не суждено было увидеть эту трагедию. Он умер 31 августа 1944 года в Токио на 87 году жизни, похоронен там же. Татарин, родившийся в холодной Сибири, в стране сумрака и тьмы, погребен там, где восходит солнце. Судьба этого человека глубоко символична, в ней отражена судьба татарского народа, который за неимением своего государства, всегда вынужден служить другим. Абдуррашиду Ибрагимову не дали озарить светом счастья и просвещенья свой собственный народ, и он озарил им другие народы. Честно выполнив свое предназначение — до конца дней своих борясь за идеи ислама, он отбыл в мир иной достойно, как настоящий воин, как самурай ислама.

 

Комментарии 2