Политика

Сценарий 3 мировой войны

На пороге мировой гражданской

На пороге мировой гражданской

Генерал Ивашов: угроза вмешательства американцев в дела суверенных государств стала очевидной

 

Ведущие мировые державы готовятся к глобальному силовому противостоянию. Это следует из доклада Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI). Вот ключевые тенденции, на которые обращают внимание эксперты:

     

– Китай наращивает ядерные мускулы. Из пятерки ядерных держав только Поднебесная расширила в 2012 году свой ядерный потенциал – с 240 до 250 боезарядов. Впрочем, остальные участники ядерного клуба – Россия, США, Великобритания и Франция – тоже не сидят сложа руки. Все они объявили в прошлом году о запуске программ по развертыванию новых систем доставки ядерных зарядов, либо о планах по разработке таких программ.

– Индия и Пакистан также наращивают потенциал в области ядерных вооружений, развивая при этом ракетные системы их доставки.

– Сокращение ядерных вооружений в мире (с 19 тысяч единиц в 2011 году до 17 265 единиц) происходит практически только за счет России и США.

– На 10% (по сравнению с 2011 годом) сократилась численность миротворческих контингентов в разных частях света. Вывод из Афганистана 70 тысяч военнослужащих США в конце 2014 года лишь усилит эту тенденцию.

– Приостановилось движения к глобальному запрету на использование кластерных боеприпасов. Так, за 2012 год ни одна новая страна не присоединилась к Договору о кассетных боеприпасах, одобренному в 2008 году.

Значит ли это, что мир стоит на пороге нового передела сфер влияния, и какое место отведено России в этом процессе?

– Если смотреть на ситуацию в мире, очевидным является нарастание напряженности, – уверен генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем Леонид Ивашов. – Прошло время, когда США желали быть просто лидером мира, авторитетным примером для других стран. Сейчас Штаты хотят стать гегемоном и властелином этого мира. Именно они запустили процесс (стартовал он при Клинтоне, продолжался при Джордже Буше, а теперь идет при Бараке Обаме) силового подчинения всех остальных стран американской политике и интересам.

В понимании этого процесса в самой Америке были разночтения у демократов и республиканцев, но непринципиальные. Клинтон проводил в жизнь доктрину, согласно которой странам предлагалось свободное подчинение США, а тех, кто не желал подчиняться, принуждали силой. Доктрина Буша – геополитическое блюдо Генри Киссенджера – предполагала подчинять силовому диктату США всех без разбора, включая союзников по НАТО. Сегодня Обама маневрирует между двумя этими стратегиями.

Но такой подход не понравился всем странам мира. И прежде всего тем, кто претендует на статус мировых держав. Это Китай, Индия и в какой-то мере Россия. Да и Европа хотела бы быть одним из центров мира, а не подконтрольным сателлитом Соединенных Штатов. В целом, можно констатировать, что однополярный миропорядок с гегемонией США установить не получилось, и сегодня мы наблюдаем тенденции к многополярности.

Взять тот же Китай. Он понимает, что в ближайшие годы, при нынешней динамике развития, станет первой экономикой мира. Динамика развития уже сейчас выдвигает Китай на первое место в мире по совокупному авторитету. Но в области вооружений – особенно ядерных – Китай уступает и России, и особенно США. Поэтому параметры его ядерного потенциала имеют тенденцию к росту. Китай хочет сравняться с американским и российским ядерными потенциалами, иначе он будет чувствовать себя ущербным, и наращивает ядерные мышцы.

Что касается Индии и Пакистана, эти страны соревнуются, прежде всего, друг с другом – они геополитические соперники. Индия динамично развивается в экономическом и социальном плане, Пакистан несколько отстает. Но ядерный паритет гарантирует им безопасность в отношении друг друга.

Но одновременно Индия является соперником для Китая, точнее, Китай – соперником для Индии. Видя китайскую геополитическую доктрину, прочитывая ее, индусы понимают, что Китай выступает за многополярный мир, но одновременно и за однополярную – китаецентричную – Азию. Индусов это категорически не устаивает, поэтому Индия тоже наращивает ядерную составляющую.

Итак, в треугольнике Китай-Индия Пакистан наблюдается рост ядерных вооружений. Это видят американцы. Они прекрасно понимают, что сегодня ядерное оружие является инструментом, который выравнивает несопоставимость потенциалов обычных вооружений. Ядерное оружие – по крайней мере, в ответном ударе – может нанести противнику неприемлемый для него ущерб. Поэтому американцы ведут линию на то, чтобы понизить ядерные потенциалы, и одновременно совершают рывок в сфере обычных вооружений, созданных на новых технологических принципах.

Прежде всего, Штатам нужно обезглавить в ядерном отношении Россию как основного ядерного соперника. Для этого они запускают два процесса. Первый – сокращения ядерных вооружений, второй – создание эффективной системы ПРО. Именно поэтому американцы не испытывают новых межконтинентальных баллистических ракет, и регулярно выступают с инициативами о сокращении ядерных арсеналов. Одновременно они наращивают класс высокоточных ударных средств.

Эти процессы США оформили документально 18 января 2003 года в концепции быстрого глобального удара. Ее суть – не допустить возможности ядерного ответа со стороны России и Китая, а для этого быстро, в течение 4-6 часов, заставить соперников выкинуть белый флаг. Это достигается быстрым высокоточным глобальным ударом со всех стратегических направлений.

Плюс к тому, американцы приняли стратегию превентивной войны, и в 2006 году включили ее в стратегию национальной безопасности. Смысл доктрины в свержении – или устранении – недемократических режимов, которые не хотят подчиняться диктату США, и дальнейшем строительстве «новой нации». Другими словами, американцы хотят свергнуть неугодных, а потом навязать «освобожденным» народам стандарты американского типа – стандарты подчиненности, которые разлагают и деморализуют общество. В рамках стратегии превентивной войны проводились, в частности, «цветные» революции.

В итоге, сегодня угроза вмешательства американцев в дела суверенных государств стала столь очевидной, что заставляет страны думать о наращивании вооружений – как обычных, так и ядерных.

«СП»: – Почему SIPRI фиксирует резкое сокращение миротворческих сил?

– Миротворческие силы появились благодаря доктрине Клинтона и использовались для гуманитарных интервенций. С точки зрения этой стратегии, уничтожение Ирака следует рассматривать как миротворческую операцию. То же можно сказать об операции по уничтожению Югославии. С приходом Буша стратегия была изменена – он отказался от поиска гуманитарных причин для военного вмешательства. Буш прямо заявил, что Штаты намерены уничтожать не только государства, которые несут угрозы США, но и страны, которые могут в будущем бросить вызов Америке.

Обама, повторюсь, маневрирует между этими стратегиями. Связано это с тем, что Америка попала в жесткий экономический кризис. Поэтому Обама выводит войска из регионов, где можно удерживать контроль менее затратными способами. Например, с Ираком американцы сделали все, что задумывали: раскололи и ослабили страну, запустили процесс противостояния суннитов, шиитов и курдов, и поддерживают эту ситуацию, организуя взрывы в различных частях Ирака. Поэтому они могут спокойно из Ирака выходить. Компании США полностью контролируют нефтедобычу в Ираке, и выделяют средства только для охраны трубопроводов, для безопасного выкачивания ресурсов. Чего же больше?!

Из Афганистана американцы уходят по другой причине – им не хватает силенок. Плюс, идет брожение в умах самих афганцев, которые до сих пор не понимают, зачем им демократия. Поэтому, уходя из Афганистана, американцы оставляют там значительные силы – девять оперативных баз, плюс более 20 тысяч военнослужащих, плюс активно привлекают частные военные корпорации для контроля и поддержания в оперативной готовности своих военных объектов.

«СП»: – Что будет, если Америка и дальше будет выстраивать однополярный мир?

– Весьма вероятно, дело кончится Третьей мировой войной. Когда мы говорим об американской политике, нужно понимать: эта политика подвластна так называемому транснациональному сообществу – мировому финансовому олигархату, базой которого является США. Ради того, чтобы не потерять прибыли, чтобы нарастить их и усилить свою мировую власть, мировой олигархат готов пойти на большую войну.

Пока у России и Китая есть ядерное оружие, американцы вряд ли рискнут эту войну развязать. По крайней мере, до тех пор, пока не нейтрализуют российско-китайскую угрозу своей системой ПРО.

Но есть другой вариант, более вероятный. Большой мировой войны не будет, но по всему миру американцы развяжут цепь локальных и региональных конфликтов. В результате, возникнет мировая гражданская война всех против всех, в которой мусульмане будут воевать с мусульманами, христиане с христианами, соседи с соседями. Мне кажется, нынешняя ситуация вокруг Сирии – модель такой войны. Эта модель отрабатывается, чтобы потом быть запущенной на всем мировом пространстве…

– Доклад SIPRI фиксирует текущую геополитическую ситуацию, – считает публицист и историк Андрей Паршев. – Китай – традиционная ядерная держава. Некоторый рост его ядерного потенциала говорит лишь о техническом развитии китайских вооружений. Речь идет о модернизации, развитии средств доставки, и я бы не назвал этот процесс наращиванием. Надо понимать: у Китая даже сейчас слишком мало сил для ведения полномасштабной ядерной войны с Россией или США, и его действия не следует расценивать как угрозу.

Другое дело – сокращение миротворческих контингентов. Их наличие, как правило, говорит о военных конфликтах, в которых участвует самая сильная страна мира – США. По сути, миротворческие силы – временный военный союз для решения определенных проблем, способ легитимизации американского вмешательства в дела суверенных государств. Сейчас внешняя военная активность США снизилась – соответственно, снизилось и число миротворцев. Американцы постепенно погрязают во внутренних проблемах – кризис не слишком способствует зарубежным авантюрам. Как говорится – и слава Богу.

В целом, на мой взгляд, мы наблюдаем снижение военной напряженности в районах традиционной опасности. Это Европа, где начались две мировых войны, и где развивался потенциальный конфликт по оси Запад – Восток. Это Дальний Восток, где в свое время происходили корейская и вьетнамская войны, а также гражданская война в Китае. То же можно сказать о странах Латинской Америки. Не совсем понятна ситуация, разве что, в Центральной Африке, о которой мы мало что знаем, и где идут войны с миллионами погибших.

Военная опасность снижается, но было бы неправильным вкладывать меч в ножны. В военном деле идет бурный технический прогресс, прежде всего в системах разведки, целеуказания и связи. Вполне возможно – на новом витке спирали – возобновление прежних конфликтов. В этом случае Россия рискует оказаться не в лучшем положении. По численности армии мы можем противостоять НАТО, но по технологиям – увы – находимся в прошлом веке. Это и есть самая серьезная угроза для нас. Я считаю, мы обречены на военно-техническое сотрудничество с Китаем – только так можно возместить наше отставание в современных военных технологиях…

Комментарии 1