Политика

Причина войны в Сирии


Газовое предупреждение России

Как указывает корр. ИТАР-ТАСС Виталий Макарчев, основные запасы катарского газа находятся в оффшорном месторождении «Северное поле». В 2012 году Катар добывал 420 млн. кубометров газа. С 2006 года эта страна удерживает мировое первенство по экспорту сжиженного природного газа. В прошлом году Катар поставил на внешние рынки 77 млн. тонн голубого топлива (едва не весь произведённый им СПГ), что составило 31% от общемирового экспорта сжиженного газа.

     

Имеются сообщения о том, что арабское государство рассматривает вопрос строительства стратегического газопровода в Евросоюз. Он пройдёт через Сирию и Турцию.

Неназванный сотрудник лондонского Сити заметил в беседе с корр. ИТАР-ТАСС:

«Происходящие сейчас в Сирии события, широкая и интенсивная поддержка Катаром сирийской вооружённой оппозиции, в значительной степени определяется тем, что Катар стремится выйти на внутренний газовый рынок ЕС и стать стратегическим поставщиком топлива в Евросоюз».

Таким образом, выяснилась ещё одна подоплека войны в Сирии, а заодно и причина того, почему Катар активно вооружает сирийских боевиков и выступает против Башара Асада.

Журналисты забили тревогу: при катарской газовой конкуренции в Европе что станется с Россией?

Юрий Левыкин («Утро.ру») пишет, что основа экономики России — газовый экспорт — скоро может оказаться под угрозой. Ведь благодаря тесному сотрудничеству с «Exxon Mobil» и «BP» Катар располагает самыми передовыми технологиями в области добычи и сжижения газа.

Кроме того, лидировать в экспорте СПГ Катару позволяет собственный транспортный флот, состоящий из сверхсовременных танкеров-газовозов водоизмещением до 270 тыс. тонн.

Наконец, относительно легко извлекаемые запасы газа при сравнительно небольшом населении страны обеспечивает Катару ежегодный экономический рост более чем в 10% (один из лучших показателей в мире).

По мнению Ю. Левыкина, Катар, осваивающий всё новые рынки газа, уже сейчас начинает конкурировать с Россией в Европе. Катарский СПГ и сланцевая революция — одна из основных причин поражения России на рынке сжиженного газа, пишет журналист.

Мало того, высказываются и небезосновательные предположения о том, что Катар вот-вот выйдет на европейские рынки и с природным трубопроводным газом. И такое обстоятельство может нанести сокрушительный удар по энергетическому могуществу России.

«…Из-за более низкой стоимости катарского газа может рухнуть вся система поставок голубого топлива в Европу, годами выстраиваемая «Газпромом». Причем для этого Катару вовсе не потребуется полностью выдавливать его с европейского рынка. Появление на нём даже незначительных объёмов по более низкой, чем у «Газпрома», цене заставит российского монополиста опускать ценник и менять условия контрактов. Однако, в отличие от Катара с его более дешёвым газом и современными технологиями добычи, возможности ведения ценовой войны у российского поставщика серьёзно ограничены».

О грядущей попытке выхода Катара на европейский рынок с трубопроводным газом говорят предположения многих аналитиков, связывающих события в Сирии с желанием Катара и его влиятельных союзников проложить газопровод к Средиземному морю в обход Ирана. Последний в силу политических причин является главным ограничителем катарской газовой экспансии. Поэтому Катар заинтересован в обходной трубе, проходящей по сирийской земле.

В случае падения Асада, пишет журналист, Катар получит возможность подвести газовую трубу к Средиземному морю, а там провести её и в Европу. Тут-то и наступят печальные последствия для России.

Но нельзя сказать, чтобы опасности подобного развития событий не осознавали в Кремле. Этим, замечает автор материала, и обоснована её довольно жёсткая позиция по Сирии.

Ещё одно газовое предупреждение России поступило из «Сколково». Роман Маркелов («Российская газета»), ссылаясь на данные исследования энергетического центра московской школы управления «Сколково», пишет, что к 2020 году Россия рискует полностью отдать рынок СПГ конкурентам, если не введёт новые производственные мощности.

Как утверждают авторы доклада, перспективы российского рынка СПГ на ближайшие семь лет — рост не более чем на 6%. Причём и этот показатель сможет обеспечить лишь своевременный ввод в эксплуатацию российских заводов.

Если же этого не произойдёт, то, как отмечают аналитики, доля России на рынке СПГ сократится до двух процентов. Между тем по итогам 2012 г. Российская Федерация занимала 8-е место в мире с рыночной долей в 4,5%. Напомним, на первом месте — Катар.

Что касается спроса на сжиженный природный газ в мире, то аналитики прогнозируют его рост. Крупнейшими потребителями СПГ являются Япония и Южная Корея. Не отстанет в закупках газа и Европа: в Старом Свете спрос на СПГ вырастет до 2020 года более чем вдвое. Общемировой спрос к названному времени оценен экспертами в 400 миллионов тонн в год. А к 2030 году — даже в 500 миллионов тонн.

Конкурентами России на мировой арене выступают Австралия и США. В ближайшие шесть-семь лет эти страны могут увеличить производственные мощности до 580 миллионов тонн в год.

Исследователи делают вывод, что главное для поставщиков СПГ — пристально следить за сроками ввода новых производственных мощностей и сроками заключения контрактов на поставку газа. Журналист цитирует экспертов:

«Любые проекты, которые будут не в состоянии обеспечить источник спроса на период 2016-2020 годов на какой-то промежуток времени могут оказаться за пределами рынка».

На этом неблагоприятном фоне президент Российского газового общества Валерий Язев тоже выделил в числе прочих катарский фактор. С ним побеседовали Алексей Цыпин и Денис Дубровин (ИТАР-ТАСС, Москва — Брюссель).

Скептически отнесясь к «сланцевой революции», Валерий Язев сказал, что в плане конкуренции с российским газом на рынке сегодня существенны австралийский, иранский и катарский газ.

Далее он заметил:

«Конкуренции мы не боимся. Как вы знаете, «Газпром» на европейском газовом рынке находится в условиях жёсткой конкуренции между крупнейшими поставщиками природного газа и при этом занимает лидирующие позиции. Эти позиции никто не принёс на тарелке. Это результат эффективной работы…»

В статье «Ждёт ли Катар безоблачное будущее?» («Le Huffington Post», Франция; источник перевода — «ИноСМИ») Бенуа Марго, консультант и специалист по ближневосточной геостратегии, пишет, что Катару повезло. Но, исходя как раз из этого самого везения, достижения Дохи преждевременно называть устойчивыми.

Для головокружительного взлёта крошечного Катара сложились чрезвычайно благоприятные условия. В распоряжении этого государства имеются: 1) газ; 2) эмир Хамад бин Халифа Аль Тани, который 20 лет воплощает в себе международные амбиции своей страны; 3) глубокий экономический кризис западного капиталистического мира, зародившийся в США в 2007 году. На руку Катару и нынешнее отсутствие регионального лидера — из-за «арабской весны».

С начала мирового финансового кризиса объёмы катарских инвестиций в Европу круто устремились вверх. Влияние Дохи в Магрибе и на Ближнем Востоке достигло своего апогея с 2011 года.

«В настоящий момент традиционные атлантические державы всё заметнее сдают позиции в Персидском заливе. Египет оказался в состоянии перманентной революции. Саудовская Аравия и Алжир представляют собой геронтократии под наркозом. Ливия никак не может нащупать путь в будущее. В Ираке назревает взрыв, а Сирия катится в пропасть саморазрушения.

В таких условиях шустрый Катар решил занять опустевшее место…»

Сегодня Катар старается подготовить почву на будущее, дабы обеспечить себе прочное место на международной арене. В 2008 году была запущена программа «Катар-2030». Эмират вознамерился обойти иностранные государства в сфере технологий с помощью развития новых отраслей экономики. Также катарцы внимательно следят за рынком сырья.

В чём же слабость планов Катара?

Эмират, пишет эксперт, может лишиться своих козырей, а также заплатить высокую цену из-за смены тенденций на международной арене. Цены на газовом рынке могут пойти вниз. Бум сланцевого газа скажется на конкурентоспособности катарского газа, тем паче с учётом слабой диверсификации его покупателей. Азиатские потребители могут переориентироваться на Австралию, у которой есть все шансы вытеснить Катар с первого места.

Что касается Европы, то тамошние клиенты могут посчитать предпочтительными недавно открытые месторождения в восточном Средиземноморье, а также будущие проекты России.

Ещё один фактор риска: эмир Катара, по всей видимости, намеревается скоро оставить власть. Его здоровье пошатнулось, и он собирается передать трон наследному принцу Тамиму. А сын не может похвастаться ни харизмой, ни политической прозорливостью отца, пишет журналист. К тому же есть ещё и «серый кардинал», соперник эмира — его двоюродный брат Хамад бин Джабер Аль Тани, сейчас совмещающий посты премьера и министра иностранных дел.

Но главное — географическое расположение страны. Эта маленькая и засушливая страна, напоминает автор материала, едва ли не полностью полагается на другие государства в обеспечении своей безопасности, продовольственных потребностей и даже рабочей силы.

Крошечный эмират зависим от милости зарубежных покровителей: в обмен на безопасность Катар может оказаться американо-саудовским протекторатом. Эмиру, считает Бенуа Марго, надо задуматься о прецеденте соседнего Кувейта, который так и не смог оправиться от иракского вторжения в 1990 году.

Подведём итоги. Катар оказался одновременно и экономическим, и геополитическим соперником России. В газовом вопросе он амбициозно нацелился на вытеснение из Европы «Газпрома», а в политическом — на смещение Башара Асада в Сирии. Обе цели имеют газовую подоплеку. А что же Россия? Не давая Западу и монархиям Залива растерзать Сирию, она заботится о собственной экономической безопасности.

Комментарии 1