Их нравы

Скажи мне, как ты молишься. И я скажу, наркоман ли ты

Вчера силовики нагрянули с обыском
к ставропольским мусульманам


После того, как дело о запрете платков в учебных заведениях Ставрополья было передано в Верховный суд России, сотрудники местного ОМОНа неожиданно нагрянули с «проверкой» в дом семьи мусульман, активно выступающих против этого запрета. Силовики, по рассказам потерпевших, ворвались в дом, перевернули все кверху дном, подкинули оружие и наркотики и забрали главу семьи – Магомеда Газимагомедова. WordYou.Ru поинтересовался у юристов и общественных деятелей, почему власть так боится платков на головах девочек, и к чему могут привести такие незаконные методы подавления активности мусульман.
 
Мурад Мусаев, адвокат, представляющий интересы ставропольских мусульман:

- Я общался с семьями девочек, которых не пускают в школу в платках. Они уже много месяцев живут в постоянном страхе. Я уверен, что никто из них не стал бы хранить дома не то что пистолет, но и перочинный ножик, чтобы не скомпрометировать себя. Надо понимать, что эти семьи находятся под перманентной угрозой обысков и провокаций. На мой взгляд, если что-то запретное оказалось у них дома, оно оказалось там по вине тех, кто «нашел» эти объекты.

Не могу сказать, что все это произошло именно из-за хиджаба. Хиджаб – это только одно из внешних проявлений исламофобии, царящее сейчас в Ставропольском крае. В этом регионе существует панический страх перед исламом и мусульманами, который реализуется в запрете хиджабов и в виде гонений на наиболее активных членов исламской уммы.

Нужен кто-то, кто попробует вставить им палки в колеса, кто-то, кто будет противостоять этому. Потерпевшим необходимо подробно написать об этом всем, включая президента РФ. Не уверен, что это станет эффективным средством защиты, но, по крайней мере, молчать –  не выход из положения.

Обязательно нужно обеспечить юридическую защиту задержанного. К сожалению, мы живем в такой стране и в такое время, когда никто не может сказать, что происходит.

Руслан Айсин, политолог:

- Во-первых, надо отметить, что авторитарный режим, который сформировался в России, требует нахождения внутреннего и внешнего врага для того, чтобы обосновывать свое силовое видение проблем.  В России на роль этого внутреннего врага поставлены  мусульмане. Во-вторых, в этой системе особое место занимает Кавказ, потому что он является более активной и деятельной частью российской уммы. Кавказ – это регион, который серьезно воздействует на внутреннюю политику России. Поэтому Москва, а точнее, часть силового сегмента правящей элиты, с одной стороны, пытается задавить Кавказ, с другой – подыгрывает чаяниям националистических, профашистских сил, на которые сделал ставку федеральный центр в 2000-х годах. Таким образом, власть хочет укрепить свой авторитет, который падает в последние годы, за счет приобретения дополнительных политических очков среди националистических групп.

В-третьих, я думаю, что правящий режим боится потерять ведущую религиозную силу, которую он выбрал в лице православия. Верхушка православной церкви видит, что русская молодежь активно переходит в ислам, и это вызывает опасение и неодобрение православного духовенства.

Но, стоит упомянуть, что эта политика является и частью общемировой стратегии давления на активный ислам, который хочет преобразовать мир, внести в него основы справедливости и равенства.

Естественно, такая политика не приведет ни к чему хорошему. Можно вспомнить 1917 год, когда такие же шатания в верхах имперской власти, такие же усиления националистических концепций, обвинения кавказцев и евреев во всех бедах, привели к тому, что государство развалилось как карточный домик.

Если Россия отторгнет Кавказ, а сегодня она именно этим и занимается, то страна развалится.

Максим Шевченко, член  Совета по правам человека при президенте РФ:

- Это абсолютный произвол. Я считаю, что прессование мусульман исходит от региональных местных властей. Конечно, нужно надо разделять борьбу с терроризмом и произвол силовиков. Мы же не отрицаем, что есть фанатики, которые посылают женщин взрываться. Понятно, что борьбу с этими сектантами – считай они себя мусульманами или представителями других конфессий – надо вести обязательно, поскольку они являются угрозой обществу. Но в остальных случаях, когда прессуют людей, которые не участвуют ни в каких противоправных деяниях, только потому, что они верующие и отстаивают свои права, как верующие, тут я могу сказать, что это просто ненависть языческой, сатанинской прослойки власть имущих, которые ненавидят любую религию. Те, которые любят власть, деньги, разврат, ненавидят тех, кто отказывается от этого, и тут, поверьте, нет разницы нет между православными и мусульманами. Но, конечно, к мусульманам проще ворваться в шесть утра, нарушить их покой, жизнь. Потому что вроде никто не заступиться за них. И это как бы нормально.

Я же считаю, что в данном случае действия МВД просто провоцируют радикализм и терроризм, и я бы попросил через ваш сайт национальный антитеррористический комитет разобраться в этом вопросе. Именно такие действия силовиков содействуют распространению терроризма на Северном Кавказе.

Но я думаю, что верующим всегда следует оставаться гражданами и быть в рамках гражданского поля. Есть очень много правовых механизмов, которые не используются верующими в полной мере: юридические, политические, информационные. Надо уметь организовывать гражданские институты борьбы за свои права, надо уметь кооперироваться и сотрудничать не только с мусульманами, но и с представителями других религий.

За этим же случаем мы будем следить в Совете по правам человека, если нужны адвокаты этим людям, то мы поможем и с этим.

Руслан Курбанов, политолог, директор фонда поддержки гуманитарных инициатив «Альтаир»:

- Я считаю, что данная проблема создается на местном уровне конкретными исполнителями. Их поведение объясняется общим уровнем исламофобии в стране, который резко возрос.

К сожалению, сегодня в России наблюдается разбалансировка уровней управления силовыми структурами и политическим полем. На федеральном уровне всем гражданам страны декларируются самые широкие права, включая и религиозные свободы. На внешнем поле Россия является лучшим другом мусульманского мира, а на внутреннем – проводится целенаправленная политика против разных групп граждан, будь то политические оппозиционеры, или общественники, или религиозные организации.

Складывается впечатление, что это карт-бланш или самодеятельность силовиков, которые, не оглядываясь на позицию центра или внешнюю политику России, грубо и топорно давят на любого активиста, на каком бы поле он не появился. Это касается и гражданского спектра, и мусульманских активистов, которые отстаивают свои права. Поэтому сегодня мы наблюдаем общую деформацию, когда декларируемые права и свободы граждан грубо попираются на местном уровне.

Что касается мусульман,  то здесь также присутствует фактор исламофобии, связанный с ростом недоверия и боязни по отношению к набирающей вес мусульманской общине. Поэтому то, что можно другим группам граждан, например, подчеркивать свои убеждения и культурную принадлежность – появление в школе с крестиками или в костюмах готов, то не дозволено мусульманам – то есть, посещать занятия в хиджабе. Это уже сегрегация по религиозному принципу и правовая дискриминация.

Анатолий Пчелинцев, адвокат, доктор юридических наук, заместитель президента Гильдии российских адвокатов:

- Честно говоря, я, как человек, не занимающийся этой конкретной проблемой, не могу с уверенностью говорить, подбросили ли этому человеку наркотики и оружие или нет. Как я и не могу утверждать, что это акция устрашения.

Ведь если у него действительно нашли наркотики и оружие, то надо разбираться. Это тяжкие преступления, с которыми государство должно бороться.

Однако недавно я разбирался со схожей ситуацией в центре реабилитации в городе Кингисеппе, который пытаются закрыть. Такой же сценарий: шесть утра, ОМОН, собаки и так далее. Но там не было разрешения суда на вторжение, это было как незаконное действие, сейчас по этому поводу проводится проверка, и решается вопрос об возбуждении уголовного дела. Здесь же, я думаю, было разрешение суда, потому что силовики не решились бы прийти в ином случае. Например, в этом центре все нарушения своими действиями  «благословляла»  помощник прокурора. Думаю, в этом ставропольском селе тоже не обошлось без действий прокуратуры, иначе ОМОНовцы не пришли бы туда, испугались бы делать это без оглядки.

Автор: Наида Тонаева, Тамари Абдуллаева

Комментарии 1