Политика

Чей джихад сильнее?

В Сирии разворачивается одно из крупнейших сражений за два года гражданской войны в этой стране. Битва за город Кусейр, стоящий у границы с Ливаном, интересна не столько своими масштабами и стратегической важностью, сколько первым в истории прямым столкновением двух мощных радикально-исламистских организаций — «Хизбаллы» и «Аль-Каеды».

«Наши героические войска продвигаются к центру Кусейра, преследуя остатки террористических банд. Над муниципалитетом уже поднят сирийский флаг. В течение нескольких часов ждите очень хороших новостей», — бодро сообщило сирийское государственное телевидение еще 20 мая. Для непонятливых местные комментаторы разжевали, что восставший город, с середины 2012 года стоявший костью в горле у официального Дамаска, вот-вот перейдет под контроль правительственной армии.

Однако обещание исполнено не было. На следующий день «очень хорошие новости» звучали так: восточные окраины города освобождены, армия ведет зачистку местности, но город все равно будет взят, причем в ближайшее время. О том, что произошло в промежутке между официальными сообщениями, не без бахвальства рассказали повстанцы.

По их словам, сначала Кусейр подвергся беспрецедентному по интенсивности обстрелу из танков, артиллерии и минометов. Несколько часов его бомбила авиация. После этого в город с одной стороны вошли правительственные войска, с другой — боевики ливанской «Хизбаллы». Наступавшие, правда, не учли одного обстоятельства: уже год их там ждали и готовились к встрече. Добравшись до центра, лоялисты поняли, в чем дело: вдоль и поперек заминированный город начал взрываться при каждом шаге, из подвалов, туннелей и заранее оборудованных убежищ выскакивали повстанцы. Из пулеметов и снайперских винтовок они методично отстреливали напуганных солдат и офицеров. Гранатометчики один за другим подбивали танки и бронемашины.

 

Похороны боевика «Хизбаллы» в Бейруте
Похороны боевика «Хизбаллы» в Бейруте   Фото: AFP
 

Оппозиционеры похвастались, что по итогам боя противник потерял десятки людей убитыми, сотни — ранеными, сгорело четыре танка и четыре бронемашины «Хизбаллы». Остатки наступавших побежали. Затем город снова накрыла волна артиллерийского обстрела, который повстанцы по привычке переждали под землей.

Примерное представление о том, что творилось в одной из колонн «Хизбаллы», можно составить, прослушав данные радиоперехвата, сделанного повстанцами. Для тех, кто не владеет арабским языком, краткое изложение. Танки постоянно выходят из строя, блокируя движение остальных. От одной машины к другой мечутся ремонтные бригады, постоянно попадающие под снайперский огонь. Потери велики и постоянно растут. Снайперы вообще стали главной головной болью: от них очень сложно укрыться, наступление буксует. На помощь двум раненым отправлен отряд, потерявший еще двоих. Вывезти раненых невозможно: один из командиров безуспешно просит транспорт для восьми своих солдат. Хотя особой паники на записи не слышно, ясно, что дела у них идут не так радужно, как предполагалось.

Подтверждением тому стали пышные похороны одного из командиров военного крыла «Хизбаллы» Фади Мухаммеда Джаззара. 21 мая его отправили в последний путь в Ливане, где долгое время его не могли достать даже израильтяне с их «Моссадом» и беспилотниками.

Об обстоятельствах боя охотно рассказал и один из командиров повстанцев по имени Абу Омар: «Когда они вошли в Кусейр, то почти сразу попали в нашу засаду. Мы из них там просто нарезку сделали. Четыре десятка были ликвидированы сразу, сколько там раненых, даже и не знаю». По его словам, оборона Кусейра готовилась долгие месяцы, причем с тем расчетом, что на город нападут и правительственные войска, и «Хизбалла». Абу Омар также сказал, что защита города осуществляется из единого центра по командной цепи. «Им никогда не взять наш город. Мы очень хорошо подготовлены», — заключил повстанец.

В этом смысле он, пожалуй, несколько преувеличил силы обороняющихся. Для официального Дамаска захват Кусейра стал уже делом чести. Этот город не просто имеет символическое значение (единственный крупный оплот повстанцев на западе страны). Он очень важен со стратегической точки зрения: именно в Кусейр из соседнего Ливана поступали деньги, оружие, боеприпасы и добровольцы со всего исламского мира. Перерезав этот канал снабжения, правительственным войскам было бы намного проще справиться с восставшими в Хомсе, Хаме и окрестностях Дамаска. Кроме того, Кусейр «нависает» над шоссе, связывающим столицу с лояльным Башару Асаду побережьем. Смертельную опасность перекрытия этой дороги в Дамаске не могут недооценивать.

 

Солдат сирийской армии во время боев в пригороде Кусейра
Солдат сирийской армии во время боев в пригороде Кусейра   Фото: Joseph Eid / AFP

 

Кусейр, скорее всего, не выстоит: на захват города брошены не только лучшие силы сирийской армии, но и закаленные в боях против израильтян отряды движения «Хизбалла». Лидерам последнего, кстати, есть за что сражаться. В случае успеха шансы на выживание режима Асада существенно возрастут. Это будет означать, что не исчезнут исторические шансы на выживание и у самой «Хизбаллы», во многом зависящей от Дамаска. Поэтому у ее лидера, шейха Хасана Насраллы, есть вполне рациональные и прагматичные доводы для участия в сирийском конфликте: он беспокоится и о собственной карьере, и перспективах своего движения в целом.

Однако у «Хизбаллы» возникла проблема, которую, вообще-то, можно было предвидеть. Основная тактика боевого крыла этой организации — партизанская война на своей территории в сочетании с запуском неуправляемых ракет. В этом ливанские шииты весьма преуспели: например, в 2006 году израильтяне так и не сумели найти адекватного ответа и добиться решительной победы. Сейчас же ситуация обратная: боевики «Хизбаллы» при поддержке танков и самолетов вторглись на чужую территорию, где против них развернута партизанская война. Причем противник на сей раз совсем иной.

Израильтяне, при всем их техническом превосходстве, — рациональные, предсказуемые, осторожные. Кроме того, как правило, они придерживаются цивилизованных правил ведения боевых действий, то есть не используют мирное население в качестве живого щита, стараются не бомбить без должной необходимости гражданские объекты и не посылают к противнику девушек с пудом взрывчатки под одеждой. Солдаты ЦАХАЛа также не практикуют отрезание голов пленным и поедание их сердец под видеозапись. Новый же противник «Хизбаллы» не брезгует никакими методами, поскольку имя ему — «Аль-Каеда».

Справедливости ради надо сказать, что основу повстанческих сил в Кусейре составляют бойцы «Бригады аль-Фарук» — тоже исламисты, но менее радикальные, чем «Фронт аль-Нусра», фактически являющийся сирийским отделением «Аль-Каеды». Тем не менее «Хизбалле» в лице «Фронта» пришлось столкнуться с фанатичной, вышколенной, беспрекословно исполняющей приказы силой, способной на все ради достижения поставленной цели. В отличие от израильтян, которые дорожат жизнью каждого солдата, старательно избегая неоправданного риска, сирийские исламисты проявляют абсолютную, кристально чистую безжалостность как к врагам, так и к своим.

Любой боец «Хизбаллы» прекрасно знает, что в случае попадания в израильский плен его ждет комфортабельная камера, трехразовое питание и перспектива вернуться домой после обмена заключенными. «Фронт аль-Нусра» такого соцпакета своим пленным не предоставляет. В большинстве случаев их ждут страшные унижения, мучительные пытки и болезненная смерть. Причем все это не ради защиты родины от ненавистного «сионистского образования», а ради каких-то неясных рядовым членам целей политического руководства «Хизбаллы».

 

Боевики Фронта аль-Нусра
Боевики Фронта аль-Нусра   Фото: Ahmed Jadallah / Reuters

 

Вообще, ливанские шииты пошли на очень большой риск, открыто вмешавшись в сирийский конфликт. Даже если Кусейр падет, «Аль-Каеда» этого так не оставит. С большой вероятностью можно спрогнозировать, что в шиитских городах Ливана и на мероприятиях «Хизбаллы» вскоре появятся заминированные автомобили и террористы-смертники. Даже самым истово верующим шиитам едва ли понравится, если их, как в Ираке, каждую пятницу начнут взрывать в мечетях. У людей возникнут очень неприятные вопросы к Насралле: почему их сыновья гибнут в Сирии, а сами они не чувствуют себя в безопасности дома?

Признаков того, что в Ливане резко выросло недовольство лидером «Хизбаллы», становится все больше. Город Триполи, разделенный по конфессиональному признаку между шиитами и суннитами, 22 мая стал ареной ожесточенного боя. Не менее 10 человек погибли, еще 70 получили ранения. Суть этого конфликта, подспудно тянущегося уже многие годы, в последние месяцы выкристаллизовалась в очень опасную для Ливана тенденцию. Сунниты, составляющие большинство населения города и поддерживающие сирийских повстанцев, хотят выкинуть из него меньшинство — шиитов, симпатизирующих Башару Асаду. Если на помощь местному шиитскому ополчению придет «Хизбалла», гражданская война может начаться и в Ливане.

На этом фоне «Фронт аль-Нусра» уже объявил, что главной целью «джихада» должны стать не сирийские правительственные войска, а сторонники «Хизбаллы» — как в Сирии, так и за ее пределами (читай — в Ливане). Интересно, что на похоронах боевиков «Хизбаллы», убитых в Сирии, оглашается, что они также погибли во имя «джихада».

P.S. Сражение за Кусейр пока продолжается. Обороняющаяся сторона, похоже, наконец осознала, что проиграть все-таки может, и призвала всех повстанцев Сирии присоединиться к этой битве.

Автор: Иван Яковина, Лента.ру

Комментарии 4