Общество

Моисей XX века

 
 
"Коран допускает модернизацию, но не может быть модернизации, не базирующейся на Коране"
 
 
 
 
 
 
Для Боснии и ее народа Алия Изетбегович – то же самое, что Джордж Вашингтон для США, Карл Великий для французов, Ясир Арафат для палестинцев или Шамиль для Дагестана. Это человек, имя которого практически является синонимом самой нации, человек, без которого ее могло бы и не быть. Алия Изетбегович привел свой народ к независимости, спася его от геноцида, а затем стал первым президентом независимой Боснии и Герцеговины. Благодаря ему, сегодня существует государство, которое является живым примером всеобщности послания Ислама.
 
 
     

Алия родился в 1925 г. в северо-западной Боснии – уголке Европы с преимущественно мусульманским населением, однако с режимом, порицающим мусульманский образ жизни.

Он никогда не состоял в Компартии. Еще в первой половине ХХ в. юный Алия был у истоков организации «Млады мусульмани» («Молодые мусульмане»). Учась в гимназии, а затем – на юридическом факультете Сараевского университета, Изетбегович отстаивал право исповедовать свою веру. Он освоил иностранные языки (немецкий, французский и английский), для того чтобы больше узнать об истории и о борьбе мусульман по всему миру.

В 1945 г. глава коммунистической Югославии Иосиф Тито запретил все некоммунистические организации. Изетбегович провел около 10 лет в тюрьме, а когда освободился, занялся юридической практикой.

Его снова арестовали в 1983 г. по подозрению в «исламском фундаментализме». После судебного фарса приговорили к 14 годам лишения свободы. Большие сроки также получили свыше десятка его соратников. В это время увидела свет его рукопись «Ислам между Востоком и Западом», тайком вынесенная из тюрьмы.

Написанная в тяжелых условиях, эта книга, тем не менее, призывала мусульман быть уверенными в своих силах. Она полна оптимизма и позитива, в отличие от трудов многих других исламских мыслителей, которым приходилось творить в схожих обстоятельствах.

Политик и муджахид

В 1990 году, еще до развала Югославии, Изетбегович основал Партию демократического действия (SDA). Организация получила международную известность как ведущая сила боснийских «мусульманских националистов».

Сам Изетбегович не признавал такого эпитета, соглашаясь со словом «мусульманский», но считая название «националист» недопустимым. «Стремление к единству мусульман всегда исходило из самого сердца мусульманских народов, национализм же был чем-то навязанным извне», – написал он в 1973 г. Даже его имя «Изетбегович» несет в себе свидетельство о трех цивилизационных волнах: «Изет-» – это арабское слово «изза» – «слава», «достоинство», «-бег-» – тюркский титул, а «-ович» – славянское окончание.

Изетбегович проявил выдающееся мужество во время Боснийской войны 1992-1995 годов, управляя государственными делами из офисов, заваленных мешками с песком, в осажденной столице, выжив после похищения и бесконечных артиллерийских обстрелов.

Власть его партии пришла к концу, когда войска НАТО заняли Боснию в 1996 г. и была сформирована администрация под патронатом международных органов. Однако на общих свободных выборах SDA, авторитет которой подкреплялся яркими публичными выступлениями Изетбеговича, одержала неожиданную победу, получив место в «тройке», которая является верховной властью в Боснии и поныне.

Это случилось уже под самый конец жизни бывшего президента. Он смог увидеть реализацию лишь части своих планов.

Между тем, его роль в боснийской истории трудно переоценить. Мусульмане, которые еще при Тито получили статус нации, состоялись в этом статусе именно при Изетбеговиче.

Когда он ушел из жизни, во многих некрологах справедливо указывали, что он был не только политиком, но и крупным исламским мыслителем, а одна из турецких газет назвала его «королем современной философии».

Ислам между Востоком и Западом

Наиболее известными книгами Изетбеговича являются «Исламская декларация» и «Ислам между Востоком и Западом», переведенные на все основные языки, за исключением русского. Они стали бестселлерами повсюду, где живут мусульмане, актуальность их высока и поныне.

Изетбегович никогда не скрывал, что является убежденным сторонником «исламского порядка». Выход из упадка исламского мира он видел в «формировании интеллигенции, которая мыслит и чувствует по-исламски». Главная его идея состоит в том, что Коран допускает модернизацию, но не может быть модернизации, не базирующейся на Коране.

В 1980 году, будучи узником совести, Изетбегович написал: «Когда я потеряю смысл жизни, я умру». Именно из-за своих принципов он ушел с поста президента в 2000 году, объявив о том, что не может смириться с той политикой, которую проводит международное сообщество.

В самом конце своей жизни устаз Алия говорил, что «если бы мне предложили жить еще раз, то я бы отказался. Но если  я должен быть рожден вновь, то я предпочел бы свою жизнь». 19 октября 2003 г. он умер от заболевания сердца и был похоронен на кладбище «Ковачи».

Урок для нас

Жизнь и деятельность Изетбеговича – молчаливый укор мусульманам постсоветского пространства. Действуя зачастую в гораздо более тяжелых, чем наши, условиях, боснийцы сумели создать независимое европейское мусульманское демократическое государство с достаточно стабильной и эффективной экономической, социальной и культурной основой.

Изетбегович сумел провести свой народ сквозь массу искушений – от крайностей джихадистского максимализма до постмодернистского либерализма и диктатуры афро-азиатского образца.

Алия был исламистом, как о нем говорят, до мозга костей. Но он понимал опасность поспешных популистских рывков в «светлое шариатское будущее» народа, который только-только вышел из плена секуляристских и коммунистических утопий и сразу же оказался между наковальней великосербского шовинизма и молотом Ватикана и объединенного Запада, охваченных эйфорией победы в Холодной войне.

Будем откровенны – никто из сильных мира сего тогда совсем не хотел видеть в центре Европы мусульманское государство. Поэтому на первых этапах Балканской войны и закрывали глаза на многочисленные преступления в отношении боснийцев.

Сквозь перипетии развала Югославии, под обстрелами блокадного Сараево, преодолевая ужасы Сребренницы и предательства Европы, которая нарушила обещание «никогда больше» не допустить концентрационных лагерей, Изетбегович нащупал, возможно, единственный путь спасения мусульманской Боснии. Поистине это подвиг, как бы пафосно ни звучало, близок к спасению пророком Мусой (Моисеем, мир ему) его народа из рабства горделивого и безумного Фараона.

Комментарии 0