Среда обитания

Валид Фарез: ислам и экстремизм не связаны между собой

В мире наблюдается смена настроений. К людям приходит понимание того, что ислам и экстремизм на самом деле никак не связаны между собой, заявил в интервью "Голосу России" один из известных исследователей ислама, консультант Конгресса США по конфессиональным проблемам арабского мира, доктор Валид Фарез.

- К вам обращались члены Конгресса. О чем они хотели узнать?

- Они хотели знать то же самое, что и все – причастны ли исламистские фундаменталисты к теракту в Бостоне. И о степени негативной реакции в США на взрывы.

В этой связи мы измеряли уровень так называемой исламофобии, реальная проблема которой заключается в иррациональном страхе перед исламом и в том, что многие люди в разных странах мира, в том числе и американцы, до сих пор путают мусульман и сторонников джихада.

В то же время результаты исследований показывают, что сейчас все больше американцев  понимают, что ислам - это религия, что мусульмане-американцы принадлежат к американскому обществу. А сторонники джихада, салафиты и экстремисты - это идеологическое политическое движение, ответственное за терроризм. И оно может не иметь никакого отношения к религии.

- Есть ли различия в восприятии американцами мусульман, которые более-менее ассимилировались, одеваются по-западному, и теми, кто более традиционен?

- Те, кто не интегрируются, продолжают вести себя как салафиты, фундаменталисты, делают заявления в Интернете, утверждая, что они - часть большей нации, сморят на США, Запад, и даже Россию и Китай как на врагов, - это очень небольшая часть. Это те боевики, которые являются членами "Аль-Каиды", Талибана. А большинство американских мусульман принадлежат к этническим сообществам, это выходцы из Сирии, Ирака, Египта и т.п. Поэтому в этих страхах есть свои политические проблемы.

- В последнее время в США встречается больший антагонизм по отношению к мусульманам?

- После атак 11 сентября 2001-го проводился мониторинг. Сразу после атак люди относились настороженно к мусульманам. В США было зарегистрировано около 400 случаев оскорблений и давлений на мусльман.

Теперь, 11-12 лет спустя, таких случаев почти нет. После Бостона не было зафиксировано ни одной подобной реакции. Потому что многие американцы интересовались проблемой, и знают, что большинство мусульман в США являются частью гражданского общества, противниками экстремизма. И не имеют никакого отношения к заявлениям сторонников джихада.

Но в то же время есть что-то вроде индустрии, которая создает страх исламофобии. Есть группы, которые заинтересованы в том, чтобы мусульмане жили в страхе, потому что из этих групп удобнее вербовать людей. Это часть политики.

То есть определенные группы стараются извлечь выгоду из потенциального страха и ненависти?

- После событий 11 сентября я был на канале Al Jazeera. А эфире было много заявлений о том, что в Америке мусульмане живут в страхе. Их было настолько много, что мусульмане из Америки стали звонить с опровержениями, утверждая, что у них есть права и гарантии защиты. Так что НПО, лобби, другие группы пытаются извлечь выгоду из исламофобии.

После взрывов в Бостоне вы были удивлены тем что по ТВ не было репортажей об актах против мусульман США?

- Не удивился. Напротив, был удовлетворён тем, как отреагировали бостонцы и вообще все америкацы. Конгресс и администрация, конечно, делали шаги в направлении изоляции экстремальных элементов. Но мнение общественности более важно, чем мнение правительства. В последние годы люди, благодаря Интернету, в первую очередь, получили информацию о спорах внутри самих мусульманских сообществ и идеологических фракций. Так что как только мы узнали, что подозреваемые принадлежат к движению джихада, все споры об исламофобии сошли на нет.

Автор: Беседовали Эндрю Хиллер, Андрей Федяшин

Комментарии 2