Среда обитания

Маркеры для «чужих»

9 мая Россия пышно отметила День Победы. По всем городам и весям прошли парады, вспоминали миллионы жертв той кошмарной войны, катастрофические экономические и прочие последствия, отдали должное умершим и живым героям, хотя, похоже, ужасные уроки прошлого мало кому пошли впрок.

В качестве главного порока побежденной страны обычно упоминают национал-шовинизм, но шокирующим фактом нынешних дней является, что именно в России широко распространены фашистские настроения. Нередко их разжигают высокопоставленные политики и сановники федерального масштаба. В свою очередь, судебные и прочие контрольно-надзирательные инстанции их высказывания и действия предпочитают не замечать.

Особенностью современного российского фашизма является его определенный этнический окрас, то есть маркеры «чужих» вешают избирательно, не на все народы страны. Образы новых внутренних врагов сейчас персонифицируются исключительно в лице дагестанцев, ингушей, чеченцев и мусульман. Конечно, свою роль тут сыграла постперестроечная вакханалия, когда десяткам тысяч славян пришлось перебираться из Дагестана, Ингушетии и Чечни в прочие российские регионы. Оставляя уже привыкшие и обжитые места, обыватель во всем винил местное население, хотя ответственность за разрушительные процессы нес исключительно Кремль. Пропасть между «своими» и «чужими» усугубилась с началом чеченских войн. Опять-таки среднероссийский обыватель видел только проблемы и гробы своих соплеменников-военнослужащих, предпочитая не тревожить свою совесть и память лишними мыслями об убитых силовиками в Чечне тысячах женщин, детей, стариков, прочего мирного населения. 

Хотя широкомасштабные военные действия в регионе давно прекратились, силовое противостояние все еще продолжается. В отличие от прошлых времен, сегодня главными «чужаками» для России становятся дагестанцы. Нельзя сказать, что Москва спокойно смотрит на происходящее, но ее реакция вяла, контрпродуктивна. Кремль просто создает имитацию адекватного реагирования. Такое впечатление, что федеральные власти вполне устраивает сложившаяся ситуация, более того, нередко кажется, что сам Центр посылает обществу иногда четкие, а иногда невнятные националистические сигналы.

Дела чиновничьи…
13 мая в план реализации Стратегии государственной национальной политики по предложению Министерства регионального развития России внесли пункт, согласно которому гражданам, допускавшим ксенофобские высказывания, запретят занимать государственные должности. За подобные высказывания действующие чиновники также могут лишиться служебных кресел. В Министерстве регионального развития полагают, что таким образом можно предотвратить конфликты на религиозной и национальной почве. «Есть квалификационная коллегия, которая может высказать недоверие чиновнику или претенденту на государственный пост, если он позволял себе необдуманные высказывания, — пояснил член Общественной палаты России Иосиф Дискин. — Если к нетолерантным политикам можно применить только механизм общественного контроля, то в случае с чиновниками речь должна идти об административной ответственности. Государственные посты должны занимать только люди толерантные и взвешенные».
Директор Центра изучения проблем гражданства и идентичности России Владимир Малахов предложил возложить на общество контроль за бюрократией: «Это не работа государственных органов, сами граждане должны указывать на то, что тот или иной госслужащий позволил себе проявить нетолерантность. Должна быть саморегуляция общества».
Наш земляк, глава комитета по делам национальностей Госдумы России Гаджимет Сафаралиев заявил, что в стране, в первую очередь, должно в полном объеме функционировать действующее законодательство. «Не совсем понимаю, зачем чиновников выделять в отдельную касту. У нас много норм закона на этот счет, которые распространяются на всех граждан. На мой взгляд, предложенная ведомством норма немного узкая. С другой стороны, может, это действительно поможет очистить ряды госслужащих от нелояльных людей», — отметил депутат. Сам план реализации Стратегии государственной национальной политики был принят два месяца назад. В документе в основном сделан упор на мерах, направленных на исключение возникновения конфликтов на этноконфессиональной почве через поддержку национальных меньшинств, дополнительное обучение журналистов и госслужащих, проведение различных культурных мероприятий. На все про все выделят полмиллиарда рублей.

…и спортивные
На этой неделе случился и другой инцидент, имеющий прямое отношение к теме национализма. Наиболее активные болельщики ЦСКА призвали бойкотировать финальный матч Кубка России по футболу против «Анжи», который состоится 1 июня в Грозном. По результатам жеребьевки номинальными хозяевами считаются армейцы. «В преддверии финального матча Кубка России мы хотели бы заявить следующее. Волей жребия наш любимый клуб 2-й раз подряд сыграет в финале Кубка России с командой из кавказского региона. Более того, недоразумение под названием РФС решило проводить финальный матч в городе, где местные судьи и сотрудники правопорядка избивают футболистов, а глава республики опускается до публичных оскорблений, о чем впоследствии с гордостью сообщает в соцсетях. В связи с этим мы еще раз призываем болельщиков нашего великого клуба бойкотировать выезды на матчи с командами из кавказского региона», — такое заявление за подписью активных болельщиков ЦСКА вывешено на сайте rbworld.org.
В виртуальных сетях развернулась вполне предсказуемая истерия. «Надо было бы вообще собрать все коллективы, начиная от молодых, заканчивая основами и ветеранами, и прикатить минимум в количестве 5000 человек, тогда ни одна обезьяна не прыгнула бы»; «Да если ехать, только мощным выездом, чтобы заткнуть аульных на их же земле нашими песнями»; «Беспредел царит на Кавказе во всех направлениях, и футбол не исключение, надеюсь, от бойкота будет толк. А жертвы (команда без поддержки) — они неизбежны в борьбе за правду», — это только наиболее толерантные высказывания армейских болельщиков.
Они также делятся своими впечатлениями о прошлых поездках в Махачкалу и Грозный: «Въезд в Махачкалу: десятки вооруженных людей, БТР и бункер с бойницами. Такое ощущение, что попали прямиком в город на осадном положении. На стадионе куча местных, гуляющих по низу нашего сектора и провоцирующих криками, жестами. Во время всей игры и после постоянно летящие мелкие предметы и камни в наш сектор. Кидали молодые, а те, что постарше, смотрели на свою поросль и одобрительно смеялись. Команду нашу приехал забирать автобус прямо на поле, до нас по-прежнему долетали камни с улицы… Грозный. Чем ближе Чечня, тем наглее пассажиры-чеченцы. Приехав в город, попали в оцепление вооруженных людей, после чего была экскурсия, где нас выводили два раза посмотреть на местные достопримечательности. После этих двух выездов я для себя решил, что на «гостеприимный Кавказ» более ни ногой».
Пикантность ситуации придает то, что футбольная фанатская среда чуть ли не вся заражена агрессивной ксенофобией. В качестве иллюстративного примера можно вспомнить события лета 2012 года, когда в Москве на стадионе «Локомотив» начался очередной матч раунда плей-офф лиги Европы по футболу между «Анжи» и голландским АЗ (Алкмар), который завершился победой махачкалинцев. Еще до начала матча московские болельщики энергично протестовали против выступления дагестанской команды на поле «Локомотива», затем они пригласили всех единомышленников на игру, чтобы поболеть за голландцев. Тем временем уже в Санкт-Петербурге дагестанцы — болельщики «Анжи», которые собирались ехать в Москву, были сильно избиты местными националистами. В последующем полицейские задержали шестерых предполагаемых участников инцидента, которых через сутки отпустили. По ходу самого матча в Москве местные болельщики скандировали националистические речевки, освистывали футболистов «Анжи», овациями встречали атаку противной стороны, на поле нередко летели файеры. После матча произошло несколько массовых столкновений, полицейские задержали более 70 человек. Опять-таки всех отпустили на следующий день.

Жириновский и прокуратура Дагестана
В эти дни также получила продолжение история, которая началась еще в 2011 году, когда коллектив еженедельника «НД» обратился к бывшему прокурору республики Андрею Назарову с письмом, в котором содержалась просьба причислить брошюру «Русские, жестче взгляд!», изданную под редакцией лидера Либерально-демократической партии России Владимира Жириновского, к экстремистским трудам и привлечение автора к уголовной ответственности. В обращении журналистов отмечалось, что в брошюре «содержится ряд высказываний откровенно националистического характера, направленных на разжигание межнациональной розни». Письмо долго циркулировало между кабинетами чиновниками, последние, почему-то впав в состояние определенного ступора, никак не могли разобраться в хитросплетениях труда Жириновского и понять, чего хотят журналисты. А многонациональный коллектив «Нового дела» хотел всего лишь, чтобы прокуратура, выполнив свои прямые обязанности, поставила перед судом вопрос о признании этих трудов экстремистскими, так как согласно законам РФ рядовой житель страны, чувство национального достоинства которого было задето, не вправе самостоятельно обращаться в суд за защитой своих прав. Этими полномочиями государство наделило прокуратуру. А добиться реагирования прокуратуры, на наш взгляд, на явно экстремистские и направленные на возбуждение межнациональной ненависти высказывания высокопоставленного лица оказалось не так-то просто. Чего не скажешь о тех случаях, когда литература религиозного содержания довольно оперативно причисляется к числу экстремистских. В итоге после неоднократных обращений «государевы очи» сообщили, что обращение и материалы направлены в Москву, в Управление по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействии экстремизму и терроризму Генеральной прокуратуры России: дескать, мы ничего не понимаем, нужны другие умы.
«Вынуть деньги из кармана работящего Ивана и передать бандиту Магомеду, который потом этого Ивана зарежет и откупится от милиции, — это абсурд. Нашей власти плевать на трудягу Ивана. Власть думает о Магомеде — о том, как бы ему еще деньжат подкинуть, чтобы он не бузил, а купил себе третий по счету «Мерседес» и слетал отдохнуть в Египет»; «На Северном Кавказе насиловали 15-летнюю русскую девочку. По 10—15 человек ее насиловало каждый день. Когда она спрашивала: «За что вы так со мной?», ей отвечали: «За то, что ты русская!». Они что, своих горянок тоже вот так каждодневно насилуют толпой?»; «На Урале совсем недавно были межнациональные столкновения в поселке Сагра. Банда абреков на нескольких машинах приехала разбираться, потому что у жителей вышел конфликт с наркоторговцем-цыганом. А местные оказались не робкого десятка, вооружились, чем могли, и дали отпор нападавшим, одного из которых убили. Так вместо того, чтобы этих мужественных русских людей наградить, власть стала с ними разбираться: зачем убили, зачем вооружились, кто участвовал, кто командовал?» — видимо, совсем плохи дела в прокуратуре Дагестана, если в этих высказываниях Жириновского в структуре не увидели ничего крамольного и криминального.
В конечном итоге коллективу «НД» пришлось обратиться в Федеральный суд Советского района Махачкалы с заявлением об оспаривании бездействия прокуратуры Дагестана в части отсутствия реакции на обращения журналистов. К документу приложили и результаты лингвистического исследования брошюры «Русские, жестче взгляд!», проведенного Республиканским центром судебной экспертизы и инициированного журналистами. Как и предполагалось, эксперты и лингвисты очень даже легко нашли в труде Жириновского «высказывания, направленные на возбуждение национальной вражды»: «В брошюре также есть информация, обосновывающая и оправдывающая необходимость возбуждения национальной и социальной вражды». Фемида также должным образом прореагировала на наше обращение, спасибо ей. Состоялось первое судебное заседание, где представитель прокуратуры попросил приостановить производство «до получения результатов назначенного исследования», мол, сегодня вся документация направлена в Федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции России для проведения «комплексного психолого-лингвистического исследования» опуса главного либерал-демократа страны. Почему прокуратура начала реагировать только сейчас, после обращения в суд, а не три года назад, когда журналисты подали заявление? Похоже, бюрократия снова хочет пустить процесс по уже привычной и безрезультатной колее. Но коллектив еженедельника не намерен отступать. Хочется надеяться, что ведомство при новом руководителе прокуратуры республики должным образом отреагирует на обращение журналистского коллектива, не доводя решение вопроса до Страсбурского суда.

Царнаевы и мировые СМИ
При всем этом нужно четко осознавать, что Жириновский не просто озвучивает мнение националистически ориентированной улицы, он выносит на публичное и информационное пространство то, что не могут (или не хотят) в силу занимаемого поста или собственных убеждений говорить и писать другие, не менее высокопоставленные представители федеральной власти. Он — их индикатор и рупор.
Сегодня разжиганием межнациональной и межконфессиональной вражды заняты и федеральные государственные СМИ. Не исключено, что в ближайшее время земляки станут опасными «чужими» и для многих западных стран. Речь идет о недавнем бостонском теракте (в результате чего погибли три человека, несколько получили ранения), где роль преступников власти и спецслужбы США отвели братьям Тамерлану и Джохару Царнаеву. История малопонятная со всех точек зрения, в ней даже нашлось место доброму самаритянину в лице некоего 68-летнего жителя Вермонта, который проявил готовность пожертвовать своим местом для захоронения убитого сотрудниками спецслужб «злодея-мусульманина» Тамерлана Царнаева: «Единственной причиной, почему я это делаю, является память о моей матери, которая 40 лет учила меня возлюбить врага своего».
Симптоматично, что со дня совершения теракта прошло чуть больше месяца, а тема братьев так и не сходит с первых страниц американских и российских СМИ, хотя за этот период в тех же США случились десятки более резонансных преступлений с большим количеством жертв и раненых. «Зубейдат и Тамерлан Царнаевы по телефону обсуждали джихад», «Братья Царнаевы, возможно, готовили и другие теракты», «Похороны Царнаева: мусульмане Вирджинии недовольны», «Отец арестованного казаха: сын не думал помогать Царнаеву», «Братья Царнаевы планировали взрывы на День независимости», «Кто наставил братьев Царнаевых на путь экстремизма?» — это только мизерная часть заголовков, посвященных семье Царнаевых. Похоже, скоро мифологизированные образы братьев станут успешно конкурировать с образом покойного Усамы бен Ладена.
Притом сегодня многие солидные масс-медиа и ответственные государственные мужи по обе стороны океана делают упор именно на дагестанских корнях семьи Царнаевых (мать братьев — аварка), их пребывании в республике. В итоге вырисовывается следующая картина. Царнаевы несколько лет назад перебрались в США. Тамерлан и Джохар росли обычными, перспективными молодыми людьми: старший — Тамерлан — преуспел в боксе, младший — студент-отличник Массачусетского университета. Оба имели массу друзей, мечтали о дальнейшей карьере, никакие радикальные мысли ими не овладевали, жизнь братьев представляла собой вариант новой американской мечты. Но тут у них просыпается любовь к исторической родине, они летом 2012 года вылетают на Северный Кавказ. Посещение Чечни не привлекло никакого внимания журналистов, зато в Дагестане, по их версии, братья, особенно старший, моментально попали под влияние радикальных исламистов, после чего Тамерлан и принял решение о совершении теракта. А по версии журналистов влиятельного американского журнала Time, идеологическую обработку братьев в нужном русле в числе прочих проводил и Магомед Карташов, которого сотрудники правоохранительных органов Дагестана задержали 27 апреля в Кизляре за публичное выставление исламских символов во время свадьбы. Правда, теперь Карташов может отправиться в тюрьму на 10 лет, так как его обвиняют уже в применении насилия в отношении представителей власти. «Карташов на шесть лет старше Царнаева. Это бывший полицейский, борец вольного стиля — и один из самых известных исламистов региона», — пишет журналист издания. Он отмечает, что родственник Тамерлана Царнаева является основателем и лидером организации «Союз справедливых», члены которой нередко выступают против политики США в мусульманском мире: «Некоторые ее представители тесно связаны с боевиками, другие сидели в тюрьме за незаконное владение оружием и за пособничество терроризму». Все с упоением и страхом читают новый бестселлер о Дагестане, не понимая, что в материале ложь нагромождена на ложь.

Дагестан как враг рода человечества
Многие в республике знают Карташова, знаком он и мне. Но ни один человек не скажет, что Карташов является сторонником радикальных и насильственных мер. Через демонизацию его образа, образа братьев Царнаевых мировые и российские СМИ сегодня хотят показать появление очередного очага «исламизма и мирового терроризма». На второй план отходит Афганистан с талибами, Сомали с «Союзом исламских судов», Нигерия с «Боко Харам», прочие страны. Они, конечно, опасны, но их опасность ныне носит сугубо внутренний характер, а в Дагестане, оказывается, за считанные дни обычные законопослушные граждане превращаются в каких-то монстров. Вот она — новая напасть для современного «цивилизованного» мира. Умные люди, конечно, над такой страшилкой посмеются, но на таковых повсеместно наблюдается острейший дефицит, поэтому обыватель и на Западе, и на Востоке все принимает за чистую монету. И нет никаких сомнений, что процесс на этом не завершится ни в России, ни в прочих странах. Москва, конечно, может принять какие угодно законы, карающие даже самых высоких государственных мужей за ксенофобские высказывания, но Россия давно славится тем, что в ней строгость любого закона компенсируется необязательностью его исполнения. Гонения на прекрасный пол в хиджабе по всей стране; запрет на ношение исламского платка в общеобразовательных учреждениях; занесение в федеральный список экстремистских трудов отдельных сур Священного Корана, сборника достоверных хадисов имама Бухари, книг имама Навави; запрет на возведение мечетей в крупных мегаполисах России; массовые задержания прихожан, антимусульманская и антикавказская истерия на федеральных медийных ресурсах — за всеми процессами стоят конкретные высокопоставленные чиновники, в том числе и первые лица России и Дагестана. У них есть конкретные имена, но привлекут ли их к уголовной и прочей ответственности после принятия соответствующего закона? Вопрос, конечно, интересный, но ответ на него, к сожалению, общеизвестен…

Автор: Ахмеднаби Ахмеднабиев

Комментарии 0