Их нравы

Гимринские доводы

Сколько бы кто КТО ни проводил на Северном Кавказе – все они проходят в рамках закона, жесткого инструктажа, с соблюдением процессуальных процедур.Какой бы сложности они ни были, в какие бы годы их ни проводили.

Именно такой вывод напрашивается, если судить со слов самих силовиков о результатах спецопераций за последние двадцать лет.

За эти годы мы не услышали ни одного факта не то чтобы доказанных преступлений и посадок, но хотя бы постановки на вид за превышение полномочий конкретными охранителями, неправомерное или чрезмерное применение силы, банальные ошибки.

Будто не было и в помине убитого выстрелом в голову при проверке документов 6-летнего Рамзана Амриева в Ингушетии, расстрелянного ради награды под конец командировки Муслима Хамзаева в Хасавюрте, расстрелянных средь бела дня в центре Махачкалы прохожих «бородачей», попавших под объективы видеорегистратора… Эти единичные факты – из ряда задокументированных, но прокуратуре и следствию не интересных.

В ситуации отказа судебно-следственных органов видеть хотя бы эти указанные нарушения, об откровенных преступлениях говорить как-то наивно. «Эскадроны смерти», бессудные казни, исчезновения и похищения людей, пытки, смерть в застенках и многое другое – обо всем этом твердят с фактами на руках не только НПОшники, журналисты, правозащитники, но и власть, включая в разное время практически всех руководителей республик Северного Кавказа.

Но – не тех, кто должен, действительно, вести надзор над законностью, предъявлять общественности отчеты по итогам проведенных КТО, реагировать на жалобы пострадавших. Речь идет о следственных органах, судах и прокуратуре.

И вот тому очередное свидетельство.

В середине мая на официальном сайте российской прокуратуры появляется информация с прямо-таки издевательским заголовком: «Прокуратура Республики Дагестан проверит доводы жителей с. Гимры о мародерстве силовиков».

Во-первых, прокурорское реагирование дало (если дало, т.к. говорится о том, что прокуратура «проверит», а не проверяет) о себе знать больше чем через месяц после КТО на родине двух прославленных имамов.

Хотя на обращения общественных организаций должна была реагировать в течение месяца,  а на сообщения в СМИ – не позже 7 дней. И того, и другого было в изобилии. Вместо этого запоздалое «проверит»…

Во-вторых, мародерство – преступление, обусловленное «атмосферой безнаказанности»: иначе его обозвали бы «обычным» грабежом.

Или разбоем: грабежом с угрозой для жизни. А этого быть в селе не могло, т.к. все жители были выдворены из своих домов и, после ночи, проведенной под открытым небом, размещены во временном поселке с одноименным названием. Значит, все же «атмосфера безнаказанности» была, раз «доводы» будут проверять именно по данной статье.

Третье. Сам факт того, что надзорный орган проверит «доводы жителей», а не жалобы пострадавших (в прокуратуру подаются не доводы, а именно жалобы), говорит об изначальном формализме прокуратуры, оставшейся к тому же после реформы без “зубов” следствия.

Что и как будет «проверять» (если вообще будет проверять) орган, призванный не расследовать, а надзирать за законностью? Кому и что она будет предъявлять, если вся полнота власти на момент КТО переходит к местному управлению ФСБ, включая административную власть, правоохранителей и силовиков? А подчинение и отчетность строго вертикальное.

На официальном сайте Гимры приводятся слова Шамиля Магомедова – главы Унцукульского района, куда входит многострадальное село. По его данным, в селе частично функционирует школа: дети боятся провокаций военных, патрулирующих улицы.

В больнице разместили ОМОН, а больных распределили по другим лечучреждениям. Масштаб ущерба он оценил по уже направленным жалобам: 10 домов подорвано, 26 серьезно повреждены, об убитой домашней скотине и вырубленных фруктовых деревьях уже и не говорят.

Между тем, подрыв домовладений –  свидетельство учащающейся в регионе и крайне опасной на Кавказе (да и не только здесь) израильской практики сноса жилищ подозреваемых в участии в НВФ, а также их пособников и близких родственников.  Иначе чем объяснить, например, отсутствие реакции прокуратуры на «доводы» жителей селения Саситли Хасавюртовского района, где военные 6 марта с.г. в ходе КТО подорвали несколько домов, в том числе и  принадлежащий  83-летнему пенсионеру Алидибиру Заргалову.

Опасения провокаций «от неизвестных лиц в коммуфляжной форме» подтвердились в конце марта с.г. в селении Хаджалмахи Левашинского района, где были убиты трое местных жителей из 27, занесенных в т.н. ваххабитский список. Им предложено покинуть село, и «ваххабиты» уезжают.

Не обошел Шамиль Магомедов и тему «доводов» жителей. От пострадавших гимринцев поступило более 420 заявлений. Если учесть, что из одного дома или от одной семьи подают не более одного заявления, то недовольными КТО оказались полтысячи семей.

И это в селении с населением 4.640 человек, или тысячей дворов. Выходит, с жалобой обратился каждый второй дом и семья в Гимрах. При этом напомним, что в результате КТО во втором по величине селе Унцукульского района и его окрестностях было убито всего три боевика.

 Как же надо было «эффективно» проводить КТО, чтобы из-за трех (не задержанных, что труднее) «ваххабитов» (беру слово в кавычки, т.к. пока еще не встречал ни одного последователя Абд аль-Ваххаба в Дагестане) подорвать десяток домов, четверть сотни домов привести в негодность, выселить на полмесяца все село в наспех разбитый поселок, массово нарушить все возможные права человека.

И, в итоге, обернуть против себя, силовиков, российского государства, от имени которого они действуют, как минимум, половину семей гимринцев, если не все село.

Никто ведь не спрашивает у силовиков, как они умудрились выпустить из кольца обстрелявших их из «Черного леса» еще троих «ваххабитов»!

И вот после этакого отношения к собственному гражданскому населению другое ведомство, также выступающее от имени государства, сообщает нам, что «прокуратура проверит доводы жителей о мародерстве»…

Автор: Милрад Фатуллаев

Комментарии 1