Просвещение

«Апологету детоубийц» - господину Каширину, или ещё раз об убийстве Карабахского хана и его семьи

События прошлого похожи на происшествия будущего как две капли воды.

Ибн Халдун   

После публикации на сайте 1news.az моей статьи под названием «Прелюдия трагедий Карабаха – Расстрел правителя Ибрагим хана и его семьи» в апреле текущего года, на странице информационного агентства «1news.az», я долгое время с нетерпением ждал от своих российских коллег ответного исследования, пронизанного объективным анализом, и бесстрастным подходом – как того требует общеизвестный девиз  историка – «без гнева и пристрастия», некогда определенного Корнелем Тацитом.

Однако мои ожидания не оправдались и в ответ после  трёхмесячного затишья, 1 августа на армянском  информационном сайте «Regnum» последовала статья, российского исследователя, кандидата исторических наук  Василия Каширина под названием «Как и за, что был убит правитель Карабахского ханства Ибрагим Халил-хан Джеваншир?», которую однозначно можно назвать защитной речью,  в пользу военных преступников и детоубийц эпохи  завоеваний на Кавказе,  начала XIX столетия.

Пытаясь оправдать одного из палачей азербайджанского народа, майора Лисаневича, прикрываясь истерическими аргументами вроде «военного долга», автор восторженно глаголет о «чести и хвале» преступнику в «мундире» проливавшему кровь невинных детей как при взятии Гянджи, так и в случае с семейством Ибрагим хана.

Очень интересно, с каких пор «военный долг» и «честь мундира» требуют от офицера без разбору расстреливать безоружных людей, просто потому, что в отношении их у него возникли «какие-то» сомнения. Хотя изучая историю военных преступлений офицерства, как на Кавказе, так и конкретно в Азербайджане, истерия Каширина кажется нормальной.

Господин Каширин, освежая вашу память относительно деяния «доблестных солдат» по отношению к азербайджанцам, я хочу перечислить несколько фактов. Первое, мы очень хорошо помним непосредственное участие 366 – советского мотострелкового полка в резне мирного населения в Ходжалах, от 26 февраля 1992 – года, когда армянскими боевиками было совершено одно из самых жестоких преступлений ХХ века.

Азербайджанский народ хорошо помнит жестокость советских солдат в событиях 20 -  го января 1990 – го года, когда вооружённые до зубов «бандиты в формах» расстреливали безоружных людей, требовавших справедливости от проармянски настроенного Горбачёва в урегулировании карабахских волнений.

Эта всего два эпизода из современной истории Азербайджана, которая пропахла кровью своих отважных сынов, восставших во имя свободы и независимости. Читая Каширина, у человека складывается такое впечатление, что если солдат убивает невинных людей во имя «своего» дела, значит это - «долг мундира», а  когда другие, в данном случае азербайджанцы пытаются защитить свою родину это – предательство, и все они, включая детей и стариков должны понести за свои действия наказания. Довольно парадоксальная логика, пронизанная расистским и шовинистическим воображением, не так ли?

С другой стороны, опираясь на логику Каширина, цивильное человечество должно воздать почести немецким фашистом которые стирали с лица земли русские села и города во имя великой арийской Германии, и благодарить Милошевича за геноцид боснийских мусульман. Логика Каширина позволяет нам, без угрызения совести, воспевать теракты совершённые террористами против мирных русских, на территории России  за последние 20 лет.

Господин Каширин, хочу довести до вашего внимания, то, что  не важно, под каким предлогам убивают детей и невооружённых людей, при любом исходе это есть преступление против человечности. Действия Лисаневича по всем пунктом  подходят под эту категорию преступлений.

Так как, невзирая на психоз Каширина, никто не сможет оправдать поход 300 вооружённых до зубов солдат на 35 человек, больше половины которых составляли дети и женщины. Кстати говоря, данный факт находит свое подтверждение в тех же российских военных источниках, достоверность которых для Каширина не подлежит сомнениям. Если так, тогда наверняка ему придётся согласиться с правотой рапорта тогдашнего главнокомандующего русскими войсками генерала Гудовича, адресованного командующему сухопутными войсками генералу С.К.Вязмитинову  от 21 августа 1806 – года:

«По рапортам мною полученным от командующего войсками в Грузии ген.-м. Несветаева открывается, что 17 –го Егерского полку  подполк. Лисаневич и бывший с ним майор Джораев, без побудительных причин, с отрядом егерей учинили нападение на Ибрагим-хана Шушинского, который, не имев при себе войска, кроме прислужников 35 чел. мужеска и женска пола и 1 жену с 3 малолетними детьми, находился по сю сторону кр. Шуши близ садов, на горе без всякого укрепления, и сам вышел из палатки на встречу отряда, не сделав ни одного выстрела; но егери начали стрелять, и колоти штыками, где Ибрагим-хан убит и все бывшее с ним имение досталось в добычу учинивших нападение»  [Акты Кавказской Археографической Комиссии. т. III, ст. 605].

Как видно из рапорта, утверждения Каширина, о том, что Ибрагим – хан якобы поселился в не преступном замке, и пытался скрыться от русских солдат, также не совпадают с действительностью. Свидетельство очевидцев говорят обратное, Ибрагим хан поселился вблизи садов на горе без всякого укрепления и не проявлял каких-либо попыток перейти на сторону иранцев.

В другом послании того же Гудовича тогдашнего министру иностранных дел России, находят свое отражение результаты расследования данного преступления:

«Хан Карабагский, как видно из рапорта ген.-м. Небольсина секретно разведывавшего о всех обстоятельствах сего важного происшествия, убит понапрасну подполк. Лисаневичем, об отдании коего под следствие я с сею же эстафетою всеподданнейше доношу Е. И. В» [Акты Кавказской Археографической Комиссии.

т. III, ст. 606].

Нельзя не заметить, и то что, пытаясь оправдать Лисаневича, Каширин ссылается исключительно на российские источники, не обращая ни малейшего внимания на альтернативны данные. Ведь, например те же азербайджанские авторы сообщают об  интригах, которые плелись вокруг хана и которым так легко поддался майор Лисаневич. К примеру, автор «Истории Карабаха», азербайджанский историк Мирза Джамал Джеваншир (?-1853) описывает данные события следующим образом:

«Весной 1806 – года кызылбашское войско вновь стало переправляться через Аракс в Карабаг. Для оказания сопротивления столь сильному врагу в Карабаге не было никакого войска, кроме отряда егерей майора Лисаневича. Илаты и деревни Карабага могли быть растоптаны и помимо того, наступило время жатвы хлебов. Поэтому Ибрагим хан счёл нужным внешне быть обходительным с кызылбашами, ставя обо всем в известность майора.

Майор же твёрдо уверял его, что скоро прибудут войска высокого государства России. Но в действительности прибытие их сильно запоздало. Между тем кызылбашские войска подошли к крепости на два фарсаха. Тогда Ибрагим хан пересилил свою семью, находящуюся в Ханбагы, в местность близь крепости. Некоторые злонамеренные люди так навлекли на него майору, что последний ночью с отрядом воинов отправился к его жилищу, где по злой воле рока и был убит Ибрагим хан вместе с некоторыми членами своей семьи и приближёнными лицами.

Находившиеся тогда в крепости генерал – майор Мехтигулу хан (сын покойного хана) и полковник Джафаркули ага не предпринимали никаких действий, противоречащих правилам преданности высокому государству. Они не только ни в чём не перечили майору, а наоборот, даже старались заготовить для русских войск продовольствие, в котором тогда ощущался большой недостаток» [Мирза Джамал Джеваншир. «История Карабаха», Баку, 1959, стр. 96-97].

Зарубежные исследователи данного вопроса приводят даже имена тех интриганов, с которыми рука об руку действовал Лисаневич. В своей статье «Странная смерть Карабахского хана Ибрагим Халила» (Atkin M. “The strange death of Ibrahim Khalil Khan of Qarabagh, “Iranian studies”, New-York, 1979, vol. XII, p.39-107) американский исследователь М. Эткин упоминает имя некого армянского мелика Джамшида, давнего врага хана, который в результате оказался одним из сообщников этого преступления:

«Решение напасть на лагерь принадлежало Д. Лисаневичу, однако лица, доставившие ему информацию, приведшую его к такому решению были лично заинтересованы в свержении хана. Среди обвинявших Ибрагим Халила в измене был армянский малик Джамшид, давний враг хана. Много лет он вынашивал мысль, чтобы русские свергли хана и сделали Карабах протекторатом во главе с армянским губернатором. Возможно, мелик также надеялся занять этот пост. В 1797 г. Он эмигрировал в Грузию, где получал назначенную царём Павлом пенсию в размере 1400 рублей в год, позднее вернулся в Карабах» [«Азербайджан зарубежом», Рефератный сборник, выпуск 12, Баку, 1986, стр.19-20].

М.Эткин среди интриганов упоминает также имена Мехти-Кули и Джафара – Кули, соответственно сына и внука Ибрагима, которые пытались захватить власть, пользуясь сложившейся ситуацией. Не исключено, что сам Лисаневич также был не прочь стать единоличным правителем богатого Карабаха, поэтому он при первой же попытке с такой жестокостью избавился от авторитетного хана. Согласно М.Эткину, по словам очевидцев Лисаневич после этой бойни не чувствовал особого сожаления и вёл себя довольно нагло:

«Ясно, что в вопросе об уничтожении безоружных женщин и детей его волновало только, то, что они оказались известными людьми, из-за которых был поднят шум, он не возражал против стрельбы по людям, причём не нападавшим, а убегавшим» [там же; стр. 21].

После всего этого можно следующим образом охарактеризовать доводы, побудившие Лисаневича совершить это злодеяние:

1. Лисаневич действовал под влиянием интриг и не предпринял собственного расследования, и тогда он просто не профессионал;

2. Он умышленно поддался слухам, распространенным в отношении хана и воспользовавшись ситуацией, убрал со своего пути главного противника в борьбе за господство над Карабахом, не брезгуя убийством малолетних детей, а также женщин. В этом случае Лисаневич не офицер, а просто подлый интриган, убийца и отморозок.

То, что касается смерти, Лисаневича, уважаемый Каширин, в этом вопросе источники также не солидарны. Некоторые источники, пишут о том, что Лисаневич скончался в Грозном, после тяжелого боя с горцами, другие же сообщают, что смерть настигла Лисаневича в Дагестане.

Кстати говоря, учитывая то, что в Дагестане по сей день проживает этническое азербайджанское население, не исключена правдивость версии Эткина, о том, что Лисаневич был убит азербайджанским офицером, которого он бранил за общение на родном языке [см. там же, стр.19].

Да, господин Каширин напоследок порекомендую вам печатаясь в армянских электронных СМИ пожалуйста воздержитесь от высказывания сомнений относительно исторической монолитности Карабаха и займитесь своими делами, которых у вас непочатый край.

Автор: Э.Амиров

Комментарии 0