Политика

Эхо бостонского теракта в Дагестане

Родители братьев Царнаевых. Фото: antena3.ro

Цепь последних событий в Дагестане: от бостонского теракта до выборов главы республики

О политической борьбе и трагических событиях последних недель, о факторах которые подталкивают Дагестан к войне, о несменяемости власти и теневой экономике, читайте в материале обозревателя «Кавказской политики».

Бостонский теракт, а точнее компания по поиску дагестанских и чеченских следов этого чудовищного преступления заслонила политические события, связанные с выборами главы Республики Дагестан. Приезд журналистов по поводу бостонского теракта сделал уже обыденностью то, что принято называть «негативом» – теракты и спецоперации в горной республике. 

19 апреля в пятницу вечером три  часа Рамазан Абдулатипов в прямом эфире двух каналов – ГТРК Дагестан и РГВК “Дагестан” - общался  с народом и аудиторией в студии. На следующий день утром началась охота акул пера на семью Царнаевых. И политическая жизнь в Дагестане канула в небытие.

Мировые СМИ в поисках фактов вербовки Царнаева

В поисках  следов бостонского теракта в Дагестан приехали десятки журналистов из мировых агентств и телеканалов. Разыскиваемые журналистами супруги Анзор и Зубейдат Царнаевы сами явились на пресс-конференцию, так сказать, на съедение акулам пера. Операторы перекрывали друг друга, журналисты перебивали вопросами. Допрос продолжался около часа. Почему Царнаевы решились  на встречу с журналистами? Ведь многое из их противоречивых  заявлений могли использовать против их сына Джохара Царнаева? После утомительной пресс-конференции, во время которой Зубейдат Царнаева срывалась на плач, некоторые журналисты перекрыли ей выход из зала, прося  эксклюзивного интервью.

А после пресс-конференции одна журналистка  слезы Зубейдат расценила как актерское мастерство. Мол, ее сын, который учится на актерском, был бы восхищен актерской игрой матери.  Собиравшиеся лететь в США супруги Царнаевы после встречи с журналистами растворились на просторах России.

Во время пребывания иностранных журналистов в Дагестане были проведены спецоперации в поселке Шамхал (Пригород Махачкалы), в селе Согратль Гунибского района, а также  в Хивском и Кизилюртовском районах. Убито около десятка боевиков. Также в результате нападений убиты трое сотрудников полиции в Буйнакске, двое из них сотрудники Центра по противодействию экстремизму.

В результате теракта первого мая в Махачкале погибли два десятилетних мальчика. Иностранные журналисты могли бы помочь Дагестану своими расследованиями причин совершения терактов и спецопераций.  Но они к этим трагическим событиям были равнодушны. Они были увлечены поиском фактов, подтверждающих, что Тамерлан Царнаев был завербован именно в Дагестане.

Выборы и претенденты на главный пост

А тем временем Дагестан готовится к выборам высшего должностного лица депутатами парламента. Выборы могут состояться не в сентябре, а в июле. С такой просьбой в федеральный центр обратились республиканские чиновники. Сроки проведения выборов главы Дагестана и Ингушетии парламентами республик будут увязаны с датами истечения полномочий руководителей регионов, а не с единым днем голосования, сообщил журналистам секретарь ЦИК России Николай Конкин.

Рамазан Абдулатипов во время прямого эфира заявил, что многие чиновники позиционируют себя как политики. И средства, ресурсы, которые они накопили на протяжении многих лет, работают против него,  Абдулатипова, и следовательно против республики. В то время, как эти деньги, как отметил временно исполняющий обязанности президента Дагестана, можно было инвестировать в экономику.

Есть амбиции, нет культуры

Да, действительно, у многих бизнесменов и чиновников  есть  президентские амбиции. Либо они сами хотят встать у руля власти, либо поставить своего человека.  Республиканские СМИ, к примеру, газета «Черновик» часто приводит рейтинг кандидатов. В качестве Кандидатов рассматриваются врио Рамазан Абдулатипов, экс-глава Дагестана Магомедсалам Магомедов, бизнесмены Сулейман Керимов, Зиявудин Магомедов, Омар Муртазалиев, депутат Государственной Думы Ризван Курбанов, вице-премьер правительства Абусупьян Хархаров, руководитель Дагестанского отделения пенсионного фонда Сагид Муртазалиев, экс-руководитель постпредства  Гаджи Махачев, мэры Махачкалы и Хасавюрта Саид Амиров  и Сайгидпаша Умаханов.

Во время прямого эфира Рамазан Абдулатипов затронул тему политической культуры, вернее, ее отсутствия. «В Дагестане недостаточно, начиная с меня, наверно, политической культуры», – сказал он, отвечая на вопрос «Кавказской политики».

Многие не придают значения политической культуре. Но ее отсутствие является одним из факторов дестабилизации обстановки.  Есть президентские  амбиции, но нет политической культуры. И непубличная кулуарная борьба за власть превращается  в опасную игру. Времена, когда со своими дружинниками или ополченцами можно было решать политические вопросы, канули в историю. Надо создавать партии, свои концепции  программы развития. Это длительный интеллектуальный трудоемкий процесс. Во время прямого эфира Рамазан Абдулатипов посоветовал чиновникам,  мэрам заниматься не политикой, а хозяйством. Либо заниматься политикой, уйдя на пенсию или в отставку.

Временно исполняющие, незаменимые

В Дагестане поставщиками управленческих кадров являются не социальные институты, а кланы и родственно – семейные группы, причем только избранные. Это примерно 5% населения. Для остальных власть закрыта.  За последние 20 лет в республике  даже не пытались создать какие – либо социальные лифты. Поэтому предприятия, учреждения, организации, даже ведомства в республике передаются по наследству. От отца к сыну, от брата к брату, от мужа к жене и т. д. Привыкшие к иждивенчеству чиновники не готовы уходить со своих постов. Как ни парадоксально – проще убить человека, нежели отправить его в отставку.

Инвестиции в теневую экономику

Поэтому давно обозначилась проблема создания благоприятных условий для ухода чиновников в отставку. Они, действительно, нуждаются в адаптации   к новым реалиям, где нет «халявы».  У всех чиновников есть свой бизнес, и зачастую этот бизнес находится в тени. Можно ли его амнистировать,  вывести из тени, создать нормальный налоговый режим?   Тогда  сами чиновники смогут инвестировать свой бизнес за счет своих же выведенных за рубеж денег.  Частных инвестиций нет, потому что пока не нашлось глупцов, которые вкладываются в теневую экономику.

Поэтому, вся деятельность разных ведомств в правительстве Дагестана по привлечению инвестиций гроша ломанного не стоит. Теневая экономика это место, откуда деньги не возвращаются.  Это, по большому счету, и есть паразитирующий чиновничий бизнес. Частных инвестиций нет, а государственные инвестиции растворяются в этой самой теневой экономике.  Вот в чем проблема.

Несменяемость чиновников приводит  к системному кризису власти. Это одна из причин бесконечных терактов и спецопераций. Власть перестала заниматься жизнеобеспечением, а увлечена лишь борьбой за «хлебные места», ресурсы и доступ к бюджету. И чем больше Москва выделяет дотаций, тем острее борьба, тем больше жертв. Но если даже  дотации не разворовывались, их бы все равно не хватало для инвестирования экономики и запущенной социальной инфраструктуры. Дагестан не получает из Федерального центра те инвестиции, которые получает, к примеру, Татарстан, потому что не предоставляет качественные проекты, не участвует в программах софинансирования.

Кризис власти и этнический распад Дагестана

Но консервация власти не просто ввергает республику в неуправляемый хаос, что мы сейчас и наблюдаем. Республика может попросту развалиться. Представители ногайцев уже заявляли о создании отдельного субъекта в составе России. Некоторые представители чеченцев, постоянно продвигают идею выхода к морю с присоединением к Чечне Хасавюртовского и Бабаюртовского районов.

Представители кумыков  постоянно обособляют равнинные районы. Некоторые участники последнего съезда кумыков России искали поддержки в решении своих проблем у властей Чеченской республики.  Представители лезгин обособляют южный Дагестан.  А азербайджанцы заявляют, что Дербент – их город и потому должен быть в составе Азербайджана.

У либеральных и религиозных движений – одна цель

Помимо распада Дагестана, существует угроза его отторжения от России.  В светской  части общества культивируются либеральные ценности со скрытыми, далеко идущими целями, а в исламской умме, нормы шариата – как единственная альтернатива действующим законам.

Все религиозные, политические и идеологические объединения имеют право на существование в рамках российского законодательства. Но дело в том, что многие идеологи,  общественники, религиозные деятели не признают юрисдикцию России. И пути мирного выхода из  юрисдикции РФ они не видят. Хотя пока об этом не заявляют публично. В милитаризованном регионе в условиях дальнейшей деградации власти  существуют два вида протеста, которые постепенно усиливают свое влияние.

Это протест, основанный на либерально-западнической идеологии. И второй,  крайне религиозный протест, основанный на официальной идеологии некоторых стран Ближнего Востока. Эти  протесты могут оформиться в одно мощное сепаратистское и повстанческое движение.  Тогда мясорубка, которую крутят в Дагестане сейчас, может показаться игрушечной.  Мусульман и православных в этом противостоянии будут убивать не сотнями, а тысячами.

Маховик убийств раскручивается и работает без сбоев

В  начале «нулевых» за год убивали десяток боевиков и силовиков. Власть тогда пыталась скрыть цифры, чтоб не взбудоражить общество. К примеру, об убийстве полицейских во время муниципальных выборов в СМИ не сообщали. Об этом можно было узнать только по некрологам в «Дагестанской правде». Убивать еженедельно боевиков без суда тоже было не принято.

Тогда руководители  правоохранительных органов еще побаивались отдавать такие антиконституционные приказы. Но в середине нулевых чиновники с гордостью рапортовали, что в республике за год убито 150 бандитов. Начиная с 2010 года, убивают примерно по 250 боевиков в год.  И эта цифра никого не удивляет.  Помимо них убивают сотни сотрудников правоохранительных органов. Но и эти убийства не раскрываются. Если правоохранительные органы не расследуют преступления, а занимаются возмездием, расправой без суда и следствия, то это один из признаков начала войны.

Кому нужна провокация со взрывами домов в Буйнакске?

Свежий пример, в городе Буйнакск взорвали дома родственников тех боевиков, которые находятся в «лесу». Причина – не смогли обезвредить находящиеся там бомбы. Как рассказывают сами жильцы, без санкций, без понятых вооруженные люди в масках пришли, под угрозой применения оружия вывели на улицу детей и взрослых. А дома взорвали. Спрашивается, это провокация или глупость какого-то начальника?  Это еще один шаг в развязывании войны в Дагестане. Он на руку как раз тем, кто стремится к отделению Дагестана. Они жаждут  войны на истребление дагестанцев и истощение человеческих и материальных ресурсов Российской Федерации.

Как можно квалифицировать действия, когда в дома врываются силовики без санкций, знаков отличия, в масках. Такое неуважение и к людям, и к действующим законам со стороны правоохранителей в глазах общества морально оправдывает действия боевиков, которые оказывают вооруженное сопротивление. 

Комментарии 1