Общество

«Мы жили, соблюдая честь Родины»

«Мы жили, соблюдая честь Родины»

 

Долгое время тема участия вайнахов (чеченцев и ингушей) в Великой Отечественной войне являлась, по сути, запретной. Вероятно, кое-кто у руля власти боялся развенчания мифов о «народах-предателях». В современной Чечне ко Дню Победы принято восстанавливать в памяти имена павших героев. Кто они? Как жили? Что для них значило Отечество? Об этом в репортаже нашего корреспондента.

     

Память

Мемориальный комплекс Славы имени А.А. Кадырова в г. Грозном – один из грандиозных памятников ратным подвигам соотечественников. По масштабу он уступает лишь мемориалам на Мамаевом кургане в г. Волгограде и на Поклонной горе в г. Москве.

Величественен позолоченный 40 метровый шпиль, стилизованный под средневековую боевую башню чеченцев. На Аллее Славы – памятник Герою Советского Союза Мовлиду Висаитову, командиру кавалерийского полка. На постаментах – легендарные «труженики» фронта: танк – «тридцатьчетверка» и грузовик – «полуторка».

На верхнем ярусе комплекса – Вечный огонь в память о воинах, павших в борьбе за свободу и независимость Отечества.

Российские туристы, делегации из стран дальнего и ближнего зарубежья не скрывают восхищения комплексом.

 В республике издана «Книга памяти». Продолжается работа над ее новыми томами.

Вклад в победу

Чечено-Ингушетия внесла в победу над гитлеровской Германией вклад, который оценивается очень высоко. Враг предпринял все возможное для овладения нефтяными комплексами городов Грозный и Баку, но пробиться к ним так и не смог.

По оценкам специалистов, участие в Великой Отечественной войне приняли около 48 тысяч уроженцев республики. Документально подтверждено участие свыше 300 чеченцев и ингушей в защите Брестской крепости. При отражении атаки фашистов в первый день войны обвязался гранатами и подорвался в гуще врагов Магомед Узуев. За этот подвиг он удостоен звания «Герой России». Имя героя носит одна из застав Аргунского погранотряда.

В мае победного 45-го первым на встречу с союзническими войсками на реке Эльбе вышел полк, командиром которого являлся подполковник Мовлади Висаитов. Здесь он из рук американского генерала Боулинга получил высшую награду США – орден «Легион чести». М. Висаитов – Герой Советского Союза.

Под Сталинградом принял свой последний бой кавалер орденов Красной Звезды и Красного Знамени старший сержант Ханпаша Нурадилов. Легендарный пулеметчик менее чем за три года уничтожил 920 и взял в плен 14 фашистов. 17 апреля 1943 г. Х. Нурадилову посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Он похоронен на Мамаевом кургане. В 1944 году в СССР вышла посвященная ему почтовая марка. Его именем назван Чеченский драматический театр. О нем снят художественный фильм «В семнадцать мальчишеских лет».

Абухаджи Идрисов был призван в Красную Армию в октябре 1939 году. Он служил в составе 125-й стрелковой дивизии в Прибалтике. Участвовал в боях с немецко-фашистскими захватчиками с первого дня войны. За короткое время одиночными выстрелами из пулемета уничтожил 22 гитлеровца, и Абухаджи из пулеметчиков перевели в снайпера. В октябре 1942 года на одном из труднейших участков за десять дней боев уничтожил около ста солдат и офицеров противника. К марту 1944 года на его личном счету было уже 349 уничтоженных фашистов.

В апреле 1944 года Идрисов был ранен. После четырех месяцев лечения в госпитале был демобилизован и, как чеченец, отправлен на спецпоселение в Казахстан.

3 июня 1944 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко-фашистскими захватчиками старшему сержанту Абухаджи Идрисову присвоили звание Героя Советского Союза.

После выселения чеченцев и ингушей в феврале 1944 года с фронтов были сняты и отправлены в ссылку сотни вайнахов. Этой участи не избежали и чеченцы с ингушами, воевавшие вплоть до окончания Второй Мировой войны.

Табу

Долгое время тема участия вайнахов в Великой Отечественной войне оставалась подцензурной. Власти боялись развенчивания мифов о собственной непогрешимости и о «народах-предателях», наказанных депортацией «за массовое сотрудничество» с врагом. Чечено-Ингушетия не была оккупирована, непосредственного контакта с гитлеровцами у населения не было, предательства, сотрудничества не могло быть по определению, тем не менее, лишь на закате Советской власти стало возможным рассказывать о забытых героях Великой Отечественной войны.

Одну историю поведал генерал-полковник Степан Кашурко. Вот что пишет он о последнем бое чеченца – командира 35-го штурмового авиационного полка майора Даша Акаева:

«26 февраля 1944 года Даша Акаев составил приказ о нанесении авиаудара по аэродрому у эстонского города Раквере. Во время битвы за Ленинград на этом немецком аэродроме базировались тяжелые немецкие бомбардировщики «Хейнкель-111». Они всегда летали в сопровождении новейших истребителей «Фокке-Вульф-190».

…Подступы к аэродрому Раквере были сильно укреплены: он был неприступен. Этот плацдарм надо было просто уничтожить. Но как?

Командир 35-го штурмового авиационного полка майор Акаев назначил в полет пять экипажей.

…В 17.00 с переднего аэродрома в Капорье пятерка могучих Илов, ведомых Акаевым, взмыла в небо и легла курсом на цель. Сопровождали их восемь истребителей Як-9 из 12-го истребительного разведывательного полка.

В 17.40 вышли точно на цель. В момент атаки заговорили фашистские «эрликоны», налетели «фоккеры». Наши истребители тут же ввязались в бой…

Ракетно-бомбовый удар по аэродрому получился молниеносным, ошеломляющим, мощным. Внизу все полыхало. Аэродрома больше не было — одно бушующее пламя. Но и все наши Илы были поражены.

Чудом остались в живых только двое — майор Реутов и младший лейтенант Давиташвили. Они попали в плен, из которого были освобождены в 1945 году. Остальные восемь героев штурма пали смертью храбрых. Их не только не наградили посмертно, но и сделали все, чтобы стереть память о них. Даша Акаев был представлен к званию Героя Советского Союза (посмертно), но бериевцы вычеркнули его имя из списка».

Однополчане

Мадаева Байсари, жена фронтовика, долгое время не знала, когда и где погиб или пропал её муж. 18 июня 1955 года Джалал-Абадский горвоенкомат сообщил ей,  спецпереселенке: «Мадаев Кака Дудаевич в числе погибших, умерших от ран и без вести пропавших сержантов и солдат Советской Армии не значится».

Архивы отмалчивались. Байсари не отчаялась, не прекратила поиски. Настал день, когда она с сыном Альви нашла в Москве и тогдашней Крымской области однополчан мужа. Они подтвердили: Кака Мадаев участвовал в боевых действиях с первых дней Великой Отечественной войны.

Старший лейтенант Немцов сообщил: «Кака Мадаев пал смертью храбрых 11 апреля 1944 года на Крымской земле в жарких схватках с противником, и его, как лучшего командира, командование представило к правительственной награде».

Комиссар Евгений Мартемьянов рассказал: «Я хорошо помню его концерты под губную гармонику. Погиб он в день прорыва Сивашской обороны».

Владимир Овсянников вспоминал: «Старший лейтенант Мадаев называл меня «товарищ комроты», а не «сынку», как других.  10 или 11 апреля 1944 года он командовал пулемётной ротой. Наша атака вначале захлебнулась. Оборону прорвали на второй день. Мадаев погиб во время атаки второй линии противника».

Пулеметчик Рашид Дешиев не мог забыть случай: «В кукурузной каше, которой нас в Крыму кормили, попадались кусочки сала. Старший лейтенант Мадаев не терпел свинины. «Чушка, опять чушка!» – возмущался он».

Хорошо знал Мадаева адъютант начальника штаба батальона Борис Антипин. «Мадаева я видел 7 апреля 1944 года, в последний раз», – сказал он.

 В августе 1986 года однополчане точно установили: старший лейтенант Кака Дудаевич Мадаев погиб 11 апреля 1944 года и похоронен в селе Чучак Джанкойского района Крымской области.

На плацдарме

В 2011 год поисковики общественной организации «Щит и Меч» под руководством Евгения Порфирьева и Алексея Корецкого на территории Крымского района Краснодарского края нашли останки 119 солдат и офицеров Красной Армии. Все они воевали в составе 137 стрелкового  полка 339-й стрелковой дивизии, и с 26 июня по 29 августа 1943 года сражались на Кубанском плацдарме.

Удалось установить имена и фамилии многих бойцов. 14 из них оказались вайнахами. Это - Асхаб Азамов, 1919 г. р., из села Янди; Магомед  Ацаев, 1918 г. р., и Хаджи Хошаев, 1905 г.р., из села Закан-Юрт; Ачло Исмаилов, 1894 г.р., из села Шалажи; Абурашид Умаев, 1926 г.р., из села Дуба-Юрт; Салман Гучигов, 1897 г.р., из села Новые Атаги; Сулейман Асовханов, 1911 г.р., из  села Агишбатой; Абубакар Акаев, 1903 г.р., и Чега Муслиев, 1915 г.р., из села Ведено; Ботар Бертиев, 1891 г.р., из села Харачой; Хожа Музаев, 1897 г.р.. из  Урус-Мартана;  Абдул (фамилия не установлена), 1896 г.р., из Барзоя; Хасан Умаров, 1893 г.р., из Герменчуга; Ахмет Тулиевич Хамхоев,1895 г.р., из села Яндырка.

Все 14 бойцов  пали в бою вместе с еще 56 воинами Красной Армии на Кубанском  плацдарме 26 июля 1943 года.

Партизаны

Яхъяев Алаудин из селения Автуры воевал с 22 июня 1941 года. В 1944 году по приказу командующего войсками 1-го Украинского фронта маршала И. Конева в тыл противника забросили группу разведчиков. В результате, Алаудин оказался в чешском отряде «Смерть оккупантам» и участвовал во всех проводимых им операциях. В феврале 1945 года Алаудина Яхъяева наградили боевой медалью «Рыцарю за Чешскую свободу». На медали изображены юноша и девушка – символ Чехии, сражающейся за свободу и независимость.

Выходец из села Старая Сунжа Магомед Юсупов являлся участником итальянского движения Сопротивления, и товарищи очень любили его за верность идеалам свободы и храбрость.

Алаудин Устарханов из Ачхой-Мартана был призван на военную службу в 1939 году, успешно окончил Военно-политическую школу в  г. Кутаиси. С  первых дней участвовал в Великой Отечественной войне. Будучи тяжелораненым, в 1943 году попал в плен. В 1944 году сумел бежать, вместе с несколькими товарищами добрался до Франции и влился в движение Сопротивления, возглавляемое генералом Шарлем де Голлем. Алаудина стали называть «нашим командором Андре». Вплоть до окончания войны он являлся командиром роты Первого Русского партизанского полка Сражающейся Франции.

Генерал Шарль де Голль лично вручил  Андре – Алаудину Устарханову орден Почетного ЛегионаЗа заслуги перед Францией чеченец был награжден также «Высшим военным Крестом»,  «Военным Крестом» второй степени, медалью «За освобождение Франции».

Салман  Мидаев из высокогорного села Гатан-Кале в 1939 году добровольцем ушел в Красную Армию, окончил кавалерийское училище  и получил звание младшего лейтенанта. В   июне 1941 года находился в родном селе, в отпуске. Как только узнал о нападении гитлеровской Германии на СССР, отпуск прервал. Воевал под Полоцком, защищал Москву. В сентябре 1942 года повел своих солдат в рукопашный бой. Был тяжело ранен и в таком состоянии взят в плен. Бежал и в белорусском лесу присоединился к партизанам.  Они называли его Казбеком.

В сентябре 1943 года был сформирован партизанский отряд “Казбек” во главе с Мидаевым. В отряд вошли Петр Соломин, Петр Венедиктов, Василий Марков, Сергей Калина, Федор Кузнечик, Борис Ратомский – всего 98 человек.  Погиб Салман 1 мая 1944 года в бою у деревни Ясеновки. Похоронен на деревенском кладбище.

В партийном архиве Института истории партии при ЦК КПБ в списке партизан, командиров и политработников Витебской области  под номером 86 стоит фамилия командира партизанского отряда Салмана Мидаева, представленного к Ордену Отечественной войны.  В 1992 году в г. Грозном была издана книга П. Лебедева «Казбек» принимает бой».

Тогда, в конце 80-начале 90 годов прошлого века, впервые стало возможным во весь голос рассказать о боевом пути таких участников войны, как Устарханов и Мидаев. Тогда же многие узнали, например, о лейтенанте Абдулле Цароеве, входившем в состав отряда особого назначения под командованием Героя Советского Союза Дмитрия Медведева. 

«Имя чеченца»

Старший научный сотрудник Мемориального комплекса Славы имени А.М. Кадырова, историк, публицист Мурад Нашхоев в номере «Известий» от 31 октября 1942 года в очерке журналиста Василия Гроссмана прочитал: «Когда-нибудь здесь будет стоять суровый и темный обелиск, памятник Сталинградской переправе. И люди прочтут имя комбата Смерчинского, основателя переправы, прочтут имя и его преемника – чеченца капитана Езиева». И начал поиск, и сегодня о капитане-чеченце известно почти все.

Капитан Якуб Езиев – уроженец села Шали ЧИАССР. До войны работал директором Грозненского завода перфораторно-буровых  станков. В сентябре 1941 года был призван в Красную Армию и направлен в инженерные войска в соответствии со своей подготовкой. Вскоре стал командовать 44-й понтонно-мостовым батальоном Юго-Западного и Сталинградского фронтов.

В июле-августе 1942 года отличился в боевых действиях на Дону, когда его батальон обеспечивал переброску частей 62-й армии генерала Колпакчи под бомбовыми ударами немецкой авиации.

Приказом командующего 62-й армией генерала Василия Чуйкова командир 44-го понтонно-мостового батальона капитан Якуб Езиев был назначен начальником центральной переправы армии через  Волгу.

Погиб 7 октября 1942 года, защищая переправу от налетевшей немецкой авиации. Есть ли памятник переправе, высечено ли на нем имя капитана Якуба Езиева – не знаю.

Письмо-завещание

В Чечено-Ингушетии уже в первые недели после начала Великой Отечественной войны народ слагал и пел песни о славных защитниках Отечества. До дыр зачитывалось каждое письмо с фронта. В период, когда чеченцы находились в выселении, они переписывали и передавали друг другу письмо-завещание, которое отправил землякам Магомед Какаев из села Старые Атаги. Написано оно на чеченском языке в стихотворной форме. «Прозаический» перевод его такой:

«Ассаламу алейкум, мои дорогие  братья!

Привет Вам в этот тяжелый день.

Несмотря на то, что мы любили друг друга, и расставаться было тяжело, мы сделали это.

По воле Аллаха, мы расстались в дни, когда начинает зеленеть наша земля, и утренние часы по-особому прекрасны. Каждый рассвет напоминает нам об этом часе и словах прощания: «Живите свободными!»

Когда вместе с первыми лучами солнца начинается бой, и битва с каждым часом все тяжелей, вспоминается Мать-Чечня. Молитесь за нас, братья!

Во имя Родины мы стали на путь газавата, и гибнем с Аллахом в сердце. Молитесь за нас, братья!

Мы – потомки львов, одолевших Хромого Тимура и бившихся насмерть с царскими войсками. Мы – львята, и мы сражаемся, как львы, не  щадя себя.

Мы жили, чтя честь отцов и матерей, братьев и сестер. Мы жили, чтя честь Родины, и да смилостивится над нами Аллах!

Соберитесь на площади в Старых Атагах, поставьте камень – надмогильную плиту, поднимите знамя героев, павших в газавате, и помолитесь за нас, братья!»

Комментарии 5