Общество

Вакцины – это биологическое оружие! или из чего делают вакцины?

Вакцинация (прививки) это самое настоящее биологическое оружие, массово применяемое против населения большинства стран мира. Фармацевтическая и медицинская мафия обирают людей, заражая самыми заразными инфекционными болезнями...

Из чего делают вакцины

В процессе производства вакцин всё идёт в дело. Что Вы думаете, например, о трупных органах и крови людей, умерших от гепатита? Так вот – это самое обычное исходное сырьё для выделения вакцинных вирусов. Как только вирус выделен, приступают к его выращиванию на специфической культуральной среде, для чего, опять-таки, (на этот раз уже в качестве «питательного субстрата») используют кровь, ткани и органы людей и животных.

Следует напомнить, что вирусы, как известно, плохо размножаются в здоровых клетках, поэтому для их выращивания производители вакцин обычно используют больных, генетически дефектных животных – например, мышей специальных «раковых линий» (AKR), изначально предназначенных для проведения онкологических экспериментов. Но вот, наконец, вирусы размножились, и тогда их инактивируют, т.е. убивают, формальдегидом – мощным протоплазматическим ядом, мутагеном и канцерогеном (как правило, его только для бальзамирования трупов используют). При этом сам формальдегид, естественно, никуда не девается – весь он остаётся в объёме вакцинной дозы.

Так что же содержат в себе готовые прививочные препараты «на выходе»?

Перечислим лишь основные компоненты. Прежде всего, это клетки мёртвых органов и тканей животных (например, клетки почек детёнышей хомяков и обезьян); клетки абортированных человеческих плодов (используются, в частности, в производстве краснушной вакцины RA 27/3); перевиваемые раковые клетки линии HeLa (клетки американской негритянки Хенриетты Лэкс, умершей более 40 лет назад от рака матки); генно-модифицированные дрожжевые клетки; куриный белок (как и все белки, сильнейший аллерген!); сыворотка крови собак, обезьян, овец, свиней, коров (как тут не вспомнить происхождение слова «вакцина» от латинского «vacca» – «корова», из чего естественным образом вытекает, ЧТО ВАКЦИНАЦИЯ – ЭТО ОСКОТИНИВАНИЕ ЧЕЛОВЕКА); гидролизованный желатин, сильнодействующие антибиотики (амфотерицин Б, неомицин).

А ещё туда в качестве дезинфектантов, консервантов, сорбентов и прочих адъювантов (добавок) вводят изрядные количества фенола (той самой «карболки», которой в больницах унитазы обрабатывают), метилированной ртути, а также другого опасного клеточного яда – 6-феноксиэтанола (антифриза), гидроокиси алюминия, смазочно-охлаждающей эмульсии, красителей, детергентов (твин-80), органических растворителей, боракса (того самого, которым тараканов травят), глицерола, сульфитных и фосфатных составляющих, полисорбата 80/20, пропиолактона и пр. И, наконец, вакцины часто бывают загрязнены посторонними микроорганизмами. Так, в них найдены: ракообразующий обезьяний вирус SV40, пенистый обезьяний вирус, цитомегаловирус (ЦМВ), вирус птичьего рака, пестивирус, цыплячьи вирусы, мутировавшие (и потому ещё более опасные) вирусы уток, собак и кроликов; нанобактерии, микоплазмы и даже простейшие одноклеточные животные (!), в частности, акантамёба (которую ещё называют «амёбой, пожирающей мозг»).

А теперь заметьте: вышеописанная «гремучая смесь» впрыскивается пациентам (в том числе грудным младенцам!) самым «эффективным» путём – непосредственно в кровь, в обход всех естественных защитных барьеров. Между тем установлено, что бактериальные и вирусные ДНК, вводимые путём прививки, могут встраиваться в геном человека, вызывая клеточные мутации (не оттого ли сейчас так стремительно растёт детская онкология?). Адское варево и химико-биологическая помойка – вот что представляет собой вакцинная «продукция», которую в погоне за наживой неутомимо стряпают в огромных количествах фармакологические компании. Но тут всё ясно – для них это «просто бизнес».

Гораздо хуже другое – то, что наши «родные» педиатры, иммунологи, санврачи и чиновники от здравоохранения, обязанные по долгу службы стоять на страже здоровья и жизни людей, из года в год фанатично навязывают всему обществу столь изощрённую разновидность оружия массового поражения, да ещё лицемерно именуя её «средствами иммунопрофилактики» и, более того… – «лекарственными препаратами»!

Вирус гриппа развивается благодаря прививкам от него

Антитела против вируса гриппа заставляют его изменять собственные белки в сторону повышения инфекционности.

Когда мы получаем прививку против гриппа, то можем лишь до некоторой степени быть уверены в том, болезнь нас минует. Вакцина нужна для того, чтобы натаскать иммунитет на потенциального врага: когда вирус объявится в организме, иммунная система быстро выставит против него антитела. Главная же неприятность состоит в том, что вирус в состоянии мутировать и уходить таким образом из-под удара иммунитета. Часто эти мутации приводят к появлению более опасных штаммов гриппа, чем те, что были до этого.

А главный парадокс заключается в том, что как раз вакцинация и заставляет вирус совершенствоваться в вирулентности.

Каким же образом антитела провоцируют эволюцию вируса?

Вакцина стимулирует синтез иммуноглобулинов, связывающихся с гемагглютинином, поверхностным белком вируса. С помощью иммуноглобулинов клетки иммунной системы распознают и уничтожают инфекции. В свою очередь вирус, столкнувшись с антителами, производит некоторые изменения в своём гемагглютинине. Вирус размножается, и преимущество приобретают те частицы, у которых это место в белке несёт мутацию и потому не распознаётся антителами.

     

Но это ещё не всё: оказалось, что такие обновлённые вирусы лучше прикрепляются к клеткам эпителия дыхательных путей, повышая, таким образом собственные инфекционные свойства. Прикрепление происходит за счёт того же гемагглютинина, но тут учёные столкнулись с загадкой: участок белка, распознаваемый антителами и подвергающийся спасительному мутированию, и участок белка, который отвечает за прилипание к клеткам, в молекуле белка находятся довольно далеко друг от друга. Так что антитела как бы и не должны служить совершенствованию вируса. Но всё-таки служат.

Чтобы узнать, как это происходит, Рам Сасисекхаран с коллегами из Массачусетского технологического института (США) проанализировал взаимодействие аминокислот внутри молекулы гемагглютинина. Как и всякий белок, гемагглютинин представляет собой цепь аминокислот, свёрнутую особым образом. Когда белок приобретает уникальную пространственную структуру, разные группы аминокислот могут оказаться ближе или дальше друг от друга. Собственно говоря, взаимодействия между аминокислотами и определяют внешний вид молекулы; физико-химические силы между аминокислотами работают как заклёпки, удерживающие форму белка. И если изменить одну из взаимодействующих аминокислот, то это неизбежно отразится на остальных. Оставить изменение без компенсации нельзя: если ослабнет взаимодействие между участками молекулы, белок денатурирует.

     

По словам исследователей, аминокислоты из двух участков вирусного гемагглютинина находятся в довольно тесном взаимодействии. Поэтому, когда в результате мутации меняется аминокислота в участке, с которым связываются иммуноглобулины, вслед за ней будет заменена и аминокислота в участке взаимодействия с клетками. То есть эволюция вируса происходит по двум причинам – из-за появления антител и из-за особенностей строения белка, к которому эти антитела вырабатываются.

Результаты работы учёных опубликованы в разделе Scientific Reports – онлайн-версии журнала Nature.

Все эти соображения можно приложить не только к вирусу гриппа, но и к любому инфекционному агенту. Иными словами, при разработке вакцины необходимо детальнейшим образом вникать в строение антигенных молекул вирусов и бактерий, чтобы своими руками невольно не создать какой-нибудь сверхагрессивный суперштамм. Пока же учёные советуют проводить вакцинацию населения с максимальным тщанием. Ведь чем больше людей получат пусть и несовершенные антитела, тем меньше у вируса будет шансов развить свою спасительную мутацию и перейти в ответное наступление.

Подготовлено по материалам Массачусетского технологического института.

Комментарии 6