Просвещение

Амир ибн Абдуллах ат-Тамими


Наиболее равнодушными к мирским благам были восемь человек, во главе которых — Амир ибн Абдуллах ат-Тамими.

Алькама ибн Марси

Перенесёмся в 14 год от хиджры. Вот на наших с вами глазах следующие прямым путём созидатели — благородные сподвижники и их старейшие последователи — строят новый город по велению халифа мусульман ‘Умара ибн аль-Хаттаба (да будет доволен им Аллах и да сделает Он его довольным!). Город получил название Басра.

Этот город строился как новая военная база для мусульманских войск, предпринимающих военные походы на персидские земли. Кроме того, город задумывался как новый центр призыва к религии Всевышнего Аллаха и возвышения слова Аллаха на земле.

 

И вот уже множество мусульман со всех концов Аравийского полуострова переселяются в новый город. Люди едут из Неджда, Хиджаза, Йемена. Они съезжаются туда, чтобы нести дозор и преградить путь врагу, если он вдруг осмелится напасть на земли мусульман.

Среди переселенцев из Неджда был и юноша из бану Тамим по имени ‘Амир ибн ‘Абдуллах ат-Тамими аль-Анбари.

В то время ‘Амир был совсем юным: юноша с красивым лицом, чистой душой и богобоязненным сердцем.

Басра была одним из богатейших городов исламского государства, несмотря на то, что город был основан совсем недавно. Туда стекалась военная добыча и чистое золото…

Однако юному ‘Амиру не было дела до этих сокровищ. Он был равнодушен к чужому имуществу и страстно стремился к тому, что у Аллаха. Он отвернулся от мира этого с его украшениями, повернувшись к Аллаху и Его довольству.

***

Главным человеком в Басре в те времена был благородный сподвижник Абу Муса аль-Аш‘ари. Именно он был правителем этого нового процветающего города, командующим войск, которые отправлялись из города во все стороны, а также имамом, учителем и наставником, указующим жителям Басры путь к Всевышнему Аллаху.

***

‘Амир ибн ‘Абдуллах почти не отходил от Абу Мусы, сопровождая его повсюду и в мирной жизни, и на войне, в покое и в пути. Он и перенимал от него Книгу Аллаха в точности такой, какой она была ниспослана Мухаммаду, мир ему и благословения Аллаха, и передавал от него хадисы Посланника Аллаха, мир ему и благословения Аллаха, так что между ним и Пророком, мир ему и благословения Аллаха в цепочке передатчиков был только один передатчик. Благодаря Абу Мусе ‘Амир обрёл глубокое понимание религии.

Когда ‘Амир достиг в своём приобретении знания таких высот, которых мечтал достичь, он разделил своё время на три части.

Первую часть он проводил в мечети Басры, в кружках, где поминали Аллаха и передавали знание. Там он обучал людей Корану.

Вторую часть своего времени ‘Амир посвящал уединению и поклонению, выстаивая молитву до боли в ногах.

А третью часть своего времени ‘Амир посвящал усердию на пути Аллаха. Он принимал участие в военных походах, обнажая меч на пути Аллаха.

Ни для чего иного в его жизни не было места. Поэтому в конце концов он прослыл самым усердно поклоняющимся Аллаху и равнодушным к мирским благам человеком во всей Басре.

***

Один из жителей Басры рассказывает такую историю, связанную с ‘Амиром ибн ‘Абдуллахом:

— Однажды я отправился в путь с тем же караваном, что и ‘Амир ибн ‘Абдуллах. С наступлением ночи мы остановились в местечке, где была вода и росли деревья.

‘Амр собрал свои вещи, привязал коня к дереву, сделав повод длинным, собрал достаточно травы и разных растений для него и бросил перед ним, чтобы он ел. Потом он скрылся среди деревьев и направился вглубь рощи. Я сказал себе: «Клянусь Аллахом, я непременно последую за ним и погляжу, что он будет делать там, в роще, этой ночью». Он шёл, пока не добрался до места, где деревья росли плотно и закрывали его от людских глаз. Он повернулся в сторону кыбли и стал совершать молитву. И я никогда не видел более совершенной и более смиренной молитвы. Помолившись столько, сколько пожелал Аллах, он стал обращаться к Аллаху с мольбами и среди прочего сказал: «Боже, Ты создал меня посредством Своего веления и поместил меня в этот полный испытаний мир по воле Своей, а потом сказал мне: “Удерживай себя (от запретного, порицаемого и нежелательного)”. Но как же мне удержаться, если Ты не удержишь меня Своей заботой, о Сильный, о Могущественный! Боже, поистине, Ты знаешь, что если бы мне принадлежал весь этот мир со всем что в нём, а потом меня попросили бы отдать его в обмен на Твоё довольство, я бы отдал его. Подари же мне душу мою, о Милостивейший! Боже, Поистине, я полюбил Тебя такой любовью, что любая беда сделалась для меня ничтожной, и я доволен всем, что Ты предопределил мне. И теперь, когда у меня есть эта любовь к Тебе, для меня неважно, что случится со мной утром и что случится со мной вечером…»

***

Басриец сказал:

— А потом дремота стала одолевать меня. И я то засыпал, то просыпался, а ‘Амир всё стоял, совершая молитву и обращаясь к Аллаху с мольбами. Пока не забрезжил рассвет. Когда стало светать, он совершил обязательную молитву, а потом обратился к Аллаху с такой мольбой: «О Аллах! Вот наступил рассвет и люди отправляются в путь, ища Твоей милости, и у каждого из них есть потребность. А потребность ‘Амира, с которой он обращается к Тебе, — чтобы Ты простил его. О Аллах! Дай же мне то, о чём я прошу, и дай людям то, в чём нуждаются они, о Щедрейший! О Аллах, поистине, я просил Тебя о трёх вещах и Ты даровал мне две из них, и не даровал третью. О Аллах, даруй же мне и третью, чтобы я мог поклоняться Тебе так, как я желал бы!» После этого он встал со своего места и заметил меня. Он понял, что я наблюдал за ним этой ночью, и испугался и встревожился. Опечаленный, он сказал мне:

— Я вижу, ты следил за мной этой ночью, мой басрийский брат?

Я ответил:

— Да.

Он сказал:

— Скрой то, что ты видел, и да сокроет Аллах твои грехи.

Я сказал:

— Клянусь Аллахом, ты должен рассказать мне о тех трёх вещах, о которых ты попросил Господа, а иначе я расскажу людям то, что я видел сегодня ночью.

Он сказал:

— Горе тебе, не делай этого!

Я сказал:

— Я уже сказал тебе всё…

Увидев моё упорство, он сказал:

— Хорошо, я расскажу тебе, но поклянись Аллахом, что никому не расскажешь об этом.

Я сказал:

— Я клянусь тебе Аллахом, что никому не открою твою тайну, пока ты жив.

Он сказал:

— Я ничего не боялся для своей религии так, как женщин, и я попросил своего Господа забрать из моего сердца любовь к ним, и Он ответил на мою мольбу, и теперь мне всё равно, женщину я увидел или стену.

Я сказал:

— Это первое. А второе?

— Второе — я попросил моего Господа сделать так, чтобы я не боялся никого, кроме Него. И теперь, клянусь Аллахом, я не боюсь ничего и никого ни на земле, ни в небесах, кроме Него.

Я спросил:

— А что же третье?

Он ответил:

— Я попросил моего Господа сделать так, чтобы я вообще не спал и мог поклоняться Ему ночью и днём, как я сам того желаю. Но этого Он мне не даровал.

Услышав это, я сказал ему:

— Пожалей себя, ибо поистине, ты проводишь ночь в молитве и постишься днём, и поистине, Рай можно заслужить меньшими усилиями и от Огня можно уберечься, испытывая меньше тягот и страданий, чем испытываешь ты…

Он сказал:

— Поистине, я боюсь горько пожалеть потом, когда сожаление уже не принесёт пользы. И клянусь Аллахом, я непременно буду усердствовать в поклонении до тех пор, пока у меня будет такая возможность. И если я спасусь, то по милости Аллаха, а если попаду в Огонь, то за мои упущения…

***

‘Амир ибн ‘Абдуллах был не только одним из тех, кто посвящает ночь поклонению Всевышнему, но и принадлежал к числу тех, кто днём превращался в благородных и бесстрашных воинов.

Когда глашатай созывал людей для участия в походе на пути Аллаха, ‘Амир непременно внимал этому призыву одним из первых.

Собираясь в поход вместе с остальными, ‘Амир внимательно смотрел на людей, чтобы выбрать себе товарищей. Выбрав тех, кто казался ему подходящим окружением, он говорил этим людям:

— О такие-то! Поистине, я хотел бы держаться вместе с вами, но поставлю вам три условия.

Они спрашивали:

— Какие же?

Он отвечал:

— Я буду прислуживать вам, и никто из вас не станет оспаривать у меня это занятие. Во-вторых, я буду муаззином для вас, и никто из вас не будет оспаривать у меня это занятие. И в-третьих, я буду расходовать на вас по мере своих возможностей.

И если они соглашались, то он присоединялся к ним. А если кто-то из них не соглашался с чем-то, то он присоединялся к кому-то другому.

***

‘Амир был одним из тех воинов, которые проявляют себя наилучшем образом в бою, но мало интересуются трофеями. Он сражался так, что ему трудно было найти равных, но к военной добыче он относился с таким равнодушием и скромностью, что другого такого воина было нелегко сыскать.

***

После сражения при Кадисийи командующий мусульман Са‘д ибн Ваккас вступил во дворец персидского правителя — хосроя — и велел ‘Амру ибн Мукаррину собрать военную добычу и вести учёт. Пятую часть нужно было отослать в казну, а оставшееся разделить между воинами. Мусульманам досталось столько сокровищ и драгоценностей, что даже подсчитать их было трудно.

Чего здесь только не было: и резные корзины, наполненные золотой и серебряной посудой с царского стола, и сундуки из дорогого дерева, набитые одеждами и украшениями хосроя. Сколько там было кафтанов, расшитых драгоценными камнями и жемчугом, и сколько бутылочек с благовониями, шкатулок с драгоценностями, наполненных бесценными украшениями изумительной красоты. Были и ножны мечей, которые персидские правители передавали из поколения в поколение, и мечи, принадлежавшие царям и полководцам народов, покорённых персами…

***

Пока назначенные командующим люди подсчитывали трофеи на глазах у мусульман, к тому месту подошёл покрытый пылью человек с взъерошенными волосами, тащивший обеими руками тяжёлый сосуд с драгоценностями. Люди стали разглядывать диковинку — такого им не доводилось видеть раньше. Много добычи досталось им в тот день, но ничего подобного этому сосуду среди собранных трофеев не было.

Они заглянули внутрь и увидели, что сосуд наполнен жемчугом и драгоценными камнями. Они спросили:

— Где же ты взял это сокровище?

Он ответил:

— Это трофей, который достался мне в такой-то битве в таком-то месте.

Люди спросили:

— Ты брал что-нибудь отсюда?

Он ответил:

— Да наставит вас Аллах на истинный путь… Клянусь Аллахом, и этот сосуд, и все сокровища персидских царей не стоят для меня и обрезанного ногтя! И если бы не право казны мусульман, я бы не стал поднимать этот сосуд с земли и приносить его сюда.

Люди спросили:

— Кто ты, да почтит тебя Аллах?

Он ответил:

— Клянусь Аллахом, я не скажу вам этого, чтобы вы не хвалили меня, и не скажу этого другим, чтобы они не славословили обо мне. Я восхваляю Всевышнего Аллаха и надеюсь получить награду от Него.

Сказав это, он повернулся и ушёл. Они послали за ним одного человека, чтобы тот проследил за ним и разузнал, кто он. Этот человек шёл за ним так, чтобы тот его не заметил, а когда он дошёл до своих товарищей, посланец спросил у них, кто это был. Они ответили:

— Ты что же, не знаешь его?! Это самый равнодушный к мирским благам человек в Басре — ‘Амир ибн ‘Абдуллах ат-Тамими.

***

Но жизнь ‘Амира ибн ‘Абдуллаха нельзя назвать спокойной, как могло бы вам показаться после всего вышесказанного. Были в его жизни события, которые омрачали её, и нашлись люди, стремившиеся обидеть его.

Его постигло то же, что постигает всех, кто открыто произносит слово истины, осуждая порицаемое и стараясь устранить или исправить его.

Вот что стало причиной страданий, выпавших на долю ‘Амира. Он увидел одного человека, помощника начальника городской стражи, схватившего за горло какого-то зиммия и истязавшего его. Зиммий кричал и звал на помощь:

— Защитите меня, да защитит вас Аллах! Защитите того, кого взял под своё покровительство ваш Пророк, о мусульмане!

‘Амир подошёл к нему и спросил:

— Ты выплачиваешь джизью?

Он ответил:

— Да, я выплачиваю её.

‘Амир повернулся к человеку, который держал его за горло, и спросил:

— Чего ты хочешь от него?

Тот ответил:

— Хочу отвести его в сад начальника городской стражи, чтобы он почистил его.

‘Амир спросил зиммия:

— Ты согласен выполнять эту работу?

Зиммий ответил:

— Нет… Это отнимет у меня силы и время и отвлечёт меня от добывания хлеба насущного для моей семьи.

‘Амир повернулся к державшему зиммия и сказал:

— Отпусти его.

Тот сказал:

— Я не отпущу его.

Тогда ‘Амир набросил свой плащ на зиммия и сказал:

— Клянусь Аллахом, не будет попрано покровительство Мухаммада, мир ему и благословения Аллаха, пока я жив!

Потом собрались люди и помогли ‘Амиру справиться с притеснителем и вызволить зиммия.

Но помощники начальника стражи обвинили ‘Амира в неповиновении и в выступлении против Сунны и общины. Они сказали:

— Он мужчина, который не женится на женщинах, и не ест мясо и молоко животных, и ведёт себя высокомерно, отказываясь посещать собрания правителей.

И они пожаловались на него халифу — ‘Усману ибн ‘Аффану.

***

Халиф велел своему наместнику в Басре вызвать ‘Амира ибн ‘Абдуллаха к себе и расспросить его о том, в чём его обвиняют. Наместник Басры вызвал к себе ‘Амира и сказал:

— Поистине повелитель верующих, да сделает Аллах долгой его жизнь, велел мне спросить тебя о том, в чём тебя обвиняют.

‘Амир сказал:

— Спрашивай, о чём пожелаешь.

Наместник спросил:

— Почему ты противишься Сунне Посланника Аллаха, мир ему и благословения Аллаха и не желаешь жениться?

Амир ответил:

— Я отказался от женитьбы не потому, что не желаю следовать Сунне Пророка, мир ему и благословения Аллаха. И я свидетельствую, что в исламе нет монашества. Просто я человек, понимающий, что у него только одна душа, и посвятивший её Всевышнему Аллаху, и я побоялся, что жена завладеет ею.

Наместник спросил:

— А почему ты не ешь мяса?

Амир ответил:

— Я ем его, когда мне хочется и я могу достать его. А если мне не хочется или хочется, но нет возможности достать его, то я не ем его.

Наместник спросил:

— А сыр ты почему не ешь?

‘Амр ответил:

— Я живу в квартале, где есть огнепоклонники, занимающиеся изготовлением сыра. А они не делают различий между мертвечиной и зарезанным животным. И я боюсь, что сычуга, которую они используют, может оказаться взятой из овцы, которая не была подвергнута закланию. А тот сыр, относительно которого два человека могут засвидетельствовать, что при его изготовлении была использована сычуга из правильно зарезанной овцы, я ем…

Наместник спросил:

— А что мешает тебе приходить к правителям и посещать их собрания?

‘Амир ответил:

— Поистине, у ваших дверей всегда много людей. Приглашайте же их к себе и давайте им то, о чём они просят, и оставьте в покое того, кому ничего от вас не нужно…

***

Его ответы передали повелителю верующих ‘Усману ибн ‘Аффану, и он не нашёл в них никаких намёков на неповиновение или отход от Сунны и общины. Однако это не погасило огонь зла. Пошли толки и сплетни об ‘Амире ибн ‘Абдуллахе и дошло до того, что его сторонники и противники чуть было не затеяли серьёзную ссору. Тогда ‘Усман велел отправить ‘Амира в Шам и поселиться там. И он велел своему наместнику в Шаме Му‘авии ибн Абу Суфьяну встретить его достойно и позаботиться о нём.

***

В тот день, когда ‘Амир ибн ‘Абдуллах покидал Басру, на улицу вышло много его учеников и просто братьев по вере, чтобы попрощаться с ним. Они провожали его до самого Марбада. Там он сказал им:

— Я обращусь к Аллаху с мольбой, а вы говорите: «Амин!»

Люди внимательно смотрели на него. Движения прекратились. Все взоры были устремлены на него.

Он поднял руки и сказал:

— О Аллах! Тот, кто оклеветал меня и оболгал и стал причиной моего выдворения из моего города и моей разлуки с товарищами… О Аллах, я простил его, прости же его и Ты. И покрой и меня, и его, и остальных мусульман Своей милостью, прощением и благодеянием, о Милостивейший!

Потом он направил свою верблюдицу в сторону Шама и отправился в путь.

***

Остаток жизни ‘Амир ибн ‘Абдуллах провёл в Шаме.

Его новым домом стал Иерусалим. Наместник Шама Му‘авия ибн Абу Суфьян относился к нему с почтением и уважением, которые ‘Амир вполне заслуживал.

В дни его предсмертной болезни его товарищи пришли навестить его и увидели, что он плачет.

Они спросили:

— Почему ты плачешь? Ведь ты был таким-то, и таким-то, и таким-то…

‘Амр сказал:

— Клянусь Аллахом, я плачу не потому, что жалею о мире этом или боюсь смерти. Я плачу потому, что путешествие предстоит долгое. А запасы так ничтожно малы… И вот теперь подъём и спуск, подъём и спуск… Я между Раем и Адом… И не знаю, куда попаду…

Сказав это, он поминал Аллаха до последнего вздоха.

Там, в месте, которое было первой кыблей мусульман, третьей по важности заповедной земле, в месте, в котором побывал Посланник Аллаха, мир ему и благословения Аллаха во время своего ночного путешествия, и был похоронен ‘Амир ибн ‘Абдуллах ат-Тамими.

***

Да наполнит Аллах могилу ‘Амира светом и да сделает он лицо его сияющим и довольным в Садах вечности!..

Из книги: Рассказы из жизни последователей сподвижников

Комментарии 3