Общество

Многоженство в Египте как социальный регулятор



В России распространен стереотип о повсеместно распространенном многоженстве в Египте. Однако в Каире и Александрии едва ли наберется один процент таких семей, а по неофициальной статистике, в среднем по стране из всего-навсего около пяти процентов.

В ПОЛИГАМНОМ БРАКЕ СОСТОИТ КАЖДЫЙ ДВАДЦАТЫЙ ЕГИПТЯНИН

     

Соотечественники часто задают мне, как резиденту Египта, вопросы про многоженство. Точнее, интерес исходит, скорее, от соотечественниц: их матримониальные проблемы волнуют гораздо больше. С точки зрения женщин, полигамный брак – это самое экзотическое в перечне того, что отличает российскую реальность от египетской. Поэтому настоящий пост будет веселым и легким – никакой политики и острых вопросов. Просто расскажу о том, что я успела узнать об этом явлении в стране пирамид, без претензии на глубокий анализ.

Я, конечно, не являюсь исключением, и любопытство свое проявила в полной мере, расспросив местных мужчин о распространенности полигамных браков. На простой вопрос о том, много ли у них случаев многоженства, мне ответили: «Мало». К примеру, в Каире и Александрии едва ли наберется один процент таких семей, а по неофициальной статистике, в среднем по стране – около пяти процентов. Египтяне говорят, что многоженство гораздо чаще встречается в сельской среде, нежели в городской. Причина кроется в отсутствии выбора у невесты: из небольших городков и селений наблюдается внушительная трудовая миграция в крупные города, а какая-то часть мужчин регулярно гибнет в клановых разборках (Верхний Египет славится традициями кровной мести не меньше, чем итальянская Сицилия). Вот и приходится девушкам, на 10 из которых, по статистике, 9 ребят, делить джентльменов каким-то образом между собой. Альтернатива такова: остаться старой девой и всю жизнь сидеть на шее у родственников, что учитывая египетский, очень семейный, менталитет, является жуткой трагедией. Такая жизнь, на взгляд египтян, просто бессмысленна.

В крупных городах полигамные браки встречаются только в сугубо религиозной среде. Здесь они часто выполняют функцию некого социального регулятора внутри общины, устраивающего несчастливые судьбы вдов и сирот. Допустим, некая женщина потеряла мужа и осталась с маленькими детьми. Подавляющее число мужчин в религиозной общине уже женаты к 25 - 30 годам. Так что ее единственный шанс вновь обрести семью, ощутить мужскую заботу, родить еще одного ребенка – это… В общем, вы поняли. В свою очередь, причины, которые двигают мужчиной, – это, например, желание иметь больше детей, чем способна дать первая супруга. Вряд ли я ошибусь, если скажу, что такой жизненный сценарий более популярен, нежели навеянные сериалами сюжеты о бедных родителях, отдающих за деньги малолетних дочерей в гарем к пенсионерам-сластолюбцам. Хотя не исключаю, что и такое случается: Египет - страна густонаселенная, и здесь можно встретить все, что угодно.

 

«САЛОН ДЕ МАРЬЯЖ» ИЛИ СВАТОВСТВО ПО-ЕГИПЕТСКИ

Как же находят себе мужа религиозные женщины? Этот вопрос не давал мне покоя. Ведь они носят никаб, следовательно, таких ситуаций, как «увидели и понравились друг другу», просто не бывает. Случайные встречи в кафе, кино и так далее здесь, естественно, полностью исключаются. Как правило, женщины религиозного воспитания не ходят даже на чужие свадьбы и помолвки, а в гостях, если присутствуют мужчины (за исключением кровных родственников), никаб совсем не снимают.

Оказывается, к делу подключается общественная матримониальная машина, состоящая из родственников, друзей и даже соседей, подбирающая кандидатов не хуже передачи «Давай поженимся». После предварительного обмена информацией и подтверждения добрых намерений с обеих сторон, жениху и невесте показывают фотографии. В случае взаимной симпатии устраивается личная встреча в присутствии свидетелей, на которой женщина снимает никаб. Как правило, если после рандеву все довольны, то за свадьбой дело не становится, а конфетно-букетный период в таком случае сводится до минимума.

К такому методу сватовства прибегают не только ортодоксальные приверженцы религии, но и вполне светские египтяне. Называется это «салонная свадьба», и это самый быстрый и верный способ создать семью. Египтяне говорят, что подобные браки зачастую бывают более крепкими и счастливыми, чем те, к которым приводит случайная симпатия.

«ЭТО ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО, НО ОН НОЧУЕТ У КАЖДОЙ ИЗ ЖЕН ЧЕРЕЗ ДЕНЬ»

Али Ибрахим – дипломированный инженер, у него в Каире своя строительная компания, квартира в хорошем районе, дорогая иномарка. У него приятные манеры, хороший английский. Внешний облик выдает в нем последовательного приверженца ислама – простая галабея (арабская традиционная одежда, напоминающая платье), сандалии на босу ногу, и, конечно, борода. Раз в два-три года он ездит в Мекку совершать хадж или умру. Недавно Али Ибрахим вернулся из Индонезии, где, по его словам, малограмотная мусульманская община страдает от отсутствия информации и общения с более подкованными в этом плане единоверцами. До этого с просветительскими целями он посещал Индию и, кажется, другие азиатские страны, исключительно на свои собственные средства и в одиночестве.

С Али Ибрагимом, его женой и пятью дочерьми мы гостили в одном доме. Еще довольно молодая Зайнаб последовательно, с разницей в пару лет, выполнив хорошую египетскую норму по деторождению, вид имеет весьма добрый, бодрый, веселый. Пять мальчишек, конечно, свели бы ее с ума, но дочери, все как на подбор послушные и вежливые, кажется, не доставляют ей особых хлопот. Чрезвычайно ортодоксальный вид главы семейства и его жена в никабе меня, признаться, сначала напугали. Это позже, в отсутствии мужчин откинув «забрало», Зайнаб своей улыбкой до ушей и забавной трескотней очень расположила к себе. А искренний интерес ее супруга к России помог мне справиться со скованностью и смущением в его присутствии. Помню, то же самое я испытала, когда как-то за свадебным столом мне досталось место рядом с суровым батюшкой в рясе.

Через пару месяцев случилось нам вновь гостить в том же доме. На сей раз действующие лица поменялись: Али Ибрахим пришел с маленьким сыном… «Так ведь вроде дочки одни были?» - спросила я озадаченно. Оказалось, что браков не один, а два. Менталитет мой подвергся серьезному испытанию, автоматически возникло осуждение, отторжение этих людей.

Это позже я узнала, что сын - неродной. Лайла потеряла мужа несколько лет назад, Али Ибрахим узнал об этом от общего друга. Детей в первой семье больше не предвиделось, и он женился на женщине, усыновил ее ребенка. Мне рассказали, что хотя жены никогда не сталкиваются, их дети играют вместе у бабушки. Дочки называют вторую жену «тетя Лайла». Они в курсе, где отец проводит каждую вторую ночь. Мне этим обстоятельством козырнули особенно: «Это очень трудно, когда есть два дома, и нужно одну ночь проводить тут, а другую – там… но это правило он соблюдает неукоснительно».

Однажды мы встретили Али Ибрахима на стоянке гипермаркета, где он руководил погрузкой бытовой техники в грузовик. Выяснилось, что отец двух семейств прибрел две одинаковые посудомоечные машины. Я поймала себя на чувстве, что мне тоже хочется гордиться Али Ибрахимом. Наверное, я просто начинаю привыкать к Египту.

Автор: Лилия Ахмадеева, Бизнес-Онлайн

Комментарии 1