Политика

В Восточном Туркестане вновь неспокойно

Что стоит за новой волной столкновений в Синьцзяне?

Обстановка в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая, или Восточном Туркестане, вновь обострилась. Иностранных журналистов на месте событий не оказалось, и единственными ньюсмейкерами остаются официальные китайские структуры. Но даже они вынуждены признать: ситуация накаляется. В самом деле, только за последние дни в результате вспышек насилия в провинции Синьцзян погибли 15 человек. 

Как указывает российский "Коммерсантъ" со ссылкой на официальные власти столицы СУАР, в воскресенье днем в один из местных ресторанчиков вломилась группа вооруженных ножами людей. Зарезав владельца заведения и официанта, они подожгли ресторан, после чего выскочили на улицу и убили еще четверых прохожих. Прибывшая на место полиция застрелила пятерых нападавших, еще четверо были арестованы. Таким образов, всего в ходе нападения были убиты 11 человек. По утверждению властей, задержанные уже признались, что проходили подготовку в Пакистане и состояли в ДОВТ. Кроме того, власти Кашгара объявили в розыск предполагаемых организаторов нападения - 29-летнего Мемтиели Тиливалди и 34-летнего Турсона Хасана. За информацию их местонахождении объявлена награда в 100 тыс. юаней (свыше 15,5 тыс.долл.). Все нападавшие были представителями уйгурского нацменьшинства.

Воскресному нападению предшествовала еще одна атака, которая произошла в субботу в том же Кашгаре. Днем злоумышленники захватили грузовик, зарезав его водителя, а затем врезались на нем в толпу возле рынка. После этого в центре города прогремело два небольших взрыва, а когда туда сбежались зеваки, затесавшиеся в толпу боевики пустили в ход ножи. В итоге были убиты восемь человек (в том числе один из нападавших, которого застрелила полиция), 27 были ранены.

А 18 июля в китайской провинции Синьцзян было совершено нападение на полицейский участок. В результате нападения были убиты несколько человек. Отмечается, что вооруженные люди, напавшие на полицейский участок в городе Хотан, взяли в заложники несколько человек.

В свою очередь сотрудники правоохранительных органов открыли огонь по нападавшим, убив нескольких из них. Точное число погибших не называется, однако известно, что были убиты двое полицейских и двое заложников. Сейчас ситуация находится под контролем властей.

В последнем случае, однако, оппозиционный Всемирный уйгурский конгресс опубликовал свою версию событий: у полицейского участка Хотана произошло столкновение полиции и родственников арестованных уйгуров, которые хотели узнать хоть что-то о судьбе своих близких.

Но власти Китая продолжают настаивать на своей версии и старательно разыгрывают пресловутую "исламскую карту" (хотя, по правде говоря, еще мятеж в узбекском Андижане показал: разговоры о "джихадистском подполье" не дают карт-бланш на расправу с непокорным населением). Правительство Китая обвинило во вспышке насилия в провинции Синьцзянь "мусульманских экстремистов, получивших подготовку в Пакистане".

Как передает ВВС, в заявлении, опубликованном на сайте местного правительства, говорится, что эта подготовка проходила в лагере, находящемся под контролем Исламского движения Восточного Туркестана, которое выступает за независимость Синьцзяня. Однако далеко не все так просто.

Сегодня китайские - и многие российские - эксперты старательно представляют дело так, будто большинство населения СУАР живет радостно и счастливо под властью КНР и наслаждается плодами "китайского чуда", приводя в качестве главного доказательства цифры китайских инвестиций в экономику СУАР. В цифрах все действительно выглядит весьма впечатляюще. Как указывает тот же "Коммерсантъ", в мае прошлого года председатель КНР Ху Цзиньтао объявил о запуске нацпроекта по улучшению жизни в Синьцзяне. До 2015 года расходы на него составят до 10 млрд. юаней (1,5 млрд.долл.). К этому времени ВВП на душу населения в СУАР должен сравняться с общенациональным показателем (сейчас он отстает на четверть). Кроме того, к 2012 году все пожилые жители региона будут обеспечены пенсиями (в КНР пенсионная система есть в крупных городах и на госпредприятиях). Финансировать программу власти намерены за счет госкомпаний, добывающих в СУАР нефть и газ. Вопрос в другом: какой процент из всего этого финансового великолепия приходится на долю уйгуров? И вот тут уже далеко не все оказывается таким уж однозначным. В прошлом году затраты на местные силы правопорядка выросли на 88%, до 2,89 млрд. юаней (около 424,8 млн.долл.), констатирует тот же "Коммерсантъ". К тому же масштабные экономические проекты в СУАР сопровождаются, если уж называть вещи своими именами, масштабной китаизацией региона: этнические ханьцы, переселенные из южных районов страны, получают и квартиры в новых домах, и рабочие места на новых предприятиях. А численность уйгуров в СУАР уже сравнялась с численностью ханьцев.

Наконец, изрядную пищу для размышлений - и параллелей - дает здесь затеянная властями КНР реконструкция Кашгара. Напомним: в этом городе, одном из тех, где начинался Великий Шелковый путь, сносят старые городские глинобитные кварталы, возводя вместо них обезличенные стеклобетонные громады. Как напоминала сообщившая об этом одной из первых The New York Times, старый китайский город Кашгар считается лучшим сохранившимся образцом традиционного мусульманского города в Центральной Азии. Тысячу лет назад в этом оазисе близ западной границы пустыни Такламакан сходились северное и южное ответвления Великого шелкового пути. Однако, согласно планам местной администрации, в ближайшие несколько лет в этом обветшалом, но живописном районе, населенном мусульманами-уйгурами, снесут 85% построек, а 13 тысяч семей переселят. На расчищенном месте возведут "новый Старый город" - как обещают, с копиями древней исламской архитектуры, но что будет на самом деле, можно только догадываться. Власти объясняют срочную необходимость сноса тем фактом, что Кашгар и его окрестности находятся в зоне повышенной сейсмической опасности. По мнению газеты, с точки зрения туристического бизнеса снос нелогичен, так как Старый город является главной достопримечательностью Кашгара. Странно также, что Кашгар не вошел в официальный Список памятников Великого Шелкового пути, которые Китай предлагает включить во Всемирное наследие ЮНЕСКО. Более того, теперь уже нет сомнений, что снос Кашгара сопровождается и "тихой этнической чисткой".

Собственно, старый Кашгар понемножку сносят уже несколько десятилетий. И все же Старый город пока остается прежним. С минаретов сорока крохотных мечетей муэдзины призывают к молитве - по старинке, без громкоговорителей. Сотни ремесленников изготовляют медную посуду, мечи, резные деревянные изделия, идет торговля всем - от свежеиспеченных лепешек до сушеных лягушек и мусульманских шапочек. Мэрия утверждает, что каждый этап реконструкции согласовывается с местными уйгурами, но большинство жителей говорят, что их просто вызывают на заседания, дабы уведомить о графике выселения и сумме компенсации.

Но куда важнее другое: китайские спецслужбы считают Кашгар рассадником уйгурского сепаратизма - маленького, но упорного движения, которое, как утверждает Пекин, связано с международными джихадистами. Поэтому реконструкция города попахивает принуждением к конформизму, считает NYT. Более того, все это очень напоминает, как уже не раз подчеркивалось, пресловутую "реконструкцию" Иревана, когда азербайджанский город требовалось срочно выдать за армянскую столицу, а сделать это можно было только одним способом: разрушить до основания, стереть с лица земли, а затем выстроить заново. Немало вопросов вызывает и такая инициатива Китая, как попытка навязать местным кочевникам оседлый образ жизни. И не только потому, что кочевников куда труднее проконтролировать. Просто в истории есть уже страшный опыт казахстанского "голощекинского геноцида". Напомним: как был убежден местный партийный лидер Голощекин, казахская кочевая среда была непроницаемой для социалистических идей. Социализм мог победить лишь при условии перевода казахов на оседлость с последующей коллективизацией. "Ему это удалось - констатировал известный российский журналист Азер Мурсалиев. - За каких-нибудь пару лет 52 процента казахов, то есть два миллиона двести тысяч человек, погибли от голода и эпидемий, а 15 процентов безвозвратно откочевали за пределы республики." Теперь эти же "рецепты", похоже, применяются по ту сторону границы.

Понятно, наконец, и другое. Восстания уйгуров вспыхивали в Урумчи и Синьцзяне после того, как регион этот был завоеван Китаем, неоднократно. Но в то время, когда по ту сторону границы находилась Российская Империя, которую тоже бросало в дрожь, если в одном предложении оказывались слова "мусульмане" и "независимость", уйгурам рассчитывать было не на кого. Тем более что как бы ни складывались сначала российско-китайские, а затем советско-китайские отношения, по уйгурской проблеме обе страны находили общий язык. Достаточно вспомнить, как легко Москва "сдала" Пекину Восточно-Туркестанскую республику, провозглашенную на севере нынешнего Китая в 1944 году, и как без шума был "ликвидирован" ее лидер Ян Кассими уже на территории СССР. Но теперь по ту сторону границы уже не СССР, а независимые тюрские государства. У которых свои интересы и свои взгляды на происходящее в Кашгаре, Урумчи, Синьцзяне, Кульче. И ситуация в этом регионе развивается совсем не по тому сценарию, на который можно повлиять репрессивными мерами.

   

Автор: А.ШАКУР

Комментарии 0