Политика

Россия утратила контроль над Северным Кавказом?

Россия утратила контроль над Северным Кавказом?

Фото: orientalreview.org

Теракты в Бостоне как предлог для иностранного
вмешательства в российский регион


Каждый теракт, который происходит на американской земле, не проходит бесследно. Администрация президента пытается использовать его для достижения своих внешних и внутренних политических целей. О том, как связь трагедии в Бостоне с выходцами из Чечни может повлиять на политику США в отношении Северного Кавказа, рассуждает эксперт Фонда Карнеги Томас де Вааль.

     

Связь бостонских взрывов с российским северным Кавказом снова приковала всеобщее внимание к региону на окраине Европы, проблемы которого никак не получается решить. В 2002 году Владимир Путин, казалось, вернул к мирной жизни мятежную Чечню, опустошенную в двух катастрофических войнах.

С этого момента характер конфликта изменился. Чеченских сепаратистов сменили повстанцы-исламисты на более широкой территории, которые провели серию терактов.

Большинство западных правительств не вмешивались в чеченскую войну, оправдывая себя отсутствием нападений на западные цели. И их не было до прошлой недели.

По сей день около 700 человек гибнет ежегодно в ходе позиционных боев с партизанами на Северном Кавказе, который сейчас можно назвать самым нестабильным регионом Европы. Из-за того, что Россия ограничивает СМИ в освещении конфликта, за пределами страны о нем мало, что известно.

Каждый иностранец, который пытался разобраться, что там происходит, получал двоякий ответ.

С одной стороны, российское правительство признавало свою нужду в международной поддержке, поскольку восстание на Кавказе не связано с их политикой, а является лишь одним из фронтов всемирной «войны с террором».

 С другой стороны, оно говорило, что это внутреннее дело России и  иностранцы не должны вмешиваться в него и задавать России вопросы на этот счет. Большинство западных лидеров, имея массу других проблем, соглашались на это. Но сейчас такая политика нерациональна.

Глядя на братьев Царнаевых, мы не можем сказать, кто приказал им организовать взрыв (если вообще приказывал). Но ясно одно - нить из Массачусетса ведет в Дагестан и Чечню.

Там был, как минимум, один человек, который был заинтересован в том, чтобы экспортировать террор на Запад.

Более того, в 2014 году в Сочи должны состояться Олимпийские Игры. Люди со всего мира приедут на Северный Кавказ. И тут неизбежно существует угроза терактов.

До настоящего момента Россия отказывалась от международного сотрудничества в деле обеспечения безопасности Олимпиады. Те же ведомства, которые жестоко подавляют восстание на Кавказе, попытаются изолировать Сочи. Я читал один репортаж о лыжном спуске, где число охраняющих его солдат превысило число зрителей.

Но это не лучший вариант. Вашингтон, Лондон и Париж должны проинструктировать Москву о том, как обеспечить безопасность их команд и туристов. Такого сотрудничества стало легче добиться после того, как Россия начала диалог с новым грузинским правительством.

Но проблема намного глубже. Северный Кавказ – это регион с населением в 9 миллионов человек, над которым Москва утратила контроль, и никто другой не получил его.

Российский эксперт Алексей Малашенко считает, что Северный Кавказ можно назвать «внутренним зарубежьем», поскольку он имеет мало общего с остальной Россией.

Большинство россиян либо православные, либо атеисты, а кавказцы, в основном, мусульмане. В России население стареет и вымирает, а на Северном Кавказе рождаемость быстро растет. Количество молодежи превышает число пожилых, и безработица достигает здесь уровня 50%. Проблема сейчас обратна тому, что было в 90-х. Региону необходимо гражданское, а не военное правление из Москвы.

Со времен Ельцина Россия пытается свести на нет международное присутствие на Северном Кавказе. Сначала оттуда была изгнана Организация Безопасности и Сотрудничества в Европе, которая способствовала окончанию Первой чеченской войны в 1996 г. Потом прекратил работу Совет Европы, который отслеживал нарушения прав человека в начале 2000-х.

России следует попросить международные организации, в которых она состоит, вернуться на Кавказ и начать трудоемкий процесс интеграции этого региона в Европу. Даже самые толстолобые русские патриоты должны признать, что открытие Северного Кавказа будет лучше для России, чем его изоляция и превращение его в медвежий угол, откуда распространяется насилие.

Оригинал: Russia Must Let the World Into Chechnya

Комментарии 2