Их нравы

Провокация: вряд ли можно назвать русских мусульман русскими людьми

В данной статье приводятся абсурдные мнения крещенных татар, крещенных азербайджанцев и просто наших, исламских лицемеров, готовых кланяться государственной власти и руководству РПЦ при каждом щелчке пальцев.

«Такогоне должно быть: сегодня одна вера, завтра – другая». Эти слова прозвучали на недавнем заседании Консультативного совета Ямало – Ненецкого автономного округа по вопросам этноконфессиональных отношений. Их произнес муфтий ЯНАО Хайдар Хафизов, комментировавший переход славянского населения округа в ислам. Муфтий ЯНАО считает принятие русскими людьми ислама недопустимым и опасным явлением для России. В последнее время ислам в ЯНАО чаще всего имеет типично славянские черты. Далеко не всегда мусульмане из русских в этом северном регионе России оказываются правоверными и благочестивыми. Эксперты, опрошенные «Спектром», выразили свои мнения насчет такого сложного и неоднозначного феномена как «ислам с русским лицом».

 «В одном из своих интервью по этому вопросу я сказал: исламизация русских - во многом результат плохой работы Русской Православной Церкви и чиновников, которые не уделяют русской молодежи должного внимания», - сказал «Спектру» Руслан Гереев, директор Центра исламских исследований Северного Кавказа. - «Духовной защиты русского населения в России нет нигде. Из-за этого русские первыми падают жертвами алкоголизма, наркомании, тоталитарных сект и подвергаются заражению вирусом радикального исламизма. Духовная незащищенность толкает тех же русских девушек в джамааты, делает их смертницами.

 Число их будет только увеличиваться, поскольку эмиссары джихадистов имеют на русских девушек особые планы. Работа джихадистов с русским населением, к сожалению, более продуктивна, чем аналогичная работа структур РПЦ или традиционного ислама. Тяжелый груз загнанных внутрь духовных проблем русских людей легко снимается одной беседой со сведущим "братом" или "сестрой"».

 Гереев продолжил: « эксперты неоднократно повторяют, что структуры РПЦ и традиционного ислама России в последнее время дробятся. Следовательно, идет разбалансирование, в результате чего возможность совместной конструктивной работы уменьшается или сводится к нулю. Если среди традиционалистов и православных порой сколько людей, столько и мнений, то у радикальных исламистов все четко и ясно. Нет никакого дробления, ни идейного, ни структурного. У джихадизма на любой вызов времени всегда есть четкий и понятный всем ответ".

 «О том, что такое активный ислам с русским лицом, стоит судить по Национальной организации русских мусульман или НОРМ», - сказал «Спектру» Василий Иванов (на фото), научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ. - «НОРМ возглавляет человек по имени Харун Вадим Сидоров. Сидоров и весь состав НОРМ исповедуют не традиционные для России ханафитский или шафиитский мазхабы ислама, а маликитский. Этот мазхаб распространен в Северной Африке, и по духу близок к той версии ислама, что сейчас существует в Саудовской Аравии. НОРМ – овцы известны своей политической активностью.

 Они выходили на белоленточные митинги в Москве и Питере со своими флагами, подписывали так называемую "Исламскую гражданскую хартию". Есть также пока не проверенные сведения о том, что кое – кто из единомышленников Сидорова воюет в Сирии в составе наемников оппозиции», - сказал Иванов.

 «В конце 2012 года Сидоров заявил, что НОРМ вступила в стратегический альянс с татарскими национал – сепаратистами. Это значит, что русские мусульмане из НОРМ явно мечтают о распаде России. Я полагаю, что таких русских уже вряд ли можно назвать русскими людьми. Впрочем, мусульманами их можно также назвать с огромной натяжкой. Традиционные мусульмане России таких, как Харун Вадим Сидоров, в свой круг не принимают», - продолжил эксперт РИСИ.

 Он пояснил, как мусульмане из татар или башкир относятся к своим русским собратьям по вере. «Этнические мусульмане в России готовы видеть русских в качестве единоверцев, но не хотят, чтобы русские занимали какие-либо посты в духовной иерархии. Чтобы русский был имамом в татарской или кавказской мечети – Боже упаси! Махалля выгонит такого имама взашей. В итоге, в мусульманской умме России русским отводится роль приемного ребенка, принятого в семью скорее из милости или жалости, чем по любви. Большинство тех же мусульман – татар считают, что вера русских – это православие, и что русскому принимать ислам незачем».

 Эксперт РИСИ также сказал: русский мусульманин – это свой среди чужих и чужой среди своих (видимо, здесь Василий Иванов сравнивает с собой - как известно, он является крещеным татарином: татары не признают его своим, а для русских он всегда останется татарином, как бы он не пытался быть русским).  «В глазах остальных русских — православных — он выглядит как предатель. Но и среди этнических мусульман русские остаются в положении второсортных, раз им даже не дают право стать имамами. Чтобы доказать, что они — самые настоящие мусульмане, русские готовы на крайности, проявляя религиозное рвение. А это — прямой путь к проповедникам не традиционного для России ислама и далее – к терроризму», — говорит Василий Иванов.

 Мысль эксперта РИСИ разделяет Ахмет Джафароглу, петербургский исследователь современного ислама в России. «У русского ислама в России никогда не было своей исторической и богословской традиции, поскольку верой русских всегда было православное христианство», - говорит Джафароглу. « А традиция – это, прежде всего, язык. Как говорил Джордж Оруэлл, кто создает язык, тот формирует мышление. У русского ислама нет своего языка, соответственно, у него нет традиции. Язык других исламских традиций России для русского ислама – чужой. Например, чтобы стать «своим» среди мусульман – татар или чеченцев русский мусульманин, кроме арабского, должен учить татарский или чеченский. Но даже если русский правоверный выучит эти языки, то еще не факт, что мусульмане из числа татар или чеченцев встретят русского брата с распростертыми объятиями. Звание «своего» надо заслужить».

 В интервью «Спектру» Джафароглу сказал также следующее. «Всем известен такой террорист как Шамиль Басаев. Когда он еще не убивал людей, в Чечне его называли «чеченец с русским хвостом». Корни чеченца Басаева уходят к ныне безвестному русскому солдату, которого в 19 – м веке взяли в плен воины имама Шамиля. В плену этот русский принял ислам и получил мусульманское имя. Но воины Шамиля далеко не сразу приняли его как «своего». Вместе с другими пленными, этот русский мусульманин строил высокогорный аул Дышне – Ведено, надрывался на возведении оборонительных сооружений, помогал воинам Имамата в транспортировке оружия, одним словом, всеми силами доказывал, что он «свой». Только спустя годы его приняли в тейп Беной, дали в жену местную жительницу и разрешили зачать собственный род. «Русский хвост» знаменитого террориста из Чечни во многом объясняет жестокости Шамиля Басаева. Убивая и насилуя, этот террорист на уровне подсознания «бегал» от своего русского происхождения».

Джафароглу продолжает: « разумеется, предок Басаева, желая стать «своим» изо всех сил постигал чеченский и аварский языки. Но нынешние русские мусульмане, в отличие от него, не хотят учить ни татарского, ни чеченского, ни какого – либо другого языка мусульман России. Они хотят быть русскими мусульманами, а не чеченскими, татарскими или узбекскими. За неимением языка традиции, укорененного в прошлое, они пытаются перенять «чисто арабский», «чисто турецкий», или какой – то другой вариант мусульманской языковой традиции. В большинстве случаев, мусульманский неофит из русских не сам встраивается в рамки традиции, а наоборот, пытается втиснуть традицию в прокрустово ложе своих личных понятий, представлений, или даже комплексов и наклонностей. Как итог, типичный русский мусульманин отличается себялюбием, агрессивностью и нетерпимостью к другим религиям и убеждениям. Особенно русский мусульманин агрессивен к русскому православию, русской патриотической традиции, одним словом, ко всему, что делает русского человека по – настоящему русским».

Петербургский исламовед говорит: « этнические мусульмане в присутствии русского мусульманина чувствуют дискомфорт, поэтому стараются не принимать его в свой круг.

 Арабы или турки тоже не спешат открывать русским мусульманам братские объятья.

 Единственный, кто рад принять русского мусульманина как брата – это «Нурджулар», «Хизб – ут Тахрир», салафиты и другие радикальные исламисты».

 Ахмет Джафароглу подытоживает: «для радикал - исламистов русский мусульманин – это тесто, из которого можно выпечь что угодно. Например, террориста – смертника».

Автор: Орхан Искандерзода

Комментарии 17