События

Уговоры не дали результата

Потушить горящий дом сразу не удавалось из-за взрывов (Фото: Мурад Мурадов)

В среду в селении Согратль Гунибского района был введен режим КТО, в ходе которой был заблокирован один из домов. Несмотря на уговоры родственников, заблокированные отказались сдаваться. В результате дом был взят штурмом, а находившиеся в нем два человека убиты.

Силы правоохранительных органов республики въехали в Согратль в среду рано утром. Оцепив нижнюю часть селения, сотрудники спецподразделений ФСБ блокировали один из частных домов. По полученной спецслужбами информации, в этом доме находились два предполагаемых члена кадарской группировки — Гаджимурад Хабибов и Сулейман Гаджиомаров. В селе был введен правовой режим КТО и эвакуированы жильцы близлежащих домов. Родителям было рекомендовано забрать своих детей из садика и школы. После всей этой подготовки, руководитель оперативного штаба Национального антитеррористического комитета (НАК) приступил к организации процесса переговоров родственников и старейшин села с осажденными. 
В переговорах принял участие и глава администрации села Магомед Гаджиомаров. Вот что он рассказал об этом корреспонденту «НД»: «О начале проведения спецоперации в селе я узнал от местного жителя, который позвонил мне примерно в семь часов утра и сообщил о въезде в нижнюю часть села военной бронированной техники. Я поспешил туда и встретил солдат, которые преградили мне дорогу со словами: «Дорога закрыта». Когда я представился, они связались со своим начальством и меня пропустили к руководителю операции. Он уже знал, что находящиеся в блокированном доме — мои племянники, и сказали мне, что надо постараться вывести их без боя. Я не сразу поверил, что они действительно могут там находиться, так как давно их не видел. Тем не менее примерно через час я вместе с матерью Сулеймана подошел к воротам дома и постучался. Минут через пять к окну подошел Гаджимурад и сказал, что запустить нас не может и лучше вести переговоры по телефону. Продиктовав ему номер телефона, мы отошли от дома. И практически сразу раздался звонок Гаджимурада. Он и Сулейман отказывались выходить, но обещали выпустить своих жен и одномесячную девочку, которые были с ними в осажденном доме. После нас с ними связывался и глава штаба, но на сдачу они никак не соглашались. Когда было оговорено, кто и как будет производить вывод женщин и младенца, руководитель спецоперации пообещал мне: если заблокированные не начнут стрелять в сторону спецназовцев, то, как только женщины покинут здание, я и старейшины сможем возобновить переговоры. Но получилось так, что, как только вторая женщина вместе с ребенком дошла до безопасного места, началась стрельба. Как потом мне сказали, осажденные наотрез отказались вести переговоры со старейшинами, сказали по телефону, что не сдадутся, что они на пути Аллаха, и открыли огонь».

По словам учителя согратлинской школы Магомеда Ахтуханова, он также хотел принять участие в переговорах с заблокированными: «Когда я подошел к полицейским, они сказали, что заблокированные жестко настаивали, чтобы к ним никого не приводили, так как это не имеет смысла и они все для себя решили».

В результате боя были нейтрализованы два человека, сообщил НАК после завершения активной фазы спецоперации. На месте находились пожарные расчеты, но приступить к тушению пожара они долгое время не могли, так как в горевшем здании до позднего вечера гремели мощные взрывы.

На момент выхода номера в печать завалы еще не были окончательно разобраны, а под руинами дома было обнаружено одно тело.

Хабибов, как рассказывают местные жители, проживал в Москве вместе с родителями. Он с отличием окончил Московский государственный университет, однако несколько лет назад уехал из столицы, и с 2011 года о его местонахождении не было известно родственникам. Спецслужбы предполагают, что он примкнул к НВФ и был объявлен в федеральный розыск.

22-летний Гаджиомаров учился в Дагестанском государственном техническом университете в Махачкале. Однако, не окончив его, отправился на учебу в египетскую столицу Каир. А в прошлом году он приезжал в село и сыграл свадьбу, после которой уехал обратно в Египет. Последний раз, по словам сельчан, его видели в Согратле на похоронах отца в прошлом году.

«Сулейман был моим учеником, — вспоминает об убитом учитель Ахтуханов, — и я знал его с детства. Он не выделялся среди других учеников, не был конфликтным человеком. Говорят, что якобы он закончил египетский университет. Это неправда. Он действительно ездил в Египет, но ему там не понравилось, и он бросил университет». 
Дозвониться до родственников убитых в спецоперации не удалось. Председатель регионального общественного фонда «Согратль» Магомед Махадов также сообщил корреспонденту «НД», что не в курсе других обстоятельств произошедших в среду событий.

Автор: Мурад Мурадов

Комментарии 0