Политика

Извините, мы вас предали

 

     

Расул Кадиев: мы бьемся лбами по вопросам, которые требуют юридической, а не политической оценки

Размышления Расула Кдиева о погибшем духе права в дагестанском обществе, о бездействии и предательстве юридического сообщества Дагестана и о том, к чему может привести, в итоге, отнятое у народа право выбора, «Кавказской политике» показались интересными, в связи с чем редакция решила поделиться материалом со своими читателями.

 

Вот такой у меня интересный диалог произошел в twitter с известным российским журналистов и ведущим Эхо Москвы.

Насколько он прав, если вообще прав?

Может, действительно, зря затеял все эти посты с юридическими анализами права на выбор, антихолопские футболки и наклейки? Может зря в категоричной форме попросил друзей не собирать митинги и прочие массовые акции протеста?

Может, не надо было поддерживать отношения со своими знакомыми во власти, а сразу объявить их классовыми врагами?

Может, действительно, надо было не вести культурные юридические речи, не дискутировать в ДГУ и других площадках, а сразу с булыжником – на площадь к Белому дому?

На мой взгляд, то что мы не поубивали друг друга за эти две недели из-за вопроса о порядке избрания – это не моя заслуга или СМИ, это заслуга самих дагестанцев. Это значит, что утверждение о нашей неспособности к гражданскому диалогу ошибочно.

Да, конечно, судя по реакции в интернете, некоторые люди не могут поверить в частную гражданскую инициативу и просто говорят “Кадиев, я не верю тебе” .

Поверить, что взрослый человек наденет футболку с политическими надписями и поедет по городу расклеивать политические требования о праве голоса для дагестанцев, трудно, мы же не Москва, нам же западло. Какой дурак будет это делать просто так? Только за бабло. И сказки про гражданские права нам тут не надо расписывать. Это говорили почти все, даже близкие друзья.

Наверное, причин моего поведения несколько, и я говорил много раз о них, хоть мне и не верили: подумаешь, холопом не хочешь быть. Мы все – холопы и ты – холоп, и так было раньше, вот где ты раньше был, Кадиев? А?

Но есть одна причина, о которой я молчу. Этот скелет в шкафу также плохо пахнет, как дело о педофилии в католической церкви или исламисты – террористы в Исламе. Я говорю о юристах.

Ведь на самом деле, в целом, мои коллеги по это древней профессии давно уже предали наше ремесло. Мы превратились в фетишистов, которые охраняют букву закона и забыли о самом духе права. Именно право помогает людям избежать мордобоя и войны в политических спорах.

Ведь сейчас в Дагестане плюнули на право и закон. Власти заявляют, что политическая целесообразность важнее юридического крючкотворства. А раз так, тогда надо закрывать юридические факультеты и распускать суды.

Разве Кадиев должен был копаться в законах и доказывать нарушения процедуры на сессии Народного собрания? Это должен был сделать присутствовавший на сессии и.о. прокурора Дагестана Магомед Дибиров, ему за это мы платим зряплату! Но, скорее всего, он этого не сделает, так как сейчас решается вопрос, быть или не быть ему прокурором Дагестана. Он тоже на стороне политической целесообразности.

Юристы убили дух права в дагестанском обществе. Нам вообще не интересны законы. Вы посмотрите на дагестанскую прессу, в том числе и “независимую”, вы не найдете там даже упоминания Кадиева и его антихолопской акции. А заключение юристов – тем более. Потому что для наших журналистов закон – это то, что получается после того, как депутаты поднимут руку (так объяснял понятие закон один из имамов на пятничной проповеди).

Кстати, в четверг в Махачкале собираются представители исламского духовенства СКФО обсудить формы участия мусульманских общин в гражданском обществе. А как их убеждать в необходимости такого участия, когда научное юридическое сообщество в важнейший исторический момент для дагестанского общества делает вид, что ничего не происходит? Имамы просто обсмеют меня и организаторов мероприятия, если не дай Аллах, узнают об этом.

Из-за коллективного предательства юридического научного сообщества уже две недели мы бьемся лбами по вопросам, которые требуют юридической, а не политической оценки.

Можно смело распускать юридические факультеты в Дагестане по двум причинам: в лучшем-худшем случае, мы готовим будущих революционеров, так как молодежь учат, как должно быть, и она видит, что так не бывает, и, следовательно, приучаем молодежь к холопскому согласию на лишение своих прав; в худшем случае, мы готовим революционеров, которые получив знания о праве, со всем своим юношеским максимализмом просто снесут эту власть до самого фундамента того самого разрушенного православного храма, что будет очередной катастрофой.

Ну скажите, разве простой адвокат Кадиев должен был встать на защиту прав дагестанцев быть полноправными членами общества? Да все юристы должны были завопить о произволе. Как минимум, научное сообщество, представители юридических факультетов должны были собраться и выразить свое авторитетное мнение по этому вопросу. Не политики, а юристы должны говорить обществу, что есть право гражданина, и можно ли им поступиться сегодня в Дагестане.

Мы на историческом рубеже, а юридические факультеты молчат. Да сам декан ЮФ ДГУ Магомедов Ш.Б., как зав.кафедры по конституционного праву, должен был первый собрать ученых-юристов, чтобы дать депутатам и дагестанцам однозначный ясный ответ, можно или нет отнять у дагестанцев гражданское право.

Дагестанцы и не знают, что юристы-ученые должны делать. Журналистам даже в голову не пришло заказать правовое заключение на юридическом факультете. Они – то и не должны этого знать. О том, какое лекарство нужно, знает только сам доктор, которому наплевать на страдающего в муках больного, и который уехал на природу читать  лекцию молодым студенткам.

На сессии Алчиев Н. может отвергать опрос 200 тыс. дагестанцев, среди которых 96% – за всенародные выборы. Но законы социологии не обманешь: чувство униженности, неравности по сравнению с соседями, ярлык недееспособной особенности будут катализаторами для социального гнева, который выльется в события, о которых с удовольствием расскажет журналист Варфоломеев и ему подобные. А наши ученые – юристы в это время будут принимать у студентов сессию.

Это все равно, что врач-эпидемиолог будет спокойно наблюдать, как среди населения зарождается эпидемия, и не будет ничего делать для ее предотвращения.

Фактически, своим бездействием дагестанское научное юридическое сообщество помогает зарождению новых причин экстремизма в дагестанском обществе.

Признаться, очень стыдно.

Поэтому поймите меня правильно, все эти гражданские акции, помимо защиты своего личного гражданского права, позволяют мне чувствовать себя хоть как-то выполнившим свой долг, как фельдшер, которого оставили врачи с тяжелым пациентом.

 

Комментарии 1