Политика

Портрет убийцы

Андерс Беринг Брейвик – характер стойкий, нордический. Беспощаден к врагам Израиля и марксистам.

Сейчас, когда стихли крики и высохли слезы, мы узнаем снова, как похожа жизнь на кино, на этот раз – на дешевые ужастики. В “Криках в пятницу 13-го на Эльм стрит” серийный убийца шастает по мирному летнему молодежному лагерю и мочит невинных мальчиков и девочек одного за другим. Брейвик принес целлулоидный ужас в жизнь, а кошмар – в ясный день. Он многие годы играл в стрелялки в аркадах, и живые люди не отличались для него от нарисованных в “Дууме”.

Этим он был похож на своих сверстников, ставших солдатами и пилотами НАТО, которые с такой же легкостью направляют свои контролируемые беспилотники, расстреливая безоружных ливийцев и афганцев. Этим, и абсолютной безопасностью. Убийца Брейвик профессионально и спокойно отстреливал безоружных, не опасаясь за свою шкуру, как и его сверстники за пультами. Он напомнил Европе, что раздача лицензий на убийство может привести к убийству дома, а не только в дальних странах.

Зачем он совершил такое страшное злодеяние? Чтобы привлечь внимание к свому объемистому труду под названием “2083”. Несмотря на размеры – полторы тысячи страниц – больших признаков ума там не видно. Было бы хорошо написано – не понадобилось бы убивать, люди и так прочли бы. Теперь нам придется прочесть и понять, для чего этот Герострат сжег столько храмов молодых душ. Почему бойня произошла именно сейчас – мы рассмотрим позднее.

С виду Брейвик может показаться правым националистом, нацистом, расистом. Но это сходство – поверхностное. Его главные черты – ненависть к коммунистам и к врагам Израиля. Мусульман он ненавидел вдвойне, как иммигрантов и как стратегических противников любимого им ближневосточного государства. Но коммуняки, марксисты – их Брейвик ненавидел куда больше, чем мусульман. Мусульман он хотел депортировать, марксистов – поставить к стенке.

А еще Брейвик любил рыночную экономику, чикагскую школу Милтона Фридмана, США и Израиль, не терпел понаехавших, а палестинцев и турок - где бы они ни были… Всюду ему мерещились мечети на месте церквей, хотя церкви его, безбожника, особо не интересовали. Не правда ли, бесконечно знакомо? Это ядовитое сочетание хорошо знакомо россиянам – знал бы он по-русски, прекрасно вписался бы в коллектив “Эха Москвы”, писал бы в “Грани” и “ЕЖ”, был бы рукопожатнейшим другом Латыниной и Сванидзе. Елена Боннер, жаль, умерла, она бы его одобрила – ведь он убил врагов Израиля, сторонников независимости Палестины, и почти коммунистов.

Выступая 29-го июля по «Эху Москвы» Юлия Латынина высказалась в том смысле, что Европа должна быть благодарна Брейвику, который “если не спас, то отдалил гибель Европы…” Справедливо заметил ЖЖист (“Латынина – муза Брейвика”) “многостраничный манифест Брейвика и тексты выступлений г-жи Латыниной на «Эхо Москвы» весьма схожи по смыслу и даже по стилистике.”

Далее ЖЖист удивляется, почему Латынина “свои взгляды свободно излагает в эфире массовой радиостанции, руководитель которого у нас слывет демократом, либералом и…вы будете смеяться… и даже евреем…”

Да, казалось бы странно. С демократией у Латыниной – как у Брейвика. Русский народ – это быдло, которому нельзя давать права голоса, а то он изберет коммунистов, говорит она, не стесняясь. Как и Брейвик, Латынина – против коммунистов. А главное – она за Израиль. Напрасно удивляется ЖЖист – активная поддержка Израиля оправдает вас в глазах многих евреев, даже если вы симпатизируете массовому убийце, ненавидите мусульман, отрицаете право трудовых людей определять свою судьбу.

Сванидзе с его любовью к Израилю и ненавистью к большевикам – пример потенциального русского Брейвика. Он уже назвал убийцу – “героем России”, хотя на всякий случай отмежевался от “безумца”.

Не случайно “Грани” и их контингент, либералы-за-Израиль-и-против-мусульман, попытались перевести стрелки на… Путина. Сванидзе даже назвал Брейвика “фанатом Путина”, хотя с тем же успехом мог бы его назвать “фанатом Папы Римского”, потому что с этими двумя деятелями Брейвик хотел бы встретиться, по его словам. Но как ни старайся, стрелки Брейвика указывают не на Путина, а на его и наших противников, которые мечтали о подобном побоище на Селигере.

Как регулярный автор Граней.ру или ЕЖа, Брейвик требовал “Нюрнбергского процесса над коммунистами”. Все беды Европы начались с того, по его мнению, что в1945 году не перебили всех марксистов:

“США и Западная Европа проиграли “холодную войну” потому, что мы не покарали марксистов после второй мировой войны. Если бы мы перевешали марксистов всех до единого и поставили марксистские идеи вне закона, мы бы не оказались в нынешнем положении».

Вписался бы он в российский псевдо-либеральный дискурс. Первое, что должна сделать свободная Европа, по Брейвику, это прекратить всякую поддержку палестинцев. И тут Латынина и Сванидзе его уже опередили. Евреев он любил нежно и страстно, как и Америку, а Израиль для него был символом свободы.

Неужели под влиянием “Граней” и “Эха Москвы” совершил норвежец свое преступление? Нет, конечно, нет. И “Грани”, и Брейвик – это отблески того пожара, который разжигают неоконы, американские правые еврейские политологи, ставшие самой мощной идеологической силой, “чумой начала 21-го века”.

Многие годы либеральная пресса, Хозяева Дискурса, описывали и демонизировали своего врага – нациста-расиста, юдофоба, поклонника Гитлера, отрицателя Холокоста, ненавистника геев и женщин, врага Америки и Израиля, симпатизирующего аль-Каеде – короче, лирического героя поэта Емелина. К коммунистам этот идеальный враг должен был относиться терпимо, потому что коммунизм и нацизм – это родственные тоталитарные идеологии, это нам еще Кард Поппер и Джордж Буш сказали. В противостоянии этому воображаемому врагу были заточены средства борьбы. Любого националиста подводили под этот портрет. Брейвик – убийца ни в чем не был похож, и поэтому он действовал беспрепятственно.

Брейвик считал себя антирасистом, антинацистом, ненавидел Гитлера, признавал Холокост, одобрял геев, любил Израиль и Америку, ненавидел мусульман и видел в каждом из них – исламского террориста. А красных требовал просто повесить, как изменников. Такое случайно не придумаешь.

Брейвик – это новый смертоносный вирус, выведенный в тайных лабораториях неоконов, вирус, который способен проходить через десятилетиями отработанные защиты и фильтры. Он не один – за последние годы в Европе растет целая плеяда хорошо финансируемых партий и движений, сочетающих крайне правый активизм с любовью к евреям и Израилю, терпимостью к геям и яростной ненавистью к мусульманам.

Таким был покойный друг евреев и геев Пим Фортейн и его преемник Герт Вилдерс в Голландии, такой является EDL, English Defence League, внезапно поднявшаяся маленькая партия, основанная британскими евреями, и заточенная на борьбе с исламом. В Англии упорно ходят слухи, что за ее созданием стоит британская Интеллидженс Сервис, которая в свое время создала и «братьев-мусульман», и даже сионистское движение. В EDL есть своя «Евсекция», и в ней – сотни членов-евреев, по словам газеты Jewish Chronicle. Глава евсекции Роберта Мур сказала с гордостью израильской газете «Гаарец» в 2010 году, что «Евреи используют EDL в своих целях». Брейвик участвовал в маршах EDL и даже писал им за час до выхода на операцию. В самой Норвегии Брейвик сотрудничал с сайтом  document.no, во главе которого стоит еврей-сионист, друг Израиля и враг ислама.

Пользуясь огромными денежными потоками и контролем над прессой, эти новые про-еврейские правые партии вытесняют старые правые традиционно антииудейские партии, не овладевшие новой терминологией, измотанные борьбой с Хозяевами Дискурса, противостоящие Империи и Израилю. Новые партии – за Американскую Империю и за Израиль, и враг у них новый – мифический мировой ислам, с которым и без того борются Америка и Израиль.

Так история показала временное преимущество Муссолини в его давнем споре с Гитлером. Еще в 1935 году итальянский дуче призывал немецкого фюрера помириться и подружиться с евреями. В итальянском фашистском правительстве было семь министров-евреев, говорил он, и с еврейской поддержкой фашизм сможет победить во всем мире. Гитлер ответил ему, что евреи стоят в очереди, чтобы вступить в его партию, и с их поддержкой можно победить, но потом они украдут победу. На этот раз нереализованная в тридцатые годы опция фашизма-за-евреев, к которой призывал и создатель нынешней правящей партии Израиля Владимир Зеев Жаботинский, начинает обретать кожу и кости.

Сайт Форин Полиси справедливо отмечает, что Брейвик в первую очередь пылкий сионист и сторонник Израиля, а во вторую – неокон и либертарианец. Его трудно назвать «правым», а значит, правильный газетный заголовок должен быть «Сионистский экстремист учинил бойню».

Но нас так долго учили, от «Эха Москвы» до братьев Стругацких, что отношение к евреям – это первый и последний критерий, по которому судят человека или партию, что нам было трудно поверить тому, что видели наши глаза.  Потребовался Брейвик, чтобы мы увидели к чему это приводит.

Хотя Брейвику, видимо, не нравились все понаехавшие, но из соображений политической корректности он выступал только против мусульманских иммигрантов. Он не призывал свою страну прекратить воевать против стран ислама, хотя эти войны Запада в Ираке, Афганистане, Ливии – главная причина иммиграции. Ему нравилось, когда мочат мусульман, все равно где.

Здесь я должен сказать, что европейский спор об иммиграции практически закончился – вместе с иммиграцией. Противники имммиграции победили, потому что результаты оказались не замечательными. Иммиграция была привлечена в Европу, чтобы занять рабочие места, освобожденные резко стареющим коренным населением. Но выясснилось, что работающие иммигранты конкурируют с местными и понижают зарплату, а не работающие ложатся тяжелым бременем на бюджет. Поэтому иммиграция практически окончилась, в частности, в Норвегии. Русский читатель, возможно, помнит историю кавказской девушки Мадины Саламовой, известной под псевдонимом Мария Амели – она прожила в Норвегии восемь лет, окончила школу и университет, полностью прижилась – и тем не менее была выслана обратно в Россию. Так что у Брейвика не было реальных причин принимать близко к сердцу проблемы иммиграции – скорее, это было просто частью его анти-исламской и произраильской агенды.

Главный труд Брейвика, “2083”, - это компиляция интернетных текстов. Если он когда-нибудь будет издан, на его третьей странице должны стоять указания на копирайт ведущих американских еврейских политологов, и в первую очередь Дэвида Хоровица, “борца с исламофашизмом”, ярого сиониста и издателя журнала неоконов ФронтПейдж. Хоровиц регулярно проводит по Америке кампании борьбы с “исламофашизмом”, то есть со всеми противниками сионистского Израиля. Бернард Льюис, “знатный исламовед” на службе сионистов, занимает почетное место в “2083”.

Дэниэл Пайпс и Андрю Бостом – два автора ФронтПейдж, борцы с антисемитизмом, и в особенности с “исламским антисемитизмом”, которых часто цитирует Брейвик. Дэниэлу Пайпсу принадлежит тезис “Палестинский феномен был создан для оправдания Джихада.

Политически, убийца симпатизировал Америке и Израилю, как каждый неокон. “Создатели Еврабии ведут успешную пропагандистскую кампанию против США и Израиля в европейских СМИ”. В области экономики, он предпочитал Милтона Фридмана и монетаристов, был против налогов на богатых. Брейвик ненавидел Гитлера, осуждал расизм – и он действительно убивал с одинаковой легкостью как голубоглазых блондинов, так и их смуглых гостей. Он осуждал и Дэвида Дюка за его антисемитизм. Среди его любимых исторических героев – румынский князь Влад, более известный как граф Дракула. Влад сажал пленных турок на кол, и этим пленил сердце молодого норвежца.

Враги христианства пытаются охарактеризовать Брейвика как “христианского фундаменталиста”. Но он относился к христианской вере в лучшем случае равнодушно. Он не был уверен, христианин ли он, но он одобрял Второй ватиканский собор за их “смычку с евреями”.

Бат Еор, египетская еврейка, много лет живущая в Швейцарии, переписывалась с убийцей и наставляла его. Бат Еор, духовная сестра Елены Чудиновой, автора “Мечети Парижской Богоматери”, изобрела “Еврабию”, якобы сотканный заговор подчинить Европу арабам. Она упомянута в кратком Манифесте Брейвика, ее советам должны следовать независимые (от марксистов и мусульман) европейцы. Ненависть к мусульманам стала для нее отличным карьерным шагом.

На сайте Хоровица появилось и последнее подстрекательство к убийству. За несколько часов до теракта Джозеф Кляйн опубликовал статью “Норвежские квислинги” (тутe) где он писал: “Норвежцы сотрудничают с врагами евреев… министр иностранных дел Норвегии стоял рядом Махмудом Аббасом и поддерживал создание независимого палестинского государства… палестинскому представителю в Норвегии дали звание посла… Норвежец Видкун Квислинг, сотрудничавший с нацистской Германией, аплодирует в своем гробу.” И заключение Кляйна, прямиком из текстов Брейвика: “Норвегия оккупирована красными антисемитами и радикальными мусульманами, и помогает разрушить еврейское государство”.

Эти слова воодушевили Брейвика и он зарядил свои карабины, чтобы отстрелять красных антисемитов и радикальных мусульман и спасти еврейское государство. Некоторые фантазеры в российской блогосфере задумывались – уж не еврей ли он? Эти фантазии были использованы как алиби скрытыми сторонниками Израиля – раз уж он очевидно не еврей, то и не мог действовать в еврейских интересах. Но это натяжка – неевреи вполне способны принимать близко к сердцу то, что они считают еврейскими интересами, и ими руководствоваться. Как правило, это и неплохой карьерный ход.

Израильская тема представляется главной и в смысле выбора времени для массового убийства. В сентябре ООН предстоит рассмотреть просьбу палестинского руководства о приеме в члены этой международной организации, если понадобится – через голову и вопреки американскому вето. В Израиле к этому относятся истерически, как к концу света.  А Норвегия играла важную роль в этой интриге.

 Норвежцы всегда старались примирить израильтян и палестинцев – не случайно благонамеренные, хотя и неудачные Норвежские соглашения были подписаны в Осло. В Норвегии были сильны и голоса, призывавшие бойкотировать израильскую продукцию, как средство давления. И сейчас Норвегия способствовала продвижению дела палестинцев в ООН. Если на Грецию израильтянам было достаточно цыкнуть – и те остановили флотилию свободы, с норвежцами это не получалось.  Теракт оказался кстати как средство давления на норвежское правительство.

 Многие израильтяне были довольны бойней. Дж. Дж. Гольдберг в еврейской американской газете Форвард приводит отклики израильтян: “Норвежцы это заслужили! Они не жалели нас, и нам не надо их жалеть. … хватит демагогии! Норвежцы и прочие европейцы – супер-антисемиты. Ну и что, если убили сотню? Еще семь миллиардов осталось на свете… убийца был прав – Европа побеждена!”

 На ивритском сайте Роттер отклики были еще круче: “Я рад, что были убиты враги Израиля… Подростки Гитлерюгенд, погибшие от союзных бомбардировок, тоже были невинны… Мы, конечно, осуждаем этот акт, но плакать не станем. Мы – евреи, не христиане, и наша вера не призывает любить или оплакивать врага… Пусть так погибнут все наши враги”.

Можно было бы привести примеры из русскоязычных израильских блогов, но они настолько кровожадны, что типографская краска не выдержит.

Сравнение с Гитлерюгендом использовал и американский неокон, пылкий друг Израиля, тележурналист Гленн Бек.

 Читатели “Трех мушкетеров”, возможно, помнят, как миледи Винтер направила нож убийцы в сердце графа Букингэмского. Граф Букингэм на самом деле был убит, но о миледи история умалчивает. Так и здесь – мы не знаем, а может, и не узнаем, кто натравил убийцу, кто помог ему достать оружие, приготовить бомбу, доставить и задействовать, не подорвавшись, успеть на остров Утойя, кто нейтрализовал полицию и спецназ.

Обстоятельства – это не улики, но они заставляют задуматься.

Израиль обычно использует теракты для того, чтобы выразить свое недовольство политикой другого государства. Так, стоило Турции занять нейтральную позицию по Ближнему Востоку и потребовать извинений Израиля за убийство турецких волонтеров, как в Турции стали взрываться курдские бомбы.

Израиль и раньше устраивал теракты в Норвегии – тому пример убийство в Лиллехаммере.

Технические средства, использованные убийцей, указывают на серьезную организацию, не на дело рук одиночки, а неспособность полиции прибыть на место преступления заставляет заподозрить связи этой организации. Профессор Джеймс Петрас видит связь преступления и с планами США и НАТО – Норвегия планировала вывести свой контингент из Афганистана, отказывалась покупать американские облигации, и, как мы знаем из депеш Викиликс, не допускала американских и израильских экспертов к созданию системы безопасности.

Но это не единственно возможное объяснение. Истерия, устроенная американскими неоконами в преддверье сентябрьского голосования, могла передаться Брейвику и без прямых инструкций. Он мог почувствовать, что удар по социалистической молодежи, требующей бойкота Израиля и поддержки Палестины – это то, что надо. Недаром в своем коротком манифесте – на одну страницу – он призывал независимых европейцев прекратить поддержку Палестины как самый первый ход.

 Страшная трагедия на мирном летнем острове в Норвегии должна послужить нам напоминанием: фашизм не сводим к спору с евреями, и среди сторонников Израиля есть достаточно опасных безумцев. Россиянам надо призадуматься, откуда идет опасность – от футбольных фанатов на Манежке, или от сионистских анти-исламских идеологов.

Автор: Исраэль Шамир

Комментарии 5