Среда обитания

Почему марафон?

Взрывы и теракты для США – не совсем редкое явление. И несмотря на то, что летальных исходов во вчерашней трагедии было не так уж и много в сравнении с 9/11, его успели назвать самым крупным терактом после Башен-близнецов. Председатель Исламского Комитета России Гейдар Джемаль поделился с «Кавказской политикой» своим видением взрывов во время марафона в Бостоне. Автор считает, что в деле прослеживается сионистский почерк. Об этом и многих других неожиданных фактах читайте в нижеприведенном материале.

Действительно, в организациях такого рода постановок всегда присутствует элемент символизма. Так, в частности, Башни-близнецы на Манхэттене, которые стали целями теракта 9/11, ассоциировались у мирового населения с торговлей и имитировали «столпы Мелькарта» — древний финикийский ориентир мореплавателей, который присутствует и в знаке доллара в виде двойной вертикальной черты.

То есть, организаторы удара по башням (кто бы они ни были) как бы давали понять общественному мнению: удар направлен в самое сердце капитализма, в его сакральный символ. Что же могли иметь в виду те, кто связали взрывы в Бостоне с марафоном?

Как известно, эта спортивная традиция идёт от легендарного подвига греческого гонца, который пробежал от Марафона до Афин, чтобы возвестить афинянам о победе греков над персами. Символизм такого рода отнюдь не чужд инфантильному американскому сознанию. Достаточно вспомнить появившийся несколько лет назад фильм «300 спартанцев», представлявший собой прямолинейную метафору современной конфронтации Ирана и Запада. Трудно отделаться от мысли, что тема Ирана каким-то образом присутствовала в сознании тех, кто готовил эту операцию.

Конечно, сам факт взрыва на финишной прямой можно толковать по-разному. То ли это намёк на иранский след в целом, то ли это демонстративная казнь марафонцев, символически изображающих того гонца за 490 лет до Р. Х.? Короче, ссылка на Иран и в том, и другом случае.

Но почему-то не думается, что иранская тема будет в данном случае озвучена для широкой публики. Скорее всего, это намёк для понимающих. Даже не намёк, а подмигивание. Ведь и 9/11, кроме башен-столпов, сопровождалось многими иными знаками и намёками, вроде того, что сама дата — это номер вызова полиции…

Если же говорить не о символизме, а о криминальной структуре события, то, конечно, нельзя обойти молчанием то, что социопатические расправы со случайными гражданами происходят в Америке чуть ли не каждую неделю.

Расстрелы в школах, детсадах и кинотеатрах в недавний период были постоянной скандальной темой, «украшавшей» новостные площадки и сопровождавшей ожесточённую кампанию демократов против конституционного права американцев на оружие.

Кампанию эту демократы проиграли, и регулярные, как полнолуния, буйства юных одиночек несколько сократились.

Вряд ли, несмотря на домыслы многих журналистов о гражданском социопатическом характере этой акции, можно списать 4/15 (такая теперь новая дата в истории террора в Америке) на психическую неуравновешенность частного лица или лиц. Многое противоречит этому.

Начать с того, что перед марафоном спецслужбы провели защитные мероприятия по выявлению взрывных устройств в районе. Их не было. Значит, почти гарантированно они были принесены и установлены во время самого мероприятия.

Поскольку речь идёт минимум о двух бомбах, а с учётом позднее обнаруженных полицией — о семи, вряд ли это мог сделать один человек, позирующий в роли зрителя. Установить семь бомб в режиме онлайн могла только группа хорошо подготовленных спецов.

Но благодаря исследованиям экспертов по профилю типичного социопата-маньяка известно, что они всегда работают в одиночку. Кроме того, они предпочитают пользоваться огнестрельным оружием, поскольку его применение (с точки зрения фрейдистских психоаналитиков) имеет бессознательные сексуальные ассоциации, апеллирующие к инстинктам насилия и господства.

Конечно, Тимоти Маквей взорвал торговый центр в Оклахома-сити, но он был не маньяком, а политическим террористом, к тому же направлявшимся втёмную заботливой рукой ФБР.

Всё это говорит о том, что взрывы осуществлены спецслужбами. Это соображение лежит на поверхности и о нём сейчас говорят буквально все, кто не работает на CNN и не служит в американских органах. Другое дело, чьими спецслужбами и с какой целью?

Собственно говоря, за ответом тоже особенно далеко ходить не надо. Во-первых, Обаму зоологически ненавидят республиканцы, в целом, и крайне консервативное неоконовское крыло, в особенности.

Кто думает, что неоконы — это «вчерашний день», маленькая группка перекрасившихся троцкистов, выброшенных темнокожей рукой Истории в ближайшую мусорную корзину, тот сильно заблуждается.

Есть в Америке ещё неоконы, могущие постоять за себя, есть и сионистское лобби, с которым они связаны теснее некуда. И есть, главное, поддерживающие тех и других фракции не только в Конгрессе, но и в оперативных структурах секретных ведомств США.

Хотелось бы напомнить, что Обама нанёс очень чувствительный удар по самолюбию и престижу «израильской» Правой, и, в частности, по её лидеру — Нетаньяху.

Первый удар был в том, что он вообще избрался, хотя Нетаньяху добром просил сионолюбивый американский народ проголосовать за мормона. Не послушали!

Второй и третий удары, нанесённые Белым домом, заключались в выведении из круга приближённых к президенту произраильских чиновников предыдущего срока и постановки на их место таких, например, людей, как Чак Хейгел, о котором известно, что к «Израилю» он относится без особой нежности.

Кроме того, в отличие от республиканцев, для которых Ближний Восток всегда был приоритетным направлением из-за «Израиля», Обама вдруг объявил, что его главная тема во втором сроке — это Китай.

Перемещением акцентов в американской внешней политике со Средиземноморья на Тихий океан Обама заложил предпосылки для логичной и естественной маргинализации еврейского «государства», ещё недавно бывшего союзником номер один американской империи.

Могут ли сионисты пойти на акт вопиющего цинизма по отношению к столь важной для них жизнеобеспечивающей державе? Да ещё как! Не будем вспоминать об американском разведывательном судне «Либерти», в открытую уничтоженном «израильской» авиацией во время Шестидневной войны.

Напомним только о команде моссадовцев, арестованных непосредственно вблизи Башен-близнецов 11 сентября, где они заранее установили видеокамеры и обратили на себя внимание рядовых граждан ханукальной пляской и выражением бурного веселья в то время, когда эти злополучные башни рушились в огне. (При обыске у них отобрали взрывчатку, оружие и деньги, засунутые за резинки носков, но при этом они были почему-то ещё недовольны, и всё пытались объяснить арестовывающим их копам, что враги не они, «израильтяне», а палестинцы, против которых теперь после этих башен надо воевать вместе).

Удар нанесён по Обаме, но его последствия гораздо шире, чем мстительная дискредитация прохладно относящегося к «Израилю» афроамериканца. Кстати, Обама уже понял все нюансы этого теракта, касающегося его персональной политической судьбы. Поэтому в своём первом выступлении он отказался признавать это терактом, предложив подождать результатов следствия.

Почти со стопроцентной уверенностью можно предсказать, что следствие выйдет на «исламский след». (Некоторые эксперты с видом посвящённых авгуров уже поторопились заявить, что за этим ни в коем случае не стоит Северная Корея).

Скоро они скажут, что стоит за этим как раз Джабхат ан-Нусра, очень кстати объявленная несколько недель назад Госдепом США террористической организацией. (Уже и американца, воевавшего в её рядах, судят с прицелом на высшую меру).

Вот и прекрасный предлог перестать поддерживать антиасадовскую оппозицию. И в «Израиле», и в сионистском лобби США (Дэниэл Пайкс) открыто говорят, что Асад — наименьшее из зол, и надо бы переключиться как раз на поддержку его режима, потому что то, что идёт вместо, будет… ой, вэй!

С Асадом тайно ведутся переговоры, но он не торопится соглашаться, ибо за оставление его в президентах просят ни много, ни мало провинцию Хатай и сирийский Курдистан, а также отказ от дружбы с Тегераном и ещё по мелочи… А положение у Асада далеко не такое отчаянное, чтобы на это соглашаться.

С этими взрывами Обама попадает в цугцванг. Ему некогда затягивать вопрос. Америку виртуозно спровоцировал Китай через своего сателлита — Северную Корею. Обама должен быть там, на Тихом океане.

Он обречён после этих взрывов пойти на уступки и дистанцироваться от сирийской авантюры. Ну, и, разумеется, его политический вес уменьшается, а оппозиция Конгресса набирает силу.

Это особенно важно в свете тех сокращений военного бюджета, которые замыслил Белый дом, и которые теперь, скорее всего, попадут под вопрос.

Комментарии 0