Политика

Аушев заявил о своем намерении баллотироваться на пост главы республики

В эфире программы «Hard Day`Night» Руслан Аушев отвечал на вопросы журналистов касательно выборов, отношений с Чеченской Республикой, Пригородного. «Кавказская политика» приводит наиболее яркие, на наш взгляд, высказывания из интервью генерала.

О выборах

Я не имею права отвернуться в этой ситуации, поэтому хочу я баллотироваться или не хочу, решение за меня приняли, я дал согласие.

Я сказал: «Хорошо, я буду баллотироваться кандидатом, если будут выборы в Ингушетии». Не будут выборы, конечно, я баллотироваться не буду.

Я считаю, что это неправильно, что сегодня одним республикам, одним субъектам дают право баллотироваться, а другим нет. И хотел бы подчеркнуть, что вот шесть республик, которых обозвали «вторым сортом», так можно назвать, все-таки республики. У нас федерация, в федерации есть три образования: республика, край, область и округ. Округам, краям, областям дают баллотироваться, республикам, которые первые стоят в составе федерации, как бы образуют федерацию, не дают. Это странно. Тем более на Кавказе.

Если федеральный центр из-за меня не хочет выборы в Ингушетии проводить, я готов отказаться от выборов, но дайте людям…[возможность выбрать]

Насколько я получаю информацию, нежелательно, чтобы я был там. Они так… как-то кто-то сказал, кто же сказал… По поводу того, что слишком самостоятельный.

Не знаю, наверное, потому что усатый.

Подписи – это референдум за выборность.

Я считаю, что назначаемость – это неэффективно, неправильно и не соответствует духу Конституции РФ.

Об отношениях с Ельциным и Путиным, о политике на Кавказе

И с Борисом Николаевичем у меня не все просто было, и с Владимиром Путиным. Почему? Потому что в Кремле испокон веков сложилась политика на Кавказе. Отчасти я согласен с этой политикой, отчасти был не согласен. Поэтому я высказывал свое мнение, может оно кому-то не нравилось. Кому понравится, когда все «за» проведение операции в Чечне, а я «против».

Да у нас уже есть Северо-Кавказский федеральный округ, вот он почему вообще ничего не делает? Он же ведь и существует, для чего-то его создали, его не видно и не слышно.

О Чечне и Ингушетии

За всю историю нас то объединяли, то разъединяли. Да мы сами разберемся, объединяться нам или нет. Может, объединимся. Может, будем жить в кондоминиуме, может, еще что-то сделаем. Но сегодня дайте пожить двум республикам, хотя бы встать на ноги. Мы нормально-то не жили.

О Сунженском районе

Это вопрос к президенту Российской Федерации и полномочному представителю, почему. Сегодня это решение парламента Чеченской республики не соответствует Конституции РФ.

Почему Кремль молчит? Для меня главное – не то, там парламент Чеченской республики принял, а почему Кремль молчит. Почему молчит представитель президента в Северо-Кавказском федеральном округе? Ведь это грубейшее нарушение. А Конституция РФ вопросы о границах определяет субъекты, или там целый закон принимается.

У меня версия, что все-таки кто-то подталкивает руководство РФ к объединению Чечни с Ингушетией. Вот скажут: видите, невозможно границу определить.

О Пригородном районе

Я скажу выполнять закон о реабилитации репрессированных народов и все те конвенции, которые были. Это не мое требование. Это не Аушев требует. И я не ставлю вопрос перед Северной Осетией, это вопрос, который должен решать федеральный центр. Почему? Потому что федеральный центр – это наследник Советского Союза. Советский Союз эту политическую ошибку допустил, и ее надо исправить. Надо сажать за переговоры, и надо понимать, что никогда ингуши не согласятся с тем, что вот так с ними поступили, и что какую-то часть им отдали.

Да, нет. Какой конфликт! И в 1992-м это не было причиной конфликта. Еще раз хочу сказать:  это сделали так, чтобы был конфликт. Нужна была кровь, чтобы сказать: вот видите, хотите говорить о передаче каких-то там районов, вот будет кровь. А все было разыграно для того, чтобы выманить Дудаева. И в 1992 году его проблему закрыть силовым путем. И все думали, что Дудаев пойдет на помощь ингушам, а Дудаев сказал: «Это внутренние проблемы России, Чечня не вмешивается, мы независимое государство». И остался у себя в Грозном. А по ингушам, живущим в Пригородном районе, прошлись… и 15 населенных пунктов…

Вопрос не о границах идет, вопрос идет о собственности. Представьте, вы живете, вон там жил твой дед, там похоронены твои родные и близкие испокон веков там жили, и сегодня они не относятся к тебе. Это неправильно.

Об экономике Ингушетии

В двух словах, у меня предвыборная кампания «Ингушетия вперед». И мы никуда не отступим.

Когда я был президентом в 2001 году, в 2002-м закончил президентство, добыча нефти в Ингушетии около 240 тыс., сегодня 90 тыс.

Потому что надо было заниматься, бурить, смотреть, рационально использовать, а не так, чтобы присосались к этой трубе миллион и одна затычка, там разворовывают и неизвестно, куда ее отправляют. 240 тыс. было, при сегодняшних ценах на нефть, это же какой доход был в республику!

Комментарии 0