Общество

Камиль хазрат Самигуллин: «В ДУМ РТ не надо ничего менять, надо просто вспомнить, что мы мусульмане»

IMG_9321.jpg

КАК СОЗДАТЬ ИНТЕРНЕТ-МЕДРЕСЕ, ЧЕГО ХОЧЕТ ДОБИТЬСЯ «ХИЗБ УТ-ТАХРИР» И ЗАЧЕМ МУСУЛЬМАНАМ ДУХОВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ. ЧАСТЬ 2-Я

Претендент на пост председателя ДУМ РТ Камиль Самигуллин готов идти на диалог с исламскими радикалами, чтобы понять, что они хотят, и ответить им на языке науки. В ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online» и.о. председателя ДУМ РТ рассказал о том, каково, на его взгляд, место татар в исламском мире, почему он не считает нужным ходить в светской одежде и по какой причине не поощряет игру в шахматы.

 НАДО ВЗЯТЬ СЕБЯ В РУКИ И НАЧАТЬ ПОДРАЖАТЬ ПРОРОКУ»

-  Камиль хазрат, как вы оцениваете сегодняшний имидж ислама в Татарстане, имидж Духовного управления?

- Вам со стороны виднее.    

- Как вы считаете, после июльских событий прошлого года в ДУМ РТ есть некий кризис? Наверное, именно это вы хотели бы поменять?

- Не надо ничего менять, надо просто вспомнить, что мы мусульмане, и у нас есть прекрасный пример. Просто надо взять себя в руки и начать подражать Пророку.

- А как подражать? Завтра ДУМ решит поменять оператора хаджа, и опять будет скандал… Вы будет менять всю систему?

- Думают, раз пришел молодой муфтий, то он начнет сразу все менять… Но ведь у нас есть такие уважаемые люди, как, например, Джалиль хазрат, и он остается быть казыем. Очень много уважаемых мухтасибов, есть совет аксакалов,  и мы намерены работать все вместе, все решения будут приниматься коллегиально. Есть у нас и совет ученых, и шариатские вопросы мы будем разбирать вместе с ним.

- То есть вы настроены на сотрудничество со всеми конструктивными силами?

- Но в рамках ханафитского мазхаба.

- В Татарстане есть группы мусульман, которые не входят в ханафитский мазхаб?

- Даже в семье бывает человек, который портит имидж своей семьи. Единицы могут быть, но большинство людей, мне кажется, вменяемые. Надо со всеми общаться.

МЫ БУДЕМ ГОВОРИТЬ НА ЯЗЫКЕ ИСЛАМСКОЙ НАУКИ» 

- В каком направлении будет выстроен диалог с радикальным течением мусульманской уммы? Какие методы будет использовать ДУМ РТ для единения мусульман нашей республики? (Алмаз)

- С ними мы будем говорить на языке исламской науки, то есть, основываясь на фундаментальных доказательствах. С людьми надо общаться. Надо понять, кто они и что хотят, а уж потом будем делать выводы. Здесь самый главный результат – что мы не отойдем от ханафитского мазхаба. То, что было веками традиционно на наших землях, это будет продолжаться. И мы им научно докажем обоснованность этого. Мы к этому готовы.  

- Как вы относитесь к братьям из партии Хизб ут-Тахрир? (WaiterKhilafah)

- Я не отношусь к Хизб ут-Тахрир. Хизб ут-Тахрир – это течение, которое, по сути, жаждет власти. Это больше политическая организация. Они мусульмане, и если братьев обижают, то я как мусульманин должен заступиться, но если они не правы, я должен сам их наказать. У них есть ошибки, которые не соответствуют нашей акыде, вероубеждениям. Теологические споры между нами есть, и мы должны им доказывать, объяснять, в чем они ошибаются.

- Вы не анализировали, почему такая их активность в Татарстане в последнее время?

- Не только в Татарстане – они и в Украине были, и в Иордании. Их лидер находится в Иордании. Я в свое время преподавал предмет «религия и секты» в казанском исламском колледже, и мне пришлось изучить этот вопрос. Эту организацию основал шейх Набхани, и, возможно, идеи и цели у него были другие.

Нужно всегда взвешивать. Например, многие боятся влияния Турции, арабских стран, но нужно смотреть в разрезе. Есть два разреза: идеологический и религиозный. Они ханафиты, и, по сути, различий нет, но если государство выделяет средства на вуз, например, в Саудовской Аравии, то оно готовит специалистов, которых им не хватает. То есть они готовят «под себя», и это надо понимать тем, кто приезжает туда учиться из других стран.

По этому поводу один пожилой человек мне дал такое наставление: представь, что ты пчела, а ведь она с цветка берет не все, а только самое нужное – пыльцу, из которой получится мед. То есть надо брать самое главное, брать пользу, но при этом на знания надо смотреть через призму традиций той местности, где ты живешь и работаешь.  

Поэтому у нас есть совет ученых, который должен разбирать все эти вопросы. Именно здешние люди, которым здесь жить и отвечать за свои решения! Чтобы дать какое-то заключение, нужно жить здесь, понимать, чем мы дышим, какие у нас обстоятельства. Посоветовать можно все, что угодно, но нужно прежде побыть здесь, чтобы понять, в чем проблемы.

Ваше отношение к деятельности Раиса Сулейманова? (Артур)

- У него свои цели, у нас – свои. Он отрабатывает заказ своего руководства. Вполне нормально, что в некоторых вопросах наши взгляды могут не совпадать.

«В РОССИИ НЕ СУМЕЛИ ВОСПИТАТЬ ВСЕМИРНО ПРИЗНАННЫХ УЧЕНЫХ» 

- Как вы считаете, какое место в исламском мире России занимают татары? Кто лидер?

- По поводу лидера я затрудняюсь ответить, ибо для каждого может быть свой авторитет. Что же касается татар, то, несомненно, татары являются самой многочисленной мусульманской нацией, проживающей на территории России.

- А кто «круче» по знанию ислама?

- У всех мусульман есть огромное духовное наследие. Но в Дагестане в советское время мусульманские ученые «не перевелись» - они жили в горной местности. И цепочка знаний никогда не прерывалась. У нас тоже есть наследие, и надо взять себя в руки, чтобы поднять его и показать всему миру.

- Наверное, у нас нет лидера такого масштаба, как недавно убитый шейх Саид Эфенди Дагестана?

- Саид Эфенди - это был большой человек! Он был великим наставником. И раз уж мы говорим об ученых, хотелось бы добавить, что за последние 20 лет свободы вероисповедания в России не сумели воспитать всемирно признанных ученых, которые могли бы представлять страну, скажем, на всемирном съезде правоведов. Сейчас есть молодые, подающие надежды ученые, но их нужно находить, давать им возможность самореализоваться. Например, мы недавно были в медресе Буинска и услышали, как читает Коран один из учеников - у него уникальный талант, хорошая память. Его даже «ксероксом» называют – настолько точно он все услышанное и прочитанное воспроизводит! И он мечтает выучить Коран наизусть. Так почему бы не помочь ему? Может быть, он станет великим хафизом Корана!

- Это сложно – выучить Коран?

- Это не так легко, как кажется на первый взгляд, хотя ребенку, конечно, легче. Этому нужно отдать год-два своей жизни.

 

IMG_9424.jpg
 

- А что это дает?

- Коран хафиз озвучивает и тем самым сохраняет текст Корана.

- Наверное, это просто древняя традиция, ведь раньше трудно было с письменностью. А сейчас есть различные печатные источники…

- Источники есть, но порой издание выходит с ошибками. А человек, который знает Коран наизусть, легко эти ошибки и опечатки выявит. Поистине такие люди сохраняют Коран.

- Это автоматическое заучивание или с пониманием?

- Понятие «хафиз» предусматривает заучивание, но когда человек в медресе изучает арабский язык и толкование Корана, он начинает понимать. В 1986 году в Татарстане в пожилом возрасте умер последний хафиз. Им было тяжело, потому что приходилось скрывать свои занятия, боялись общаться на религиозные темы… Но через 10 лет у нас опять начинают появляться первые хафизы.    

- А сейчас их сколько в Татарстане?

- Уже несколько десятков, и это только среди татар, а ведь еще есть приезжие. Была идея собрать их всех, пообщаться. При РИУ есть центр подготовки Коран-хафизов, поэтому их будет все больше и больше.

«В НАШИХ ПЛАНАХ ЕСТЬ СОЗДАНИЕ ONLINE-МЕДРЕСЕ»

- Муфтий – в переводе с арабского - «высказывать мнение». Будет ли новый муфтий высказывать мнение и разъяснять вопросы, касающиеся сохранения и развития татарского языка? Будет он присутствовать в школах, на ТV, в интернете, как это делает РПЦ? (Ринат Анварович)

- В наших планах есть создание в ближайшее время online-медресе. Это будет отдельный сайт, где будут публиковаться книги, уроки на русском и татарском языках. И желающие в любой точке мира смогут скачать книгу и по ней учиться. К урокам мы будем привлекать наших ученых.

- Кто такой сегодня муфтий – это больше духовный лидер или менеджер?

- Дословно муфтий – это тот, кто отвечает на религиозные вопросы, а в наше время - это председатель Духовного управления. Я считаю, что он должен служить интересам мусульман, интересам уммы. Это самое главное. В Коране есть ответ: «Самый благородный из вас – это богобоязненный». Мы, мусульмане, отличаемся между собой лишь по своей богобоязненности. То есть нас отличает не кресло, на котором сидим, а степень перед Господом: насколько ты честен, искренен по отношению к Господу, настолько твоя степень выше.

- Духовное управление – легитимный институт с точки зрения ислама?

- Конечно. Многие путают два понятия и говорят, что духовное управление - это порождение Екатерины II. Но это ошибка, потому что по ее указу было создано Оренбургское магометанское духовное собрание. Но в 1917 году был создан институт духовного управления по инициативе самих мусульман как консолидация сил мусульман, чтобы отстаивать свои интересы. И первым муфтием они назначили Галимжана Баруди. То есть духовное управление – это не порождение государства, не влияние извне, а желание самих мусульман.

- А в Коране есть какое-то указание на подобный институт?

- Коран нам указывает, чтобы мы были вместе.

«ЛУЧШЕ МЫ ДАДИМ МИГРАНТАМ СВОЕ ОБРАЗОВАНИЕ»

Количество трудовых мигрантов, приехавших в Россию из бывших советских республик Средней Азии и Кавказа, увеличивается. Планируете ли вы в качестве председателя Духовного управления мусульман РТ учесть это в своей работе?(farid)

- Конечно, с ними нужно работать. Дети трудовых мигрантов учатся в наших медресе. Некоторые усматривают в этом некий «минус», так как мы даем им свой диплом, тем самым легализуя их. С другой стороны, это вопрос государственный: государство впускает мигрантов в страну, их с каждым годом будет больше. И лучше мы дадим им свое образование, чем они принесут его извне и будут проповедовать среди своих. Об этом надо думать.

Нам самим надо хорошо знать свои традиции и свое наследие. Иной раз спросишь у имама: "Кого ты знаешь?" Могут назвать только Марджани… А ведь наследие у нас действительно огромное. Так надо показывать эти имена, рассказывать об их деятельности!

 

IMG_9403.jpg
 

- Повышением квалификации имамов кто-нибудь занимается?

- У нас есть институт обучения имамов, где они делятся на несколько групп, согласно их подготовленности. 

- Является ли муфтий ДУМ Татарстана авторитетом для мусульман-мигрантов? Есть у вас какие-то рычаги влияния на них?

- Повторю, что они уже учатся у нас. А вопрос авторитета зависит от того, как сам муфтий себя поставит. Если ему будет что им сказать, то они, конечно, послушают.

«ВЫЙДИ И ДОКАЖИ, ЧТО ЭТО НЕ ТАК!»

- Правда, что вы выступаете против игры в шахматы? Это ведь интеллектуальная игра. 

- Что касается шахмат, то это не мое мнение – я только выражал мнение имама Абу Ханифы и его ученика Мухаммада. Ханафитский мазхаб не запрещает шахматы, а считает очень нежелательным действием (тахриман макрух). Почему? Надо посмотреть на глубину запрета: в то время люди проводили сутки напролет за игрой в нарды и шахматы, не решали общественных вопросов. Было порицание и распития чая! Утыз Имани написал об этом книгу. Потому что ставили самовар и часами пили чай, забыв про дела…

По вопросу шахмат я только озвучил мнение наших ученых, показав тем самым свою искренность: раз наш мазхаб об этом говорит, то почему бы не озвучить, чтобы не было двойных стандартов? Когда я выложил эту информацию в интернете, сказал, что я готов к полемике. И никто не привел доказательства обратного, только возмущались!

Согласен, в ханафитском мазхабе есть вопросы, которые сегодня были пересмотрены, и в некоторых вопросах используется мнение другого мазхаба. Например, есть такой вопрос: когда у женщины пропадает муж (ушел и не вернулся), через сколько лет она имеет право вновь выйти замуж? У шафиитского мазхаба – через четыре года после официального заявления судьи, что муж пропал. В ханафитском мазхабе – пока пропавшему мужу не исполнится 90 лет! И это вопрос ученых ханафитского мазхаба, такие вопросы не должны решаться «кустарным» способом: двое посидели на лавочке и решили что-то… Нет, ученые определенного уровня должны вынести свое решение.

И современные ученые ханафитского мазхаба собрались, обсудили ситуацию и вынесли постановление, что отныне  в этом вопросе будут ссылаться на маликитский мазхаб (распространен в Марокко и африканских странах), у которых после официального решения судьи о пропаже человека жена ждет год. И это становится правилом. Спросите, а почему именно год? Потому что в современное время есть различные средства связи, и года вполне хватает, чтобы человек дал о себе знать.

- Если он не в плену…

- Этот вопрос тоже надо продумать. Но подобные вопросы должны решаться не «кустарно», а на научной основе.

- Про празднование Нового года вы тоже писали.

- Это тоже было мнение старого ханафитского ученого. Я встретил в книге его мнение по поводу празднования Нового года, оно мне показалось интересным, и я привел его в своей лекции. А люди стали возмущаться, как это вы запрещаете Новый год?! А я всегда жду не просто реакцию, а научный ответ. Выйди и докажи, что это не так!Пусть люди изучают, читают книги… Знаю, что после моей информации про шахматы, некоторые студенты пошли в библиотеку, пытаясь что-то найти для опровержения. И это уже хорошо!

«ВСЕ ВОПРОСЫ ШАРИАТА УЖЕ ДАВНО РАССМОТРЕНЫ, ИХ ПРОСТО НАДО ЗНАТЬ»

Что для вас означает кадимизм? (Ильгизар Ахметов)

- Я бы вообще отказался от подобных разделений. Среди татар всегда были разные люди - и очень богобоязненные, и не очень; были очень развитые и грамотные. А позже появилась эта грань: здесь – кадимизм, а здесь – джадидизм. И получается, что кадимисты – это те, кто против света и развития. Кто-то в интернете даже написал, что  якобы телефоном пользоваться не умею… А мы с женой даже с компьютером не расстаемся…

- То есть вы человек XXI века?

- Что касается религиозных традиций, то в моем понимании кадимизм – это некое сохранение традиций, а не уход от них. Это очень важно – придерживаться многовековых традиций. Все вопросы шариата уже давно рассмотрены, их просто надо знать.

- А в остальном вы современный человек?

- Относительно одежды я считаю, что раз я религиозный деятель, то и должен выглядеть как религиозный деятель.

IMG_9415.jpg
 

- Интересно, где написано, как должны выглядеть наши религиозные деятели? Может быть, уже пора одеваться как обычные люди?

- Как одеваться - это выбор каждого отдельно. Лично я считаю, что должен выглядеть как имам. Во-первых, эта одежда меня защищает: в ней я не зайду в неположенные места. Во-вторых, у меня есть учитель в лице Пророка, и я хочу быть похожим на него. Я хочу, чтобы по моему внешнему облику люди видели, что идет мусульманин. В-третьих, видя меня в такой одежде, часто люди подходят и задают волнующие их вопросы о религии. Этим самым я проповедую. Люди видят во мне религиозного человека, и я обязан вести себя как религиозный человек. Поэтому одеваться в светскую одежду я не считаю для себя нужным.

Запрещено ли в исламе выставлять товар на продажу (в интернете), тем самым проверяя его востребованность, при условии, что у продавца пока еще нет данного товара? Но в случае, если покупатель объявится и будут заказы, продавец привозит ему требуемый товар и только потом берет за него деньги. И можно ли работать с предоплатой: сначала брать деньги, а потом привозить товар? (Булат)

- В шариате этот торговый акт называется байг ас-салям – он предусматривает, что деньги надо взять заранее, а товар отдать потом. Но у этого акта есть три условия: во-первых, если рекламируемого мной товара у меня нет на руках, то я должен быть уверенным, что он есть в определенном месте; во-вторых, деньги за товар должны быть перечислены полностью, то есть 100-процентная предоплата; в-третьих, заранее должен быть решен путь и метод доставки товара. Если все эти три условия соблюдены, то данный акт считается дозволенным.

«АЛЛАХ СМОТРИТ НА ВАШИ СЕРДЦА И ДЕЯНИЯ»

Будут ли построены детские сады и школы для мусульман (доступные)? (Муслим)

- Это зависит от инициативности самих мусульман. За нас самих никто не будет, да и не должен решать наши проблемы. Во всем мире мусульманские школы и детские сады открывают сами верующие. Мы же, со своей стороны, со стороны ДУМ РТ, поможем всем, кто возьмется за подобного рода проекты.

Как вы относитесь к молельным комнатам на предприятиях, будете ли вы отслеживать их функционирование? (Айнур)

- Если у работников предприятий есть потребность в открытии молельных комнат, и работодатели идут им навстречу, то мы будем всячески способствовать этому богоугодному делу.

В Татарстане в мусульманских семьях идет страшная тенденция увеличения разводов и многоженства. Отсутствует ответственность со стороны мужчин к женам и детям. Нет уважения и к родителям со стороны таких мужчин. Причем они чувствуют себя абсолютно правоверными мусульманами, демонстрируют соответствующую внешность. А то, что творится за дверями их домов, не укладывается в голове нормального человека. Оскорбления, унижения, женские и детские слезыслезы матерей, полная вседозволенность мужчин, причем все бытовые вопросы, вопросы воспитания детей лежат в основном на плечах беззащитных женщин. В мусульманских семьях Татарстана нет крепкой основы. Каждый трактует Коран, как ему удобно. Скажите, что вы собираетесь делать в этом направлении? (Фирдаус)

- Наш Пророк говорил: «Аллах не взирает на вашу внешность и богатство, но Он смотрит на ваши сердца и деяния». Человек может внешне выглядеть как мусульманин, но не понимать по-настоящему ислама, не жить подлинными ценностями веры. К сожалению, такое имеет место быть. Те люди, которые прониклись только внешней стороной ислама, находятся лишь в самом начале пути. И по ним не стоит делать выводы о нашей религии. Им нужно помочь обрести настоящее духовное воспитание. Собственно, этим и занимаются имамы наших мечетей.

IMG_9429.jpg
 

Как вы считаете, нужна ли Казани большая соборная мечеть? Кул-Шариф все-таки не играет этой роли по большим праздникам. (Гульнара)

- Меня как мусульманина не может не радовать появление новых мечетей в нашем городе. Мечеть – это центр духовности, место, где человек поклоняется Всевышнему, становится нравственно чище и светлее. Поэтому, если в Казани будет построена еще одна большая мечеть, то я могу только приветствовать это. При этом Кул-Шариф навсегда займет особое место в сердце нашего народа, ибо его исключительный статус обусловлен нашей историей. И это не изменится никогда.

 - Камиль хазрат, спасибо вам за обстоятельный интересный разговор.

 

См. Часть 1-я: Камиль хазрат Самигуллин: «Ислам превратили в поле, на котором каждый хочет попинать мяч».

Комментарии 12